Стамбул бомбить не будем

Мнение обозревателя «Астраханских Ведомостей»
Уничтожение российского бомбардировщика Су-24 в районе сирийско-турецкой границы и расстрел пилота взорвали российское общественное мнение. Шок и обида в подавляющем большинстве публикаций в социальных сетях и прессе. Как-то на втором плане оказался подбитый спасательный вертолет и погибший при спасении летчиков морпех. Не надо его забывать – Александр Позынич погиб как воин, спасая товарищей на враждебной территории. Первые наши официальные потери в региональной ближневосточной войне. К счастью, штурмана удалось отбить и вернуть домой.

Нервишки подвели?
Для тех, кто профессионально следит за событиями, атака турецкой стороны не должна была стать неожиданностью. Уже более месяца Турция на самом высоком уровне крайне нервно, если не сказать истерично, предупреждала о недопустимости приближения и входа боевых самолетов в свое воздушное пространство. Турецкая нервозность вполне объяснима: на границе идет свирепая сектантская, этническая и прочая война – о «многослойности» этой войны мы уже достаточно говорили. И самолеты наши на этой войне летают не с конфетами «Мишка на Севере». Это раз. Во-вторых, появление российских войск на южной границе Турции само по себе не может нашего соседа не пугать – это окружение: с севера – Черноморский флот, с востока – российская база в Армении, теперь еще и с юга – вдобавок на территории бывшей Османской империи (пункт три турецкой нервозности) – российский флот и авиация. Пункт четыре: на этой территории (кстати, курорт не хуже Кемера) живут туркоманы (туркмены), которых Турция обязалась защищать, они воюют с Асадом, и это не запрещенный в России террористический дайеш (ИГИЛ). Так что турецкие угрозы игнорировать не стоило и тестировать янычарское самолюбие тоже.

Меры и контрмеры
Версии каждая из сторон с пеной у рта будет отстаивать свои, но внешне все равно это больше похоже на воздушную засаду, может быть, и месть за сбитый в 2012 году турецкий разведчик (оба летчика тогда погибли). В любом случае это война, и без потерь она не бывает. Пока же обе стороны явно не стремятся раздувать инцидент в крупный конфликт – а практика подобных инцидентов за последние два десятилетия именно такова: огонь на поражение и первые жертвы охлаждают головы увлекшихся политиков. Тем более вопросов к каждой стороне возникает о-очень много.
Ответные меры с российской стороны уже предприняты – усиливается ПВО, бомбардировщики будут сопровождаться истребителями (неясно – а чего раньше-то не сопровождали при наличии сил и средств), район падения самолета смешан с землей (неясен смысл). Есть и дурные меры типа таможенных, которые больше бьют по российскому бизнесу, чем по турецкому. Что же касается других мер, которые наши жаждущие отмщения активисты продвигают в прессе и онлайновых изданиях, то спешить не стоит.

Партнеры как-никак
Применим экономические санкции – туристам уже Турцию закрыли. Ладно. Но товарооборот с Турцией за 9 месяцев текущего года – 18 млрд долларов. Из них нашего экспорта 15 млрд, а импорта – 3 млрд. Положительное сальдо в нашу пользу $15 млрд – при нынешнем дефиците в стране твердых дензнаков вряд ли наше руководство пойдет на свертывание торговли. Заморозка энергопроектов Турцию точно не убьет, но станут более реальными альтернативные, которые и так маячат, а нам они совсем невыгодны.
И еще: в 1994 году Турция в одностороннем порядке ввела новый регламент судоходства через черноморские проливы. Плечо поставки оружия в Сирию из черноморских портов – 4 дня, плечо из Балтики или Мурманска потребует две недели – через Бискайский залив и Гибралтар. Даже не закрытие проливов для наших военных грузов, а тихий саботаж под видом дноуглубительных работ, научных исследований и полицейской «контртеррористической операции», создаст нам большие проблемы.

Остановиться и осмотреться
Тем не менее более трезвый взгляд на российско-турецкие отношения назрел. О том, что Турция не является никаким барьером на пути джихадистов на наш Кавказ, и о том, что турецкий президент Эрдоган под пиджаком тот же «брат-мусульманин» (эта террористическая организация в России запрещена), автор пишет не первый год. Еще до восхождения звезды Эрдогана, в 2000 году, в «Волге» была опубликована статья «Восстановим Оттоманскую империю в границах 2001 года» – после того как на официальном сайте турецкого МИДа я нашел программную по стилю статью о том, что турецкое государство несет некую ответственность за всю тюркоязычную общность, простирающуюся от Центральной Азии до Казани включительно. Имперская историческая память и имперские амбиции в турецкой политике часто бывают очень заметными. Не случайно в арабских социальных сетях ехидные заявления типа «Халифат уже есть, и новый халиф – Эрдоган» совсем не редкость.
Отношения должны меняться. Но эта смена вовсе не означает вооруженного противостояния, тем более – огневого контакта. Ничем хорошим ни для кого это не закончится. Политика в стиле «зуб за зуб» и «я прав» и так уже завела Ближний Восток в тупик.