Кто и как приспосабливается к кризису

 
То странное – или забавное, если кто так находит – состояние  российской экономики, что премьер Медведев назвал новой экономической реальностью, продлится лет 15. Так предрек министр финансов Силуанов.
Вот такой миллиард
С учетом довольно спорных прогнозов, согласно которым заначки госказны иссякнут то ли к 2018, то ли к 2017 году, возникает вопрос – а как мы будем жить остающиеся до подорожания нефти то ли 13, то ли 14 лет? Это если верить, что если не к осени, то уж через 15 лет нефть прислушается к заклинаниям Минфина и подорожает. Выход один: повышать производительность труда и выпуск продукции с высокой добавленной стоимостью – так все советуют.
Пока пример выдающегося роста производительности труда в новой реальности показывает, если верить РБК, команда главы государственной, заметьте, корпорации «Роснефть» Игоря Сечина. Как сообщает РБК, доход Сечина и других членов правления Роснефти в прошлом году вырос на миллиард рублей. Видимо, для дальнейшего повышения производительности труда упомянутый Сечин вместе с руководителем Газпрома Миллером, опять-таки по сообщению РБК, предложили изменить закон о госзакупках, выведя «из-под его действия финансовые сделки, сделки с недвижимым имуществом, а также внутригрупповые сделки». Но и так трудно понять, что происходит с газпромовской прибылью и кто кому платит — Газпром бюджету Астраханской области или бюджет Газпрому. Второй вариант под Новый год очень хорошо почувствовали едва ли не все астраханцы. Пока же ждем повышения цен на бензин при падающей цене на нефть.
Ценовой движок
Так вот, о ценах на нефть. Хотя возвращаться к этой теме уже становится дурным тоном, некоторых напоминаний не избежать. В Иране идет встреча крупных экспортеров – Саудовской Аравии, Катара, Ирана и Ирака – насчет ограничения добычи. Кажется, Россия договорилась с ОПЕК о размере снижения добычи. Но! Еще раз напомним: нефтяные фьючерсы – это ценная бумага, курс которой фактически регулируется Федеральной резервной системой (ФРС) США. Даже если названные крупнейшие экспортеры нефти договорятся, во что поверить трудно, то их возможность влиять на нефтяные цены весьма незначительна. Но есть и еще засада: сланцевые компании США показали невероятную устойчивость к низким ценам и сумели резко снизить себестоимость добычи. Чуть пойдут вверх цены – тут же заработают дополнительные скважины. На дворе не 70-е годы прошлого века, когда ОПЕК, увеличивая или снижая добычу, мог менять тенденции на мировом рынке нефти. Движок, которым регулируются цены на нефть, а заодно и курсы национальных валют развивающихся стран (и доходы их бюджетов), давно перекочевал с Ближнего Востока в другое место – угадайте с одного раза, какое.
Куда смотрит народ?
Тем временем наше правительство продолжает ориентироваться на цену нашего «Юралза» в 40 баксов за бочку, при том что фактически она колеблется вокруг 30 («Юралз» дешевле не нашего «Брента» примерно на 4 доллара, поэтому в наших СМИ всегда называется цена сорта «Брент» – чтобы народ поменьше пугать). Но понимая, что с неуглеводородной экономикой у нас что-то идет не в ту сторону, администрация президента РФ под руководством аж самого главы Сергея Иванова создает рабочую группу по «мониторингу правоприменения в сфере предпринимательства», читай – по урегулированию отношений между силовиками и бизнесом, ибо по данным «Деловой России», число находящихся в СИЗО предпринимателей за 2012-2015 годы почти удвоилось – вот и агитируй после этого народ заниматься малым бизнесом.
А что наш народ безмолвствует, как в финале оперы «Борис Годунов»? А народу выступать некогда – коль скоро правительство очевидно не знает, что делать, он, то есть народ, приспосабливается к «новой реальности».
Покупательская диверсификация
Исследовательский центр РОМИР выяснил, как именно народ приспосабливается. А исхитрился народ очень эффективно – так, что, по утверждению РОМИРа, сумел обмануть инфляцию. Или почти обмануть. Один из стихийно выработанных народом приемов – диверсификация покупок. Это значит, что раньше народ шел в один гипермаркет и покупал все – от картошки до бытовой техники — в одной торговой точке. С началом кризиса народ, заметьте, не имеющий специального экономического образования, изобрел стихийный интуитивный народный маркетинг. То есть он (народ) стал ездить не в один гипермаркет за всеми покупками, а внимательнейшим образом изучать — где, что и почем. И покупать картошку в одном месте, макароны — в другом, растительное масло — в третьем, бытовую технику – в четвертом и пятом, а то и в кредит – один черт рубль обесценивается. Ну и теневые рынки товаров и услуг, как всегда, в кризис растут с большой скоростью, а цены там ниже (ну и качество товара еще ниже). Вот по замерам РОМИРа и получается, что при официальном темпе потребительской инфляции почти в 13% по реальным покупкам инфляция ниже 10%. Разумеется, по разным группам товаров она разная, и если говорить о продуктах, то продуктовая инфляция превысила 30%. Но не макаронами и растительным маслом единым живет наш изобретательный народ.
Одна беда – в кризис шарлатанов и мошенников прирастает в геометрической прогрессии, а шарлатанам и мошенникам наш практичный в сущности своей народ почему-то любит верить.