Зарплаты элиты остаются неприкасаемыми

Про пенсии  и шулерство.

По большому счету у нормального государства есть всего две функции. Первая – обеспечение безопасности населения – безопасности в широком смысле.  Не только от преступных посягательств на личность и имущество. Безопасность – это и нормальная медицина, и социальное страхование на случай болезни или травмы, и пенсионное обеспечение по достижении социально приемлемого возраста, и безопасность личности.

Есть задачи и поважнее
Вторая функция – создание условий для успешной хозяйственной деятельности граждан. Чтобы каждый из нас в трудоспособном возрасте без препятствий и, можно сказать, с удовольствием производил добавочный продукт и часть его отдавал государству в виде налогов, чтобы у государства были деньги на выполнение первой функции.
А что, если государство заботит что-то другое, а насчет первых двух функций – ну, оно как бы помнит, что про них что-то там в каком-то документе записано, кажется, этот документ Конституцией зовут… Оно так, но сейчас важнее ручное управление экономикой, да и обеспечить подчинение граждан начальству – куда как более важная задача. Например, не первую сотню лет известно: чтобы массы слушались, у них денег должно быть в обрез. А чтобы была надежная опора для управления гражданами, ей, наоборот, денег надо давать много. Поэтому необходимо большое расслоение по уровню доходов. А коллеги поражаются – почему такая разница между, например, врачом и главным врачом и т. д. Но вот денежный водопад скудеет, и обеспеченному меньшинству денег начинает не хватать.

Непродолжительная продолжительность
И тогда на свет божий всплывают разные инициативы. Например, увеличить пенсионный возраст до 63 лет, причем для женщин аж сразу на 8 лет – эту идею уже не первый раз выдает министр экономики Улюкаев, и не он один – тут редчайший случай трогательного взаимопонимания Минэка с Минфином. Не будем вдаваться в высокомудрые экономические расчеты – вспомните своих друзей, родственников, знакомых: часто вы видите на улице дедушек? А бабушек, если им более 60 лет – как они выглядят, как они ходят? Не изыскивая редких счастливых исключений, когда пожилые люди сохраняют функциональные возможности и после 70 и даже 80 лет?
В международной практике для оценки здоровья населения приняты два параметра. Первый – привычная нам средняя продолжительность жизни. Второй – совсем непривычная даже для нашей санитарной статистики средняя продолжительность жизни без болезней и травм, ограничивающих работоспособность.

Между Ираком и Гондурасом
Так вот, в августе российская пресса была шокирована публикацией в старейшем медицинском журнале мира «Ланцет» данных мониторинга Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «Глобальное бремя болезней». Шокирована настолько, что даже про привычный троллинг забыла: мол, все буржуазное про нас – вранье. Ну или источника информации постеснялись ВОЗ – как-никак с троллингом и нарваться можно.
И что же так шокировало коллег? Исследование охватывало 188 стран и 306 заболеваний. В России средняя продолжительность жизни без серьезных болезней составила 66,6 года для женщин и 58,9 года для мужчин. В мировой шкале мы оказались на 107 месте, как раз за любимым в нашем фольклоре Гондурасом. А по привычному нам показателю средней продолжительности жизни – на 108 месте, перед нами Ирак, за нами Северная Корея.
Не собираюсь спорить с ВОЗ – им виднее. Но из многолетней практики работы в первичном звене здравоохранения автор вынес уверенность, что после 55 лет у большинства женщин серьезные проблемы с суставами, нередко с венами на ногах. То есть, пусть это мое субъективное мнение, требование повышать пенсионный возраст – глубоко аморальное требование.

Бедные платят за богатых
Тем более, что вокруг одного существеннейшего компонента нашей пенсионной системы сложился настоящий заговор молчания. Я имею в виду федеральный закон № 212- ФЗ, устанавливающий потолок зарплаты, с которого могут уплачиваться взносы в Пенсионный фонд. Мы об этом уже говорили, но до тех пор, пока вопрос не вышел на публичное обсуждение (а есть ощущение, что это вопрос кто-то упорно и агрессивно не желает выпускать в публичное поле) к нему необходимо возвращаться как можно чаще.
Установление потолка означает, что все зарплаты, превышающие среднюю зарплату квалифицированного специалиста (в 2015 г. это 711 тысяч за весь год), свыше указанной суммы взносами не облагаются вообще! Соответственно, получающая наиболее высокие зарплаты немалая часть российского общества, в первую очередь это чиновники высокого ранга, менеджмент госкорпораций, фактически освобождена от бремени содержания пенсионеров. А та сумма, которая могла бы пойти на взносы в ПФР, идет на повышение зарплат, различные бонусы и выплаты.


 

Получается система, в которой не богатые платят за бедных, как в любом социальном государстве (из одного такого сбежал Депардье), а наоборот – когда бедные платят за богатых (в такое Депардье и сбежал, но долго не выдержал).


 

 

 

Скинуться на пенсионеров
Единственный контраргумент, который тут же выдвигается – мол, то же зарплата, а то взносы – это разные статьи расхода и в бухучете они отражаются по разным разделам. Но! Не надо передергивать, точнее – намеренно обманывать людей! Оба вида затрат – это по сути затраты учреждения, предприятия на персонал. Кошелек-то один. Это как в быту, когда вы из своего кошелька оплачиваете макароны и крупу – продукты разные, но кошелек-то один.
Так как данные о количестве таких «льготников» закрыты, мы не можем сказать точно, приведет ли отмена 212-го закона к желаемому сокращению дефицита бюджета ПФР или нет. Но давайте, перед тем как повышать пенсионный возраст, сначала года на 2-3 заставим самую обеспеченную часть нашего общества тоже скидываться на пенсионеров и посмотрим, что получится. Вот если окажется мало, то можно вернуться к повышению пенсионного возраста. Единственная категория россиян, которая будет стоять насмерть, защищая 212-ФЗ – это те самые наиболее оплачиваемые функционеры, зарплата которых при отказе от пресловутого «потолка» существенно снизится – миллионов так с 10 и более в год до 5-7. И не надо переводить стрелки на отказ от плоской шкалы подоходного налога – эта мера ударит как раз не по богатым, а по квалифицированным специалистам, на которых экономика пока еще держится.
Завяжем с «мелкими хитростями», посмотрим, принародно посчитаем, тогда и обсудим.

Скажется ли Сирия на наших зарплатах?

Бюджет в ближневосточной упаковке 

На уходящей неделе в наших верхах разгорелись параллельно две дискуссии. Одна — в правительстве и Госдуме об экономии бюджетных средств, коль скоро экономика в следующем году продолжит уже не пикирование, но медленное планирование. Вторая дискуссия – на экономическом международном форуме «Россия зовет».

Экономим на оборонку
Дискуссию на грани рукопашной схватки спровоцировало заявление главы ВТБ о нецелесообразности кредитования малого и среднего бизнеса и вообще невостребованности этого сегмента хозяйственной деятельности. По второму эпизоду можно лишь напомнить старую русскую народную мудрость: «Сытый голодного не разумеет», бесконечно справедливую осевую мысль всей нашей истории, можно сказать, главную нашу духовную скрепу.

А вот с бюджетом куда интереснее. Со следующего года меняется методика расчета средней зарплаты в регионах России. В результате на снижении зарплат педагогов, медиков и социальных работников бюджеты сэкономят примерно 34 миллиарда рублей. Но вот федеральному бюджету придется раскошелиться дополнительно. Выборы депутатов Госдумы переносятся с декабря на третье воскресенье сентября. Значит, депутатам придется платить компенсацию. Плюс пора повысить зарплаты аппарату Госдумы. Итого минимум три миллиарда сверху.

А еще оборона. Хотя по доле ВВП, направляемой на нужды обороны, мы лидируем – более 9%, но денежный вес этих процентов невелик и аппетиты военных и ВПК удовлетворить не может. Хотя обещано «оборонку» на следующий год прижать более жестким контролем расходования бюджетных средств, вероятнее всего, денег она получит, сколько запросит. Тем более у нас расширяется сирийская воронка, которая будет засасывать денег все больше.

Разношерстный конгломерат
С затуханием интереса к Восточной Украине сирийская проблема вышла в лидеры общественного мнения. Как мы и прогнозировали месяц назад, в ближайшее время в дело вступит иранская пехота. Уже несколько дней идет массированная переброска иранских войск на север Сирии. В ближайшие дни ожидается штурм Алеппо – знаменитой экономической столицы Сирии — соединенными силами иранского спецназа, остатков асадовских войск и недобитков из ливанской террористической группировки «Хизбалла».

Чтобы кому-то не пришло в голову защищать «Хизбаллу» — мол, союзник нашего единственного и любимого друга Башара, — напомню, что именно «Хизбалла» несет ответственность за похищение четырех наших дипломатов в Бейруте в 1985 году (один из них – Аркадий Катков – был расстрелян террористом Имадом Мугние, связным между ХАМАСом и «Хизбаллой») и взрыв у российского посольства в Бейруте в 2000 г. Примечательно, что КГБ СССР не стал преследовать Мугние, так как он вернул остальных трех дипломатов живыми и почти здоровыми. Его в 2008 г. в Дамаске достал, говорят, израильский Моссад, а его сынуля (яблочко от яблоньки недалеко падает) весной этого года попал под удар вертолетов во время рекогносцировки у Голанских высот.

Война требует денег
Вернемся к нашему бюджету. Как могут развиваться события в Сирии и почем нам это обойдется? Заявления, что все расходы укладываются в рамки учений, оставим на совести тех, кто так заявляет. Пока – может быть, но далее – «не верю!».

Во-первых, срочно закрыт гражданский аэропорт Латакии, так как требуется увеличить количество вылетов российских ударных самолетов с 60 примерно до 200 в день. Расход боеприпасов и других средств несложно посчитать.

Во-вторых, поскольку сейчас наших сил очень мало, для каких-либо наступательных действий потребуется группировка, как утверждают многие эксперты, численностью примерно 40 тысяч личного состава. Автору кажется, что реально для наступления потребуется не менее 150 тысяч, ну да ладно, сдаюсь, считаем, что моего военного образования маловато. Пусть 40 тысяч. На один месяц боевых действий такой группировке потребуется примерно 800 тысяч тонн разного имущества.

А теперь считаем наши логистические возможности, которые сводятся в основном к БДК – большим десантным кораблям и мощностям сирийских портов. У России нет ни судов-складов до 70 тысяч тонн, ни быстроходных ролкеров-контейнеровозов более 50 тысяч тонн, которые развивают, кстати, ход до 34 узлов, ни высадочных средств в нужном количестве.
Вывод: пока наша группировка заточена под «маленькую быструю победоносную войну» — авиация наша, а пехота из аборигенов с высоким уровнем естественной рождаемости. Но! Поскольку удары наши наносились с целью «поддержки законного правительства», о чем было официально объявлено, в это время другая пехота — запрещенного в России ИГ, пользуясь нашими ударами по своим злейшим врагам, сумела продвинуться как раз в районе Алеппо на расстояние, затрудняющее применение авиации и тяжелого вооружения.

Тонкое дело
На Востоке выигрываются только те войны, которые ведутся на своей территории в защиту своих кровных интересов. Успеха долгосрочного воздушный блицкриг не добьется. Как только давление ослабеет, все вернется на круги своя. Например, горный массив Каламун на границе с Ливаном асадовские войска с хизбаллоидами зачищали за время войны не менее 4 раз, операции имели эпический масштаб. И что? Через месяц-другой все возвращалось к исходным позициям.

А если мы начнем действовать по принципу «еще чуть-чуть дожмем и победим», то получится второй Афганистан. И еще нам как-то надо отвязаться от имиджа шиитских союзников, иначе пока нас подставляют, заявляя, что мы объявили войну не террористам, а полуторамиллиардной суннитской умме – уже навалом желающих навесить на нас такой ярлык. А религиозная и этническая (даже племенная) идентификация на Востоке куда сильнее национально-государственной. То есть заклинания на тему «народ Сирии» там никто не понимает.

Что делать? Бить запрещенное в России ИГ и других террористов в их логове необходимо, они к нам собирались всерьез. Но делать все надо, просчитывая «местный колорит» и возможные последствия, а с этим у нас уже в который раз туговато. Слезать пора с «советских граблей».

Ракетный удар по Сирии может «отзеркалить» по астраханцам

Восточная «сказка» пришла в Астрахань

О том, что Ближний Восток к нам весьма близок и может очень серьезно по астраханцам «отзеркалить», автор пишет уже не первый год. К сожалению, чаще эти публикации воспринимались как чудачество или не имеющее отношения к делу хобби. Вот украинские бандеровцы – это тема, не то что какие-то восточные сказки…

Меры против терроризма
Поэтому вступление в реальный бой кораблей Каспийской флотилии для многих оказалось неожиданным. Но когда в составе флотилии появились корабли с крылатыми ракетами большой дальности – неужели было не ясно, что достойной цели для этих ракет в акватории Каспия нет, а радиус позволяет держать под прицелом весь Ближний Восток? Так что еще раз повторим, Восток — он действительно Ближний. И учимся вдумываться в прогнозы.

Полагаю, многие сейчас задаются вопросом – а что мы там делаем и что теперь будет? Тем, кто следит за нашими публикациями, главная декларируемая цель знакома и понятна – Россия предприняла предупредительные антитеррористические меры против группировки, не раз публично угрожавшей принести самый оголтелый джихадизм на нашу территорию. Запрещенное в России так называемое «Исламское государство» — ИГ, оно же ИГИШ, ИГИЛ, дауля, дайеш, часто и открыто угрожало россиянам силой наставить нас на «путь истинный».
Любое государство, имеющее техническую возможность достать террористов, готовящих теракты на его территории и против его граждан, несомненно, постарается уничтожить террористов на месте, не дожидаясь их удара. Что наши ВКС вроде бы и делают. И то же самое делает коалиция из 65 стран во главе с США – почти никто из них не имеет границы с Сирией, но бомбят же. Чем мы хуже?

Не ждать исполнения угроз
Обвинения в том, что ИГ не особо-то воюет с Асадом, а российские самолеты чаще бомбят вовсе не ИГ, а те группировки, которые воюют с Асадом и самим ИГ, можно принимать лишь частично и с оговорками. Активнее всего с Асадом воюет также запрещенная в России Джабхат ан-Нусра, которая является веткой запрещенной в России Аль-Каиды. Если кто-то хочет сказать, что ИГИШ – это звери, а филиал Аль-Каиды – ангелы, то согласиться не могу, обе организации недалеко друг от друга ушли. Кроме того, Аль-Каида не раз заявляла о намерении оперировать на Юге России и даже делила с ИГ зоны влияния на Северном Кавказе, территории Ставропольского и Краснодарского краев и Ростовской области. То есть «братья» совсем обнаглели. И ждать, когда они начнут выполнять свои намерения, не было никаких оснований.

Чем рискуем?
Каковы могут быть последствия и с какими рисками мы можем столкнуться? Если наше руководство решит вернуть Асаду пусть не всю, но большую часть территории Сирии, то нас ждет второй Афганистан. Даже при наличии достаточного количества иранской пехоты (поскольку своих войск и «хизбаллоидов» Асаду уже не хватает, ибо 70% населения Сирии – сунниты). Иран не может быть надежным и длительно стабильным военным союзником. Ирак вообще ничем быть не может. А курды успешно могут оперировать только на своей территории, как и вообще все ближневосточные армии на протяжении последних десятилетий. Наиболее вероятно, что наши войска сумеют создать что-то типа Абхазии в зоне Дамаск – Хомс — Латакия. Если сильно повезет, отвоюют Алеппо, но вряд ли надолго. Насчет Пальмиры и восточной Сирии есть сомнения.

Башар Асад обвиняется в ряде военных преступлений – убийстве экс-премьера Ливана Рафика Харири, которое расследовалось под эгидой ООН, массовых убийствах гражданского населения Сирии, в том числе с применением химического оружия (также расследовалось под эгидой ООН) и пр. То есть никакого примирения с Асадом Запада и суннитского Востока быть не может. Это значит, если мы попытаемся сохранить Асада более чем на некий краткий переходный период, война продолжится еще энергичнее.

Санкции не снимут
Введенные за Украину санкции не снимут, даже если мы начнем бомбить исключительно ИГ.
Есть риск прямых огневых контактов с членами коалиции, в том числе США. Это плохой вариант. Бросать иранскую пехоту на юг для деблокирования Дамаска – это тоже риск, могут не выдержать нервы у Израиля, как и передача вооружений нашему новому-старому союзнику – ливанской шиитской террористической группировке Хизбалла (той самой, которая захватывала и убивала советских дипломатов в Бейруте в 1985 г.).
Ввязавшись в сектантсткую войну, причем, как говорят шахматисты, «первым темпом», мы уже спровоцировали образование единого фронта (уже более 40 группировок опубликовали соответствующее заявление) против «шиитско-российского альянса». Это означает, что риск терактов на нашей территории существенно возрастает. Все эти риски понятны и, если найдется достаточно разума, а не ура-патриотизма, то их можно снизить или вообще избежать.

Будьте бдительны
Наиболее актуален сейчас для астраханцев риск терактов. Здесь рецепт профилактики прост – смотрите вокруг. Если видите что-то странное – сообщайте. В следующих публикациях поговорим об этом подробнее.

Пару дней назад престарелый Генри Киссинджер заявил: «На Востоке враг моего врага, скорее всего, и мой враг». То есть рассчитывать на дружбу против кого-то в этом регионе глупо — подставят обязательно. В октябре 1973 года и июне 1982-го там чуть не вспыхивала третья мировая война. Политбюро ЦК КПСС делало «брек» в последний момент. Так что давайте постараемся не упрощать ситуацию. Это не восток Украины.

От ОOН ждут реформ

Но, похоже, их не будет

 

В Нью-Йорке началась юбилейная, 70-я по счету, сессия Генеральной Ассамблеи Организации Объединенных Наций. Сессия продлится аж до 5 ноября, но насчет основного ожидаемого события все уже понятно – его не будет. То есть не будет принято никаких предметных решений по поводу реформы ООН.  В преддверии сессии больше всего разговоров в мировом политбомонде и прессе велось о необходимой и неизбежной реформе ООН, причем не только Совета Безопасности, но и в целом всех институтов и структур ООН. 

Неэффективное миротворчество?
Неэффективность ООН с каждым годом вызывает все большую критику. Утверждают, что с окончанием холодной войны эффективность ООН по предупреждению конфликтов упала до нуля. И это естественно, так как ООН создавалась после Второй мировой войны для того, чтобы СССР и США не уничтожили друг друга, а заодно и весь мир в придачу.
Миротворческие миссии ООН позорно провалились в бывшей Югославии, на Ближнем Востоке, самым катастрофическим стал провал в Руанде. Но были и успехи. Например, недавний сравнительно цивилизованный «развод» Судана: Северного – арабского и исламского, и Южного – темнокожего и христианского.
Нельзя назвать неудачной и работу крупнейших организаций ООН – Всемирной организации здравоохранения, Всемирной продовольственной организации, детского фонда ЮНИСЕФ.
Тем не менее процедурная беспомощность ООН и длительность, а часто и невозможность принятия безотлагательных и жизненно необходимых решений привели к тому, что основные миротворческие и антитеррористические функции в Африке выполняет Франция и, кстати, арабские страны предпочитают, чтобы ближневосточные кризисы тоже разрешала Франция.

«Старые» вопросы не разрешились
Еще во времена президента Рейгана в США самыми популярными были требования сократить финансирование ООН и выгнать штаб-квартиру из США. Разговоры остались разговорами, штаб-квартира ООН по-прежнему в Нью-Йорке. Впрочем, доля американских взносов в бюджет ООН постепенно сократилась с почти половины доходной части бюджета до менее чем четверти, но все равно США остаются главным донором ООН (см. финансовую информацию на официальном сайте).
То, что решений не будет, явствует из повестки и выступлений лидеров крупнейших стран. Лишь в выступлении бразильского президента Дилмы Русеф реформа Совбеза ООН занимала центральное место. Остальные лидеры высказались более обтекаемо. То есть концептуально с необходимостью реформ, особенно Совбеза, согласны все. Но приступить к реальным действиям весьма затруднительно.

Либерализация откладывается
Формально вопрос сбора предложений по реформе есть в повестке под номером 124, а под № 122 стоит вопрос о справедливом представительстве в Совбезе и расширении его членского состава. Но реальных действий в ближайшее время ожидать не следует.
Действительно, за 70 лет мир полностью изменился. Германия и Япония сейчас – мощнейшие экономики и высокоразвитые демократии. Чрезвычайно выросли бывшие аутсайдеры: Бразилия, Индия, Индонезия, Мексика, Нигерия, даже Бангладеш и Филиппины. И это не говоря о Канаде и Австралии. Нет никаких оснований сохранять нынешнюю структуру Совбеза с исключительными правами пяти членов. И это всем понятно. Но как ее менять и согласятся ли как минимум Россия, Китай и США на неминуемую либерализацию и усечение своих полномочий? Мы видим, что аппарат самой громоздкой бюрократии в мире пока не готов к выработке реальных рекомендаций и производству конкретных действий. Да и самые крупные военные державы вовсе не торопятся, каждая из них уже привыкла решать международные проблемы индивидуально или в составе блоков и ситуационных коалиций. И это очень опасная тенденция.

Анализируя риски
В итоге через 70 лет после окончания самой страшной войны в истории человечества мы стоим перед риском новой, куда более разрушительной войны, два потенциальных очага-триггера которой уже функционируют: восток Украины (мало вероятный), и у нас на глазах формируется гораздо более вероятный – на Ближнем Востоке. Тем более что последний дважды – в 1967 и 1973 годах — уже ставил на грань прямого военного столкновения СССР и США, а в октябре 1973-го мир стоял на грани массового применения ядерного оружия.
Затягивание реформы Совбеза ведет к расширению упомянутой выше практики ведущих военных держав решать проблемы либо без участия ООН, либо интерпретируя резолюции ООН произвольно в нужном для себя ракурсе.
Затягивание реформы Совбеза может привести ООН к повторению судьбы Лиги наций, не сумевшей разрулить ни Чакский конфликт, ни конфликты в Абиссинии и Маньчжурии, и, главное, не сумевшей предотвратить Вторую мировую войну. Не хотелось бы такого повторения истории.

Успокойтесь: это не интервенция

Это эвакуация

Сирийская тема – то про российские войска «там», то про беженцев – окончательно вытеснила из центра новостей даже ДНР с ЛНР вместе взятых. Увы, подавляющее большинство сообщений – откровенная болтовня ни о чем или намеренный обман зрителя/читателя. Попробуем отфильтровать выдумки от реальных (и реально эпохальных) событий.

Мы там всегда были
Итак, самая больная тема – наши войска в Сирии. Сеть забита фотографиями и видео с мест боев, на видео слышна русская речь и видно новейшее российское вооружение и его применение даже в глубине сирийской территории, давно занятой джихадистами (Пальмира, например). Уже попала в прессу информация о неких контрактниках, вроде бы отказавшихся от командировки в Сирию по секретным устным приказам. Все больше разговоров о грядущем масштабном участии российских войск в сектантской войне, совершенно непонятной российскому обывателю. Но что тут нового и эпатажного, не могу понять.
Во-первых, российские, точнее, советские войска в Сирии находятся с 1956 года. Командировка на Ближний Восток, хотя и вызывала некоторый мандраж, для офицеров всегда была желанной и престижной – на выходе обычно были немыслимые на службе в Союзе деньги и карьера. Риск погибнуть всегда был, тем более на Ближнем Востоке. В 2010 году «Российская газета» назвала примерную численность советских войск в этом регионе – от 30 до 50 тысяч человек.

Ввязались почем зря
Основная задача, которую решали советские войска в Египте, Сирии, Ираке – оказание военного давления на Израиль в соответствии с концепцией ныне покойного Евгения Примакова: ликвидация «форпоста мирового империализма» и последующее насаждение социалистической модели развития в арабских странах. Но тут нашла коса на камень: несмотря на подавляющее превосходство арабских армий в количестве и качестве вооружений, тем более – в численности личного состава, израильский ЦАХАЛ, являющийся в прямом смысле народной армией, бил арабские войска беспощадно.
Коренной перелом наступил после позорного поражения арабов в «Шестидневной войне» 1967 года – шок в советском руководстве случился такой, что было принято решение одними советами не ограничиваться, и советские военные начали прямо участвовать в военных действиях. С 1967 года все арабо-израильские войны следует называть «советско-арабо-израильские».
Не помогло, хотя отдельные успешные атаки были — потопление эсминца «Эйлат», например. Но последовали дубли в исполнении упомянутого ЦАХАЛа – усиленные нашими арабские армии вновь подверглись избиению на суше, на воде и в воздухе, а советский военный контингент понес болезненные потери.

Сегодня задачи другие
К чему такой долгий экскурс в историю? А к тому, что из сопоставления объемов нынешних перебросок войск, техники и группировки в те времена следует неизбежный вывод: Россия направляет абсолютно недостаточный объем для проведения масштабных наступательных операций, а у Асада мобрезерв исчерпан. Достаточное количество войск в Сирию может перебросить только Иран. Об этом как-нибудь позднее. А пока о возможных реальных задачах российского контингента. Просматриваются две таких задачи. Первая: сохранение под контролем Асада прибрежных территорий и создание там российских военных баз для давления на Израиль и постоянного присутствия в Средиземноморье. Если не получается, то план Б – сдерживание наступающих джихадистских группировок и обеспечение эвакуации российского гражданского персонала из Сирии.

Кто куда бежит
А теперь о беженцах, которые, если верить нашим СМИ, скоро развалят всю Европу. Кто бежит? Бежит преимущественно сирийский средний класс – лоялисты, или «пассивное большинство», имеющие высокий образовательный уровень, деньги, стабильное положение. Они не ходили на митинги, они сидели дома и ходили на работу, ожидая, что скоро все нормализуется и вообще – «не может же быть…». Оказалось – может. Война сначала грохотала далеко в пустыне, потом вдруг оказалась рядом за городом, а потом и на соседней улице, и тогда нервы «пассива» не выдержали.
Что станется с Европой? А ничего нового. Нынешняя волна беженцев в Европу – это менее 200 тысяч человек. Население Евросоюза – около 500 миллионов человек. Даже 2 миллиона беженцев не изменят баланса. Любопытная деталь: прорвавшиеся в Евросоюз сирийцы массово принимают христианство. Кстати, в соседних с Сирией странах беженцев уже более 4 миллионов.
Ну а насчет того, что с беженцами приедут джихадисты, вопрос спорный. Пока джихади едут в противоположном направлении, и там каждый боец на счету. Вот с вступлением наших войск в дело к России интерес точно вырастет. Так что не надо переживать за Европу, а то мы все о других печемся, когда ж собой начнем заниматься?

Избирательный развод

Развод – именно так хочется охарактеризовать рекордно низкую явку в Астрахани на выборах депутатов Гордумы Астрахани (17,5%). Развод – это как супруги разводятся, а не как вы, возможно, подумали: мол, собрались «правильные пацаны» и договорились, как «развести лоха».

Единодушный игнорямс
Конечно, низкая явка свидетельствует и об отсутствии массовых подтасовок – и это безусловное достижение. Хотя нарушения были, и серьезные, существенно на итоги они не повлияли. Уже большой шаг вперед для Астраханской области и областного центра.
А теперь все-таки о главном – о результатах. Итоги говорят о проблемах и создают проблемы.
Говорят они о том, что астраханское сообщество предложило астраханской власти некий вариант общественного договора: «Власть и выборы в том числе – это ваше, мы в ваш огород не лезем, но и вы в наш не лезьте». То есть итоги прошедшего голосования нельзя рассматривать отдельно от теневой занятости и теневого сектора экономики области в целом.
Говорят они и о том, что ни партия власти, ни партии так называемой «системной» оппозиции не смогли предложить астраханцам никаких идей, которые стимулировали бы граждан к политическому участию. То есть астраханцы не видят никакой разницы между «внутрисистемной» оппозицией и властью. Кто б мне объяснил, как это вообще может быть: «внутрисистемная» и «внесистемная» оппозиция – это как в «Ералаше» чемпион школы по боксу, избранный голосованием совета пионерской дружины?
Кроме того, мы увидели, что никакого диалога между властью и обществом нет. На монотонный агитмонолог власти о нарастающих победах население отвечает единодушным нет, не «одобрямс», а «игнорямс». Но и «внесистемной» обольщаться не стоит: будь она в Астрахани и представлена, набрала бы столько, что и считать было бы нечего.

Порог легитимности
Говорят итоги и о полном провале областного (я не оговорился, главным был именно областной) выборного «штаба» — сама кампания была вялой, неинтересной. Хотя итогами можно бодро рапортовать, но с явкой ничего уже не сделаешь, теперь придется держать ответ «на ковре». Высекут ведь бедолаг…
Теперь о том, какие проблемы создают итоги голосования. Самая очевидная – так называемый порог легитимности. Сам термин вызывает споры, критерии определения – что считать таким порогом, явку в 50%, или и 30% достаточно, или минимум 75% — как говорится, о вкусах и цветах… Но! Менее 20% — это значит, что любой астраханец с полным основанием может заявить, что новый состав думы нелегитимен. Скорее всего, пока эта проблема никого не заботит – ни власть, ни самих избирателей, но это – пока! Ситуация может измениться, и вопрос неизбежно будет задан.
И диалог с населением все-таки придется выстраивать, поскольку ситуация в экономике области в ближайшие годы будет ухудшаться. Поэтому говорить с людьми и выслушивать их мнения без апломба и припадков агрессии придется. Лучше не откладывать, и так опоздали. Адресаты этого посыла меня, уверен, поняли.

Война в Сирии ближе, чем кажется

Под занавес минувшей недели мировые СМИ (да и дипломатию) взорвал сюжет проасадовского сирийского телеканала «Национальная оборона». Сюжет был посвящен успешной атаке правительственных  войск на позиции террористов. В кадре ведет огонь новый российский БТР-82, не перекрашенный в пустынный камуфляж, а в грохоте боя слышны команды на русском.

Коридор закрыт
Тут же появились сведения о прибытии в Сирию военных грузов, в том числе сборных домиков для личного состава, переброске грузов военно-транспортной авиацией и пр.
Разразился дипломатический скандал – США запросили Грецию о закрытии воздушного пространства для российской военно-транспортной авиации, направляющейся в Сирию. Греция ответила отказом, но этот отказ ничего не меняет – на пути лежит Болгария, потребовавшая посадки и досмотра грузов. Если вспомнить, что еще в октябре 2012 года турецкие истребители перехватили российский самолет, следующий на Дамаск, и задержали груз, то остается лишь один воздушный путь из России в Сирию – над Каспием, где начались внезапные учения, далее над Ираном и Ираком. Иран – второй основной спонсор Асада, а вот Ирак, хотя там у власти ныне шииты и он воюет с тем же ИГ (запрещенным в России), не факт, что будет пропускать наши борты. На этом возможность организации воздушного моста можно считать исчерпанной, остается только морской путь через черноморские проливы.
Теперь о том, зачем нам это надо и с чего все так вдруг переполошились.

Партнер просит помощи
СССР, а затем Россия системно присутствует на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии, с середины 50-х годов прошлого века. Причин три: держава, претендующая на мировой статус, должна присутствовать в центре нефтедобычи и вблизи Суэцкого канала; в противостоянии с США прокси-удары по Израилю опосредованно вводят в расходы США; война на Ближнем Востоке может поддержать цены на нефть и не допустить прокладки трубопроводов в Европу.
Сирия была куда более стабильным нашим партнером, чем даже Египет (хотя были и разногласия, и ссоры, и почти сворачивание сотрудничества, например, в конце 70-х, перед Первой ливанской войной, СССР не одобрил грубое вмешательство старшего Асада в Ливане). За полвека советские военспецы участвовали во всех ближневосточных войнах на стороне арабских стран. Все ближневосточные военные конфликты для арабских стран заканчивались очень плохо. Сирия более всего пострадала в двух: в октябре 1973 г. в Войне Судного дня и в июне 1982 г. в Первой ливанской войне.
Бесславные и бессмысленные

Война Судного дня получила известность крупнейшими в истории танковыми сражениями – «бой за Китайскую ферму» на Синае и Эль Кунейтра в Сирии, прозванной «ближневосточным Сталинградом». Несмотря на то что Израиль был застигнут врасплох и в первые дни понес тяжелые потери, уже на третий день войны ЦАХАЛ сумел подтянуть резервы, и израильские танковые колонны остановились на пути в Дамаск и в Каир только после того, как СССР пригрозил бросить в бой свои ВДВ. Одновременно израильские ВМС выманили из Латакии и уничтожили сирийский флот, несмотря на двукратное превосходство сирийцев в дальности стрельбы противокорабельных ракет.
Первая Ливанская война получила известность из-за воздушной наступательной операции Израиля – с 6 по 11 июня была полностью уничтожена глубоко эшелонированная система ПВО в долине Бекаа (Ливан) – около 30 км по фронту и 25 км в глубину – огромные по ближневосточным масштабам территории, в воздушных боях было уничтожено до 70-80 и более (цифры сильно разнятся в разных источниках) сирийских самолетов.
В СССР потери тщательно скрывались канонадой проклятий в адрес «сионистского агрессора». Желающие без труда найдут достаточно открытых источников, единственное предложение – ориентироваться на профессиональные источники, а не тридцать третьи пересказы басен про воинскую доблесть.

Коготок увяз?
Воспоминания главного военного советника генерал-полковника Г. Яшкина весьма интересны – он отмечает, что только «советовать» не получалось. Приводимые Яшкиным потери израильской стороны оставим на его совести. Ни Сирия, ни наши военспецы не смогли представить материальных доказательств ни одной победы в воздушном бою (наиболее полное исследование О.Грановского 2003 г.).

Важно помнить, что в 1982 году в Сирии СССР мог получить второй Афганистан. Решение отправить только оружие и советников и не отправлять войска было принято в последний момент. Г. Яшкин вспоминает, как его обрадовало это решение. Претензии к качеству советского оружия отмел будущий маршал Ахромеев, непечатно выразившийся о качестве сирийских войск.
Сейчас положение Башара Асада прогрессивно ухудшается, еще год назад он контролировал до 40% территории Сирии, сейчас едва ли 20%, военная инфраструктура почти уничтожена, все нефтяные скважины захвачены, мобилизационные ресурсы исчерпаны. Без поставок боеприпасов и притока живой силы (последнее обеспечивает ливанская Хизбалла и Иран) режим Асада рухнет в считанные недели.

Война стоит денег
Таким образом, если мы претендуем на статус мировой державы, то без Ближнего Востока не обойдемся (там немало держав присутствует, не только США, еще Великобритания и Франция). А кроме Асада, нам там ставить не на кого. Осталось только посчитать – деньги у нас на это есть? Россия списала странам третьего мира под 150 миллиардов долларов советских еще долгов. Величие стоит денег. И в истории все империи кончались, когда взваливали на себя непомерную военную ношу.
Кроме того, если мы прямо ввязываемся в сектантскую войну, вдобавок на стороне проигрывающего меньшинства, то террористическая угроза у нас дома может существенно возрасти.

Странные выборы

Почему гаснет активность электората

Уже несколько месяцев в Астрахани проходит предвыборная кампания. Вроде бы событие важное – выбираем депутатов городской Думы, которые в свою очередь изберут главу города. То есть, пользуясь расхожим штампом, выборы можно назвать судьбоносными – на них определится, как будет развиваться экономика города, каково будет качество нашей жизни в ближайшее пятилетие. И тут начинаются всякие «но».

Процесс течет вяловато

Первое и главное «но». Ощущение, что горожан выборы вообще не интересуют. Кампания идет настолько вяло, что мало кто в состоянии назвать даже дату голосования, не то что кандидатов в депутаты. На устах горожан – цены, тарифы, даже курсы валют и цена нефти – что угодно, но не выборы.

Впрочем, избирательные штабы иногда изумляют горожан лозунгами за гранью здравого смысла – Ай-Кью тут и не ночевал. Я имею в виду, например, призыв навести порядок. А что, у нас сейчас беспорядок? Если так, то кто его создавал? С администрацией президента-то согласовали такой лозунг, а то за такие намеки по нынешним временам… Но на эти ляпы не обращает внимания никто, кроме тех, кто следит за кампанией по долгу службы. Остальной же народ безмолвствует.

И ощущение, что такое положение устраивает всех участников избирательного процесса: правящую одряхлевшую и изрядно деградировавшую элиту, потенциальных избирателей, давно решивших, что результаты голосования ничего не решают и от людей не зависят, сами избиркомы – меньше страстей, меньше народу на участках – спокойнее жизнь. А с отдельными шумными претендентами на престол уже давно научились справляться – судиться могут хоть до посинения. Условия, как говорят, располагают.

Формально и фактически

Единый день голосования специально перенесен на середину сентября: вся агитационная кампания приходится на период отпусков и дач с огородами – то есть правящая элита постаралась отвадить народ от советской привычки ходить на избирательные участки и сделала это успешно. Формально выборы есть – все атрибуты налицо. А фактически – профанация, и только совсем наивные граждане всерьез думают, что выборы – это народный инструмент обновления элит. Считающие себя более продвинутыми уверены, что состав гордумы уже давно определен, как и тихо называемое имя будущего главы.

Не удивительно, что, насмотревшись на весь этот процесс в течение уже нескольких циклов, остальные граждане тихо и спокойно на выборы – как бы политкорректнее выразиться – ну, в общем, не обращают внимания. И совершенно напрасно.

Не стоит сидеть в стороне

Возможности любых манипуляций власти с институтом выборов ограничены, как ни странно кому-то это может показаться. Ограничены волей народа. Высокая явка плюс высокое политическое участие – то есть готовность в строгом соответствии с законом противостоять манипуляциям – сужают возможности этих самых манипуляций. Готовность противостоять ни в коем случае не подразумевает каких-либо противоправных, а тем более насильственных действий. Это готовность к совместным действиям, например работе наблюдателями на выборах без вознаграждения. Это готовность – если вы не включены в списки наблюдателей – находиться поблизости от участков, чтобы выявлять «карусели» и прочие милые шалости типа массового подвоза избирателей. Все это следует документировать с помощью камер на мобильных телефонах и немедленно писать заявления в органы внутренних дел, вышестоящие избиркомы и пр.

Если вас руководство организации понуждает голосовать за кого-либо, это также следует документировать и писать заявления. Если вам «повезло» и вы член участковой избирательной комиссии, но вас вовлекают в подтасовки или вы становитесь свидетелем подтасовок – не поганьте душу, не участвуйте в этом, а пишите заявления. И настойчиво требуйте их рассмотрения по существу, не отступайте. Используйте внутрисистемные возможности, они есть. И не забывайте всю эту информацию немедленно передавать в оставшиеся еще в Астрахани независимые СМИ – они есть и вы их знаете.

Все началось не сейчас

А теперь – зачем это надо. У всех другие проблемы – цены, коммунальные тарифы, денег не хватает, с работой неопределенно, уверенности в завтрашнем дне поубавилось – ну какие тут выборы, да еще и личное время тратить! Именно этой позиции и ждет правящий класс, на совести которого тяжелейший экономический кризис, в который мы все погружаемся все глубже. Неизбежность этого кризиса была описана минимум в десятках (или сотнях!) публикаций – специальных, популярных, – описана как неизбежное следствие накапливающихся в системе институциональных дефектов, в том числе и избирательной кампании 2011 года. Довольно точно назывались и сроки начала кризиса – лето-осень 2014 года. Реально он начался во 2-м полугодии 2013 года – еще до Украины.

Экономика и выборы: кто кого?

Те, кто профессионально занимается политикой и экономикой, предупредили общество своевременно. Но в 2011-2012 гг. экономика росла, и предупреждения никто не воспринимал всерьез. Да и связь между выборами и экономикой понять нелегко. Но придется. По крайней мере тем, кому надоело каждый день считать оставшиеся до зарплаты гроши и думать: зарплату-то не задержат? Кроме того, кризис нас убивает – не в переносном смысле, а в прямом. По всей России (даже по данным нашего лояльного Росстата) идет лавинообразный рост смертности, прежде всего от сердечно-сосудистых заболеваний, и по этому поводу премьер 10 июня провел разгромное совещание (кого громить-то?). По всей России и Астраханской области в том числе лавинообразно растут грабежи и убийства. Такими темпами еще два года – и по улице ходить будет нельзя.

Стучать и не бояться

Правящая элита оставила обществу два легальных и легитимных механизма коррекции своего поведения – подсматривать за ней и стучать на нее. Главное – делать все коллективно. Разобщение людей – это главный механизм манипулирования. Выборы – это тоже способ подсматривать за действиями правящего класса и стучать, стучать. Пусть даже стучать правящему классу на него самого – увидите, эффект будет.

Почему гаснет активность электората

Уже несколько месяцев в Астрахани проходит предвыборная кампания. Вроде бы событие важное – выбираем депутатов городской Думы, которые в свою очередь изберут главу города. То есть, пользуясь расхожим штампом, выборы можно назвать судьбоносными – на них определится, как будет развиваться экономика города, каково будет качество нашей жизни в ближайшее пятилетие. И тут начинаются всякие «но». 

Процесс течет вяловато
Первое и главное «но». Ощущение, что горожан выборы вообще не интересуют. Кампания идет настолько вяло, что мало кто в состоянии назвать даже дату голосования, не то что кандидатов в депутаты. На устах горожан – цены, тарифы, даже курсы валют и цена нефти – что угодно, но не выборы.
Впрочем, избирательные штабы иногда изумляют горожан лозунгами за гранью здравого смысла – Ай-Кью тут и не ночевал. Я имею в виду, например, призыв навести порядок. А что, у нас сейчас беспорядок? Если так, то кто его создавал? С администрацией президента-то согласовали такой лозунг, а то за такие намеки по нынешним временам… Но на эти ляпы не обращает внимания никто, кроме тех, кто следит за кампанией по долгу службы. Остальной же народ безмолвствует.
И ощущение, что такое положение устраивает всех участников избирательного процесса: правящую одряхлевшую и изрядно деградировавшую элиту, потенциальных избирателей, давно решивших, что результаты голосования ничего не решают и от людей не зависят, сами избиркомы – меньше страстей, меньше народу на участках – спокойнее жизнь. А с отдельными шумными претендентами на престол уже давно научились справляться – судиться могут хоть до посинения. Условия, как говорят, располагают.

Формально и фактически
Единый день голосования специально перенесен на середину сентября: вся агитационная кампания приходится на период отпусков и дач с огородами – то есть правящая элита постаралась отвадить народ от советской привычки ходить на избирательные участки и сделала это успешно. Формально выборы есть – все атрибуты налицо. А фактически – профанация, и только совсем наивные граждане всерьез думают, что выборы – это народный инструмент обновления элит. Считающие себя более продвинутыми уверены, что состав гордумы уже давно определен, как и тихо называемое имя будущего главы.
Не удивительно, что, насмотревшись на весь этот процесс в течение уже нескольких циклов, остальные граждане тихо и спокойно на выборы – как бы политкорректнее выразиться – ну, в общем, не обращают внимания. И совершенно напрасно.

Не стоит сидеть в стороне
Возможности любых манипуляций власти с институтом выборов ограничены, как ни странно кому-то это может показаться. Ограничены волей народа. Высокая явка плюс высокое политическое участие – то есть готовность в строгом соответствии с законом противостоять манипуляциям – сужают возможности этих самых манипуляций. Готовность противостоять ни в коем случае не подразумевает каких-либо противоправных, а тем более насильственных действий. Это готовность к совместным действиям, например работе наблюдателями на выборах без вознаграждения. Это готовность – если вы не включены в списки наблюдателей – находиться поблизости от участков, чтобы выявлять «карусели» и прочие милые шалости типа массового подвоза избирателей. Все это следует документировать с помощью камер на мобильных телефонах и немедленно писать заявления в органы внутренних дел, вышестоящие избиркомы и пр.
Если вас руководство организации понуждает голосовать за кого-либо, это также следует документировать и писать заявления. Если вам «повезло» и вы член участковой избирательной комиссии, но вас вовлекают в подтасовки или вы становитесь свидетелем подтасовок – не поганьте душу, не участвуйте в этом, а пишите заявления. И настойчиво требуйте их рассмотрения по существу, не отступайте. Используйте внутрисистемные возможности, они есть. И не забывайте всю эту информацию немедленно передавать в оставшиеся еще в Астрахани независимые СМИ – они есть и вы их знаете.

Все началось не сейчас
А теперь – зачем это надо. У всех другие проблемы – цены, коммунальные тарифы, денег не хватает, с работой неопределенно, уверенности в завтрашнем дне поубавилось – ну какие тут выборы, да еще и личное время тратить! Именно этой позиции и ждет правящий класс, на совести которого тяжелейший экономический кризис, в который мы все погружаемся все глубже. Неизбежность этого кризиса была описана минимум в десятках (или сотнях!) публикаций – специальных, популярных, – описана как неизбежное следствие накапливающихся в системе институциональных дефектов, в том числе и избирательной кампании 2011 года. Довольно точно назывались и сроки начала кризиса – лето-осень 2014 года. Реально он начался во 2-м полугодии 2013 года – еще до Украины.

Экономика и выборы: кто кого?
Те, кто профессионально занимается политикой и экономикой, предупредили общество своевременно. Но в 2011-2012 гг. экономика росла, и предупреждения никто не воспринимал всерьез. Да и связь между выборами и экономикой понять нелегко. Но придется. По крайней мере тем, кому надоело каждый день считать оставшиеся до зарплаты гроши и думать: зарплату-то не задержат? Кроме того, кризис нас убивает – не в переносном смысле, а в прямом. По всей России (даже по данным нашего лояльного Росстата) идет лавинообразный рост смертности, прежде всего от сердечно-сосудистых заболеваний, и по этому поводу премьер 10 июня провел разгромное совещание (кого громить-то?). По всей России и Астраханской области в том числе лавинообразно растут грабежи и убийства. Такими темпами еще два года – и по улице ходить будет нельзя.

Стучать и не бояться
Правящая элита оставила обществу два легальных и легитимных механизма коррекции своего поведения – подсматривать за ней и стучать на нее. Главное – делать все коллективно. Разобщение людей – это главный механизм манипулирования. Выборы – это тоже способ подсматривать за действиями правящего класса и стучать, стучать. Пусть даже стучать правящему классу на него самого – увидите, эффект будет.

Нашу экономику трясет как никогда

Представьте себе какую-нибудь астраханскую улицу – Казанскую, например. Была она раньше Спартаковской, но с десяток лет назад переименовали ее в надежде, что Казань грошей подкинет на реконструкцию и по обновленной улице можно будет проехать. Проехали. Казань не подкинула, и улица  осталась такой, как при Соловье-разбойнике. Вот едете вы по этой улице на своей старой тачке  и попадаете в яму – их там под водой немало, даже когда сушь стоит. Хлоп – и шишка на лбу. Тормозите, ан поздно, там уже горка. Хлоп – и синяк на противоположной части тела. Ну и так далее – как по стиральной доске.

Стресс-тест нон-стоп

Примерно так выглядит и экономическая модель нашего нового бытия: треснулись, набили шишку, не успели оклематься – и новый пинок. Казалось, цена нефти подросла и встала на приемлемом уровне, рубль укрепляется и жизнь входит в привычное русло. А посчитайте – сколько раз за истекший год казалось, что уже все, уф – можно перевести дух? И тут новая колдобина.

Причем сейчас колдобина кажется неопределеннее предыдущих – еще ни разу «верхи» не заявляли, что резервов на поддержку курса рубля не хватает. Это сказал помощник президента Андрей Белоусов, которого вновь прочат в министры экономики. Вдобавок говорят, что Центробанк предложил банкам провести стресс-тесты на курс доллара 100-120 рублей. ЦБ отрицает, мол, не совсем то запрашивал, и цифры конкретные не называл.

А Минфин, говорят, верстает очередной антикризисный бюджет из расчета стоимости нефти 40 долларов за бочку в течение трех лет. А еще ЦБ намекнул, что триллион рублей резервов вот-вот понадобится для спасения банковской системы. А еще даже всемогущие Якунин (в итоге отставленный) и Сечин не получили денег из Фонда национального благосостояния. А мы думали, со дня на день все закончится. Не тут-то было.

Спортлото по-китайски

Нынешний провал явно связан с китайскими проблемами, а они весьма сходны с нашими. Потрясения в китайской экономике не могут не влиять на нас, как-никак Китай – один из крупнейших наших партнеров. И если сам по себе нынешний обвал китайского рынка (второй, кстати, за два месяца) не надо переоценивать, то другие процессы в китайской экономике и внутренней политике требуют реакции хотя бы на аналитическом уровне.

Китайский фондовый рынок пока отвязан от производственного сектора. Огромное число игроков на нем не имеет даже школьного образования, этот рынок похож больше на Спортлото. Но нынешнее – третье – поколение китайского руководства решило: а) связать фондовый рынок с производством и превратить его в реальный инвестиционный институт для промышленности, и б) постепенно переориентировать экспортную экономику на внутренний спрос, благо за 30 лет успешных реформ подрос средний класс-потребитель.

Гость уходит — чай остывает
Правда, насчет успешных реформ есть одна существеннейшая оговорка. Китай, перед тем как копировать фольксвагены, мерседесы и тойоты, скопировал у развитых стран и некоторые рыночные институты (собственности, например), причем в весьма упрощенном варианте. За что и поплатился.

Идея стать мировым сборочным цехом дала прекрасные результаты, но – не навсегда. Мир изменился, энергоносители подешевели, а рабочая сила в Китае подорожала. Подросли конкуренты с более дешевой рабочей силой типа Вьетнама и пр. А в США и Европе началась реиндустриализация, и производство стало возвращаться на исторические родины.

Китайская экономика уперлась в свой потолок и начала остывать, что сильно нервирует китайское руководство, причем как новое, так и предыдущее поколение. Начался открытый конфликт поколений – 10 августа в «Жэньминь Жибао» вышла статья «Гость уходит – чай остывает». Смысл статьи: ушедшему в результате ротации поколению надо отдыхать, а не лезть в дела нынешнего поколения.

Говорят, даже запахло очередной чисткой. В поисках новой модели роста Китай выдвинул идею Экономического пояса Великого Шелкового пути, фактически – глобального инфраструктурного проекта (а развитие инфраструктуры – один из наиболее известных способов выхода из кризиса). Мера грандиозная, но выглядит вполне реальной и осуществимой в предусмотренные проектом сроки. Но! Сроки!.. А часы тикают.

Ухабы на обочине
Снижение темпов роста китайской экономики неизбежно, все его ждали, и вот оно пришло. Неизбежно из-за тех же структурных проблем, которые одолевают нашу подагрическую экономику: огромный госсектор, огромная бюрократия, огромная коррупция, огромное государственное присутствие там, где оно не нужно, и огромное… отсутствие государства там, где оно необходимо.

Китай был единственным крупным покупателем нефти, потребление которого росло в последнее десятилетие – в США и Евросоюзе оно неуклонно падало, и это долгосрочный (если не «вечный») тренд, даже Саудовская Аравия (!) уходит от углеводородной энергетики.
Вопрос, который следует задать нашим прогнозистам, – а что, в 2005-2007 годах это было непонятно? Что нельзя строить экономику, полностью зависимую от экспорта углеводородов – ведь наша зависимость от мазутной бочки с 2000 г. только усиливалась?

Ошибки в прогнозировании и планировании и есть те ухабы, о которых мы сейчас каждые несколько месяцев отбиваем затылки, коленки и другие части тела. И это «отбивание» продолжится еще долго, пока мы все — 140 миллионов — не поймем, что институты рынка плохо совмещаются с ручным управлением. Или мы строим здоровые рыночные институты – собственности, правосудия (а не превращаем 25 августа в «день российского правосудия») и пр. – или судорожно дергаемся, хватаясь за то, что кажется сейчас главным (на самом деле всегда хватаемся не за то), и продолжаем набивать шишки.

В сиреневую даль

Что означает отставка главы РЖДИнтеллектуальное истощение – именно такой тон комментариев сопровождает первую по-настоящему крупную отставку последнего десятилетия – уход Владимира Якунина с поста президента ОАО РЖД.

Фигура, приближенная к…

Оставим в стороне многочисленные и многолетние разоблачения Якунина Фондом борьбы с коррупцией Навального – любой интересующийся без труда найдет в Интернете огромный объем публикаций на эту тему. От этого противостояния в русский политический новояз вошел термин «шубохранилище», и, пожалуй, это все. Лучше попробуем разобраться в другом – что оставил нам главный железнодорожник страны и начало какого процесса может обозначать эта отставка. Ведь В. Якунин занимал свой железнодорожный пост ровно 10 лет – с июня 2005 года, – значительный срок даже для такого крупного инфраструктурного предприятия. Кроме того, у Якунина репутация человека, наиболее приближенного к фигуре номер один – президенту Владимиру Путину, причем человека, представляющего ортодоксально-консервативное крыло в ближнем круге президента.

Прогресс со знаком «минус»

Так вот, если посмотреть на данные Росстата, то обнаруживается, что прибыль, которую РЖД имели до прихода Якунина, постепенно к 2014 г. сменилась убытками. Но гораздо тревожнее другое: эксплуатационная протяженность железнодорожных путей в России не увеличилась и осталась на уровне 86 тыс. км, реконструкции под высокоскоростные магистрали подверглись только дороги Москва – Нижний Новгород, Москва – Петербург, Петербург – Хельсинки, и то лишь под минимальную градацию – 200-250 км/ч. Средняя участковая скорость грузовых составов – это сообщали «Ведомости» – снизилась с 39,6 км/ч в 2004 году до 37,7 в 2014, а скорость доставки грузовых отправлений – до 12,5 км/ч, при том что в Китае она превышает 60 км/ч. Ну и т.д. Вывод из анализа статданных можно сделать только один – стратегически важная, пожалуй, судьбоносная для России инфраструктра железных дорог не только не развивалась, скорее напротив – деградировала. Наглядная иллюстрация отсутствия прогресса в развитии железных дорог – астраханская ситуация с железнодорожными переездами внутри Астрахани, тормозящими автодорожный трафик областного центра. Якунин витал так высоко и далеко, что наши власти даже переговоры на тему строительства двухуровневых развязок железных и автодорог не решались с ним вести.

Еще Якунин запомнился периодическими неуклюжими попытками делать политические заявления глобального характера, но с замахом на геополитику.

Но это у бывшего инженера-ракетостроителя, сотрудника внешней разведки и новоиспеченного кандидата (2005) и доктора (2007) политических наук явно не ладилось, и публичные пассажи с претензиями на геостратегию кроме недоумения у специалистов вызвать ничего не могли.

Великая китайская ж/д

Теперь посмотрим, что за те же 10 лет происходило с железными дорогами Китая – нашего великого соседа и как бы партнера (чуть не сказал – друга).

За те же 10 лет Китай вышел на 2-е место в мире по протяженности железных дорог, в полтора раза опережая Россию, и стал мировым рекордсменом по протяженности высокоскоростных дорог и скорости движения поездов на них. Китай первым представил поезд на магнитной подушке, способный развивать скорость 500 км/ч. Китай построил уникальную высокогорную железную дорогу до столицы Тибета Лхасы на высоте более 5 километров над уровнем моря (это высота «косой полки» на Эльбрусе), по ней ходят поезда с кислородным оборудованием, как на самолетах, часть дороги по вечной мерзлоте проложена на сваях с уникальной системой охлаждения. Ну и так далее. Китай намерен связать железнодорожным сообщением Казахстан, Туркмению и Иран, даже Монголия изъявила готовность участвовать в проекте «железнодорожного обхода» России в Европу, аж канцлер Германии Меркель за нас вступилась и потребовала, чтобы монгольская сторона согласовала этот шаг с Россией. И самое пикантное – китайские железные дороги способны перебрасывать огромные по численности массы войск с невообразимой для нас скоростью.

Подвижки в круге первом

Вред, который эффективный менеджер Якунин нанес России – именно геополитический вред – предстоит оценить будущим исследователям. Возможно, его деятельность окончательно превратила Россию в стагнирующую страну даже не третьего, а четвертого мира, и мы это скоро почувствуем уже всерьез. Сейчас же мы увидим, станет ли 67-летний Якунин простым сенатором или, например, первым вице-спикером Совета Федерации. В первом случае его отставка может означать возникшее в верхах понимание, что дальше так управлять хозяйством огромной страны нельзя. И тогда мы увидим и другие отставки в ближнем круге – может, и пиарщиков неуклюжих порастрясут, а то повторы с батискафом и амфорами – это тоже интеллектуальное истощение. Второй вариант означает наступление в России самой дремучей реакции, которая приведет или к окончательной деградации общества и государства, или к колоссальным социальным потрясениям.

Мнение автора рубрики не обязательно совпадает с точкой зрения редакции.

В сиреневую железнодорожную даль

Интеллектуальное истощение – именно такой тон комментариев сопровождает первую по-настоящему крупную отставку последнего десятилетия – уход Владимира Якунина с поста президента ОАО РЖД.

Фигура, приближенная к…
Оставим в стороне многочисленные и многолетние разоблачения Якунина Фондом борьбы с коррупцией Навального – любой интересующийся без труда найдет в Интернете огромный объем публикаций на эту тему. От этого противостояния в русский политический новояз вошел термин «шубохранилище», и, пожалуй, это все. Лучше попробуем разобраться в другом – что оставил нам главный железнодорожник страны и начало какого процесса может обозначать эта отставка. Ведь В. Якунин занимал свой железнодорожный пост ровно 10 лет – с июня 2005 года, – значительный срок даже для такого крупного инфраструктурного предприятия. Кроме того, у Якунина репутация человека, наиболее приближенного к фигуре номер один – президенту Владимиру Путину, причем человека, представляющего ортодоксально-консервативное крыло в ближнем круге президента.

Прогресс со знаком «минус»
Так вот, если посмотреть на данные Росстата, то обнаруживается, что прибыль, которую РЖД имели до прихода Якунина, постепенно к 2014 г. сменилась убытками. Но гораздо тревожнее другое: эксплуатационная протяженность железнодорожных путей в России не увеличилась и осталась на уровне 86 тыс. км, реконструкции под высокоскоростные магистрали подверглись только дороги Москва – Нижний Новгород, Москва – Петербург, Петербург – Хельсинки, и то лишь под минимальную градацию – 200-250 км/ч. Средняя участковая скорость грузовых составов – это сообщали «Ведомости» – снизилась с 39,6 км/ч в 2004 году до 37,7 в 2014, а скорость доставки грузовых отправлений – до 12,5 км/ч, при том что в Китае она превышает 60 км/ч. Ну и т.д. Вывод из анализа статданных можно сделать только один – стратегически важная, пожалуй, судьбоносная для России инфраструктра железных дорог не только не развивалась, скорее напротив – деградировала. Наглядная иллюстрация отсутствия прогресса в развитии железных дорог – астраханская ситуация с железнодорожными переездами внутри Астрахани, тормозящими автодорожный трафик областного центра. Якунин витал так высоко и далеко, что наши власти даже переговоры на тему строительства двухуровневых развязок железных и автодорог не решались с ним вести.
Еще Якунин запомнился периодическими неуклюжими попытками делать политические заявления глобального характера, но с замахом на геополитику.

Но это у бывшего инженера-ракетостроителя, сотрудника внешней разведки и новоиспеченного кандидата (2005) и доктора (2007) политических наук явно не ладилось, и публичные пассажи с претензиями на геостратегию кроме недоумения у специалистов вызвать ничего не могли.

Великая китайская ж/д
Теперь посмотрим, что за те же 10 лет происходило с железными дорогами Китая – нашего великого соседа и как бы партнера (чуть не сказал – друга).
За те же 10 лет Китай вышел на 2-е место в мире по протяженности железных дорог, в полтора раза опережая Россию, и стал мировым рекордсменом по протяженности высокоскоростных дорог и скорости движения поездов на них. Китай первым представил поезд на магнитной подушке, способный развивать скорость 500 км/ч. Китай построил уникальную высокогорную железную дорогу до столицы Тибета Лхасы на высоте более 5 километров над уровнем моря (это высота «косой полки» на Эльбрусе), по ней ходят поезда с кислородным оборудованием, как на самолетах, часть дороги по вечной мерзлоте проложена на сваях с уникальной системой охлаждения. Ну и так далее. Китай намерен связать железнодорожным сообщением Казахстан, Туркмению и Иран, даже Монголия изъявила готовность участвовать в проекте «железнодорожного обхода» России в Европу, аж канцлер Германии Меркель за нас вступилась и потребовала, чтобы монгольская сторона согласовала этот шаг с Россией. И самое пикантное – китайские железные дороги способны перебрасывать огромные по численности массы войск с невообразимой для нас скоростью.

Подвижки в круге первом
Вред, который эффективный менеджер Якунин нанес России – именно геополитический вред – предстоит оценить будущим исследователям. Возможно, его деятельность окончательно превратила Россию в стагнирующую страну даже не третьего, а четвертого мира, и мы это скоро почувствуем уже всерьез. Сейчас же мы увидим, станет ли 67-летний Якунин простым сенатором или, например, первым вице-спикером Совета Федерации. В первом случае его отставка может означать возникшее в верхах понимание, что дальше так управлять хозяйством огромной страны нельзя. И тогда мы увидим и другие отставки в ближнем круге – может, и пиарщиков неуклюжих порастрясут, а то повторы с батискафом и амфорами – это тоже интеллектуальное истощение. Второй вариант означает наступление в России самой дремучей реакции, которая приведет или к окончательной деградации общества и государства, или к колоссальным социальным потрясениям.

Деньги были. Деньги будут

Но сейчас денег нетГоворят, эту гениальную формулу-отмазку, так полюбившуюся нашему бюрократическому классу, придумал Борис Абрамович Березовский. Назначение первой части формулы – подтвердить свою состоятельность, второй части – пообещать, третьей – объяснить, почему сейчас проситель не получит ни гроша, а в перспективе и вообще ничего не получит – по принципу: «Сколько раз я вам говорил — приходите завтра, а вы всегда приходите сегодня».

Сам себе эксперт

«Железобетонные» доказательства отсутствия денег именно в данный момент всегда под рукой: санкции, кругом враги, внутри тоже сплошные враги и вредители, вон что с рублем делается, ну и т.д. Правда, на роскошные кабинеты и бессмысленно дорогие компьютеры на столах денег хватает, но это как бы за кадром.

Так деньги в державе есть или их нет? И от чего зависит это «есть» или «нет»? Не пытаясь объяснить все в рамках одной статьи, попробуем рассмотреть только один механизм наполнения и опорожнения бюджета по принципу «сообщающихся сосудов». Заключается он в колебаниях курса рубля к мировым валютам, преимущественно к доллару – за этим показателем, если верить социологам, следит едва ли не три четверти населения России. Едва ли не каждый считает себя экспертом и не прочь поболтать на эту тему. Пожалуй, все отмечают связь курса доллара с ценой за бочку-баррель нефти. И по ценам на нефть тоже едва ли не каждый считает себя экспертом и может солидно растолковать не менее компетентному собеседнику, какие факторы влияют на цену этой самой бочки: добыча нефти и предложение ее на рынке, потребление нефти, особенно Китаем, особо продвинутые вспомнят еще о динамике запасов в США, а совсем продвинутые вспомнят и о запасах мировых – это когда даже все имеющиеся танкеры заливаются под пробку, потому что перепроизводство.

Нефтяная пирамида

Только мало кто вспомнит, что нефть уже лет 40 – это не товар в привычном понимании, а такой же спекулятивный воздух, как и любые ценные бумаги. Превращение нефти из физического товара в фиктивный началось в 80-е годы прошлого века, когда стал формироваться фьючерсный рынок нефти. Поясним. Есть рынок в нашем традиционном понимании – это когда вы пришли в магазин (т.е. на товарную биржу) и купили нефти или другого материального ресурса столько, сколько вам надо, с учетом реально, сию секунду действующей цены. В этом случае ваши права на товар возникают немедленно по его оплате, а права продавца на ваши кровные также возникают немедленно, как только вы подписали контракт – все как в обычном супермаркете. Это так называемый спотовый рынок.

Но вот какие-то банкиры вдруг поняли, что из нефти можно делать такой же финансовый пузырь, как из акций, облигаций и прочих ценных бумаг. И на этом пузыренадувании можно неплохо поспекулировать. Так и появились фьючерсы – это когда вы договариваетесь, что покупаете ресурс, скажем, через полгода, в строго определенном объеме и по строго определенной сегодня цене, хоть сделка и через полгода. И начинается игра – кто кого перехитрит.
Постепенно торговля нефтью превратилась в обычную пирамиду. Вот отсюда и взялись фантастические цены – 150 долларов за бочку и т.д.

Во всем виноваты американцы

Сырьевые экономики, в том числе российская, в которой более 50% доходов бюджета образуется за счет продажи нефти и газа, оказались полностью зависимыми от «фьючерсного МММ». Причем «движок», которым регулируется цена на нефть, оказался в руках не производителя, и даже не потребителя, а держателя главной мировой валюты – доллара. Конечно, производство и потребление нефти в известной степени влияют на цены, но куда больше на цену нефти влияет курс доллара по отношению к другим валютам.

И поразительно, что эта закономерность была раскрыта лишь в кризис 2008 года: главный ключ к ценам на нефть находится не в руках Саудовской Аравии и ОПЕК, и уж тем более не в наших русских ладонях (мозолистых или липких – сами решайте). Ключ реальный находится в руках производителя долларов, то бишь Федеральной резервной системы США (ФРС). Захочет она надавить на сырьевые экономики и подстегнуть свою да и мировую экономику дешевыми энергоносителями – и повысит учетную ставку, укрепив доллар к другим валютам и уронив цену на нефть. Захочет разогнать свою экономику, накачивая ее дешевой денежной массой – снизит учетную ставку, при этом давая заработать и сырьевым экономикам. Но если сырьевые начнут излишки бабла тратить на оружие, чтобы дотянуться до исторической родины главного нефтеценового регулятора, то опять ученую ставку поднимут.

Правда, учетная ставка – оружие обоюдоострое, поднимая ее, США рискуют снизить рост своего ВВП, так что санкционная игра для них вовсе не безболезненна, но сырьевики в ней заведомо слабое звено.

Рублем по доллару

Сырьевикам остается только защищать свое «эго», пользуясь формулой покойного Борисабрамыча. И они не безоружны – у них есть свой Центробанк, который может крутить мозги собственному населению, играя курсом своей национальной валюты. Поскольку половина российских бюджетных доходов – это нефтегазовая рента (примерно 90% нефтяной и 10% газовой), то дешевый рубль – это рост прибыли и для экспортеров пахнущего сероводородом «фьючерсного золота», и для бюджета. То есть ЦБ один бакс еще недавно менял на 30 рублей, а теперь почти на 60: упали долларовые доходы, а рублевые не шелохнулись. Ибо каждый рубль подорожания доллара для нашего бюджета означает плюс 180 миллиардов рублей (хоть и подешевевших) роста доходной части. Значит, можно свои бюджетные расходы на социалку и силовой блок номинально оставить без изменений, вроде бы все путем.

Скинемся на богатых

Но рассуждения эти от лукавого. Накачивание собственной экономики рублевой массой означает неизбежную инфляцию, и если такие рублевые выбросы в интересах очередного углеводородного монстра окажутся залповыми, то мы и поимеем такой скачок инфляции, как в декабре прошлого года. А инфляция – это такой хитрый финансовый механизм, при помощи которого доходы мало- и среднеобеспеченных граждан перекачиваются в карманы высокообеспеченных , что мы и имеем: средний класс ужался за полгода минимум на треть, а число бедных превысило 22 миллиона человек. Но есть и те, кто не только не пострадал, но и приумножил свое состояние по принципу сообщающихся сосудов. Их счастливые лица можно видеть по телевизору.

Поэтому, ждем-с, ждем-с, повысит ли в сентябре ФРС учетную ставку и на сколько. Можно не сомневаться, что у нашего регулятора уже рука на нашем внутреннем вентиле – то есть на кнопке печатного станка. Это значит, что вскоре инфляция опять начнет разгоняться, а значит, на покрытие растущего дефицита бюджета скидываться опять будем мы, «простые советские граждане». А вы все: «баррель, баррель, Саудовская Аравия, Китай»… Фьючерс! Как пишется, так и слышится.

Обратная сторона персидской сказки

И как она может быть прочитана в Астрахани

Центральное событие недели, да что там недели – XXI века, – подписание Венского соглашения по иранской ядерной программе. Так что поговорим подробнее про мирный иранский атом и о  том, что эта сделка сулит миру, Ближнему Востоку и нам – России в целом и астраханцам в частности.

Сделка века

На первый взгляд, все так и есть, как сообщили восторженные участники переговоров. Гонка ядерных вооружений на Ближнем Востоке отодвинута лет на 10, а то и на 15. Все понимают: если там бомба появится, она быстро будет пущена в ход. Мало никому не покажется, в Астрахани нет ни одного общедоступного противорадиационного укрытия, а Каспий для радиоактивных облаков не преграда. Помните частушку про Чернобыль: «Наш советский мирный атом вся Европа кроет матом»?

Иран возвращается в мировую экономику, и санкционному кошмару через полгода конец. Иранцы ликуют на улицах. Правда, в клерикальных кругах Ирана сделкой не особо довольны. Это раз. Два: сделка подразумевает минимум 24-дневный период ожидания между запросом на международную инспекцию подозрительного объекта и допуском инспекторов на подозрительный объект. Да, следы работы с радиоактивными веществами за 24 дня спрятать не удастся, но центрифуги, другое оборудование, не связанное с РВ, убрать с глаз можно. И таких подводных камней в тексте (общедоступном) немало. Так что все еще может резко измениться.

Доступ открыт?

Иранская бравада на тему «видали мы эти санкции» никого не обманет. Реальные санкции были применены только в мае 2012 года и это был страшнейший удар по экономике и народу Ирана. Отсюда и такое ликование. Вообще, когда идеология сталкивается с интересом, обычно побеждает интерес.

Мировое сообщество получает доступ к огромным природным ресурсам Ирана. А это и нефть, и, особенно, газ, и выгодная география, которая позволяет протягивать трубопроводы из Азии в Европу. И вот тут самое главное.
Мы уже говорили о проекте строительства Транскаспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан для последующей транспортировки через Турцию в Европу. Россия категорически против такой трубы. И это естественно. Туркменский газ может заместить российский на европейском рынке.

Дело в трубе

А Туркмения о такой трубе мечтает. Отношения туркменской газовой компании с Газпромом уже давно обострились, а недавно туркменская сторона даже обвинила Газпром в неплатежеспособности. Туркмения построила всю необходимую экспортную инфраструктру на своей территории, теперь ей нужен выход в Европу. Но на пути – или Иран, или Каспийское море.

А на Каспии господствует наша Каспийская флотилия. И через Иран, пока он на положении мирового изгоя, трубу тоже не проложишь.

Теперь ситуация может измениться в корне. Мы не знаем, что осталось между строк официального стостраничного документа. Можем только предположить. А там могло остаться согласие Ирана на строительство транскаспийской трубы, которая вольется в трансанатолийскую и далее в европейскую систему. А может быть, и совсем невозможная пока идея протянуть трубу из Туркмении через Иран тоже там между срок спрятана.

Ведь, кроме туркменского газа, в эту трубу можно подать и иранский газ, а Иран располагает крупнейшими в мире разведанными запасами. И Иран давно предлагает Европе свой газ взамен российского. Тогда в течение нескольких лет Европа полностью диверсифицирует источники газоснабжения и зависимость от нашего газа исчезнет.

Ирану тонко намекнули

Любая договоренность, особенно на Востоке, должна быть подкреплена недвусмысленным предупреждением о наказании за обман. И такое предупреждение США сделали. Помните, несколько дней назад наш МИД делал заявления по поводу испытания американцами новой атомной бомбы, точнее, модификации давно известной В61-12?
Так вот, это испытание имело несколько особенностей, и демонстрация была не для нас, а явно для Ирана. Опускаем подробности. Подтекст мог быть таким: вы можете спрятать ваши ядерные объекты хоть под километром скального грунта, захотим – все равно достанем. И можно не сомневаться, что Иран этот прозрачный намек понял и принял к сведению. С силой на Востоке всегда считались и считаются.

Кто кому нужнее

Что астраханцев ждет в результате сделки? Не стоит ждать резкого роста товарооборота, бурного развития иранских предприятий на нашей территории. Что-то, конечно, будет, но радужных надежд строить не следует. Не доверяя своей интуиции, автор поговорил с астраханскими предпринимателями, работающими с иранской стороной. Мнение совпало: в Астрахани иранский бизнес чувствует себя лучше, чем астраханский в Иране. Наш бизнес там особо не был нужен и во время санкций, а если санкции отменятся, то тем более. Фасад Ирана смотрит на Юг и на Запад – там океан и мировая торговля, а Каспий – это для Ирана задворки.

Для Ирана ядерная сделка – это почти реабилитация и шанс войти в мировую экономику с чистого листа. Для иранского общества это шанс вернуться к нормальной жизни и постепенно получить те же гражданские права, что и в любой развивающейся стране.

А для России – это ввод новых, еще более жестких санкций, прежде всего против Газпрома. Так что обольщаться перспективами не стоит.

Хорошо хоть, что вторая Южная или Первая Каспийская война отодвигается и, дай Бог, вообще не состоится.

Астраханский политолог: как конец «санкционного кошмара» Ирана может отразиться на России?

Мнение Александра Васильева

Центральное событие недели, да что там недели – XXI века, – подписание Венского соглашения по иранской ядерной программе. Так что поговорим подробнее про мирный иранский атом и о том, что эта сделка сулит миру, Ближнему Востоку и нам – России в целом и астраханцам в частности.

Сделка века

На первый взгляд, все так и есть, как сообщили восторженные участники переговоров. Гонка ядерных вооружений на Ближнем Востоке отодвинута лет на 10, а то и на 15. Все понимают: если там бомба появится, она быстро будет пущена в ход. Мало никому не покажется, в Астрахани нет ни одного общедоступного противорадиационного укрытия, а Каспий для радиоактивных облаков не преграда. Помните частушку про Чернобыль: «Наш советский мирный атом вся Европа кроет матом»?

Иран возвращается в мировую экономику, и санкционному кошмару через полгода конец. Иранцы ликуют на улицах. Правда, в клерикальных кругах Ирана сделкой не особо довольны. Это раз. Два: сделка подразумевает минимум 24-дневный период ожидания между запросом на международную инспекцию подозрительного объекта и допуском инспекторов на подозрительный объект.

Да, следы работы с радиоактивными веществами за 24 дня спрятать не удастся, но центрифуги, другое оборудование, не связанное с РВ, убрать с глаз можно. И таких подводных камней в тексте (общедоступном) немало. Так что все еще может резко измениться.

Доступ открыт?

Иранская бравада на тему «видали мы эти санкции» никого не обманет. Реальные санкции были применены только в мае 2012 года и это был страшнейший удар по экономике и народу Ирана. Отсюда и такое ликование. Вообще, когда идеология сталкивается с интересом, обычно побеждает интерес.

Мировое сообщество получает доступ к огромным природным ресурсам Ирана. А это и нефть, и, особенно, газ, и выгодная география, которая позволяет протягивать трубопроводы из Азии в Европу. И вот тут самое главное.

Мы уже говорили о проекте строительства Транскаспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан для последующей транспортировки через Турцию в Европу. Россия категорически против такой трубы. И это естественно. Туркменский газ может заместить российский на европейском рынке.

Дело в трубе

А Туркмения о такой трубе мечтает. Отношения туркменской газовой компании с Газпромом уже давно обострились, а недавно туркменская сторона даже обвинила Газпром в неплатежеспособности. Туркмения построила всю необходимую экспортную инфраструктру на своей территории, теперь ей нужен выход в Европу. Но на пути – или Иран, или Каспийское море. А на Каспии господствует наша Каспийская флотилия. И через Иран, пока он на положении мирового изгоя, трубу тоже не проложишь.

Теперь ситуация может измениться в корне. Мы не знаем, что осталось между строк официального стостраничного документа. Можем только предположить. А там могло остаться согласие Ирана на строительство транскаспийской трубы, которая вольется в трансанатолийскую и далее в европейскую систему. А может быть, и совсем невозможная пока идея протянуть трубу из Туркмении через Иран тоже там между срок спрятана.

Ведь, кроме туркменского газа, в эту трубу можно подать и иранский газ, а Иран располагает крупнейшими в мире разведанными запасами. И Иран давно предлагает Европе свой газ взамен российского. Тогда в течение нескольких лет Европа полностью диверсифицирует источники газоснабжения и зависимость от нашего газа исчезнет.

Ирану тонко намекнули

Любая договоренность, особенно на Востоке, должна быть подкреплена недвусмысленным предупреждением о наказании за обман. И такое предупреждение США сделали. Помните, несколько дней назад наш МИД делал заявления по поводу испытания американцами новой атомной бомбы, точнее, модификации давно известной В61-12?

Так вот, это испытание имело несколько особенностей, и демонстрация была не для нас, а явно для Ирана. Опускаем подробности. Подтекст мог быть таким: вы можете спрятать ваши ядерные объекты хоть под километром скального грунта, захотим – все равно достанем. И можно не сомневаться, что Иран этот прозрачный намек понял и принял к сведению. С силой на Востоке всегда считались и считаются.

Кто кому нужнее

Что астраханцев ждет в результате сделки? Не стоит ждать резкого роста товарооборота, бурного развития иранских предприятий на нашей территории. Что-то, конечно, будет, но радужных надежд строить не следует. Не доверяя своей интуиции, автор поговорил с астраханскими предпринимателями, работающими с иранской стороной. Мнение совпало: в Астрахани иранский бизнес чувствует себя лучше, чем астраханский в Иране. Наш бизнес там особо не был нужен и во время санкций, а если санкции отменятся, то тем более. Фасад Ирана смотрит на Юг и на Запад – там океан и мировая торговля, а Каспий – это для Ирана задворки.

Для Ирана ядерная сделка – это почти реабилитация и шанс войти в мировую экономику с чистого листа. Для иранского общества это шанс вернуться к нормальной жизни и постепенно получить те же гражданские права, что и в любой развивающейся стране. А для России – это ввод новых, еще более жестких санкций, прежде всего против Газпрома. Так что обольщаться перспективами не стоит. Хорошо хоть, что вторая Южная или Первая Каспийская война отодвигается и, дай Бог, вообще не состоится.

Спасти рядового Кобзона

Степень агрессивности общества зашкаливает

По Рунету прокатилась странная информационная волна: кажется, самый актуальный вопрос, волнующий российское интернет-сообщество более всего – это где должен лечиться народный артист и народный депутат Иосиф Кобзон – в России или на Западе? Были и те, кто пытался защитить право Кобзона лечиться в Германии. Но их единичные голоса утонули в мощной волне: «Пусть лечится в районной поликлинике!»

Не помогли напоминания о героизме Кобзона при «Норд-Осте», популярности и пр. Все вспоминали только скандальные законопроекты, которые лоббировал Кобзон, в том числе о запрете на усыновление детей иностранцами, требовании, чтобы россияне лечились дома, и пр.

Закачка из «ящика»

С чего бы такая агрессивная и мощная волна? Все, что будет сказано далее – это всего лишь мнение человека, много лет изучавшего и преподававшего психологию (в том числе политическую психологию, теории личности, теории коммуникации, социальную психологию и пр.) в астраханских вузах.

Вообще-то в обрушившейся на Кобзона волне народной агрессии нет ничего удивительного. Общество начало возвращать закачанную в него ксенофобию и страх перед любым действием обратно – источнику ксенофобии и страха, то есть власти. А власть продолжает эти страхи в общество закачивать законами и телевизором. Самый свежий страх – так называемый «закон о забвении», только что подписанный президентом. Он разрешает любому лицу добиться удаления неугодной ему информации с интернет-ресурса без суда и следствия. Почти в это же время мы узнали о предложении ФСБ закрыть информацию о собственниках недвижимости – зачем народу знать о владельцах вилл и особняков?

Впрочем, различные запреты и запугивания относительно любого сказанного сгоряча слова, неосторожно поставленного в социальных сетях «лайка» в общество закачиваются уже много лет, и чем дальше, тем больше. Конечно, можно согласиться с тем, что требование удалять с поисковых серверов «недостоверную» или утратившую актуальность личную информацию прежде всего защитит коррумпированных чиновников и политиков. То же можно сказать и о закрытии информации о собственниках недвижимости – политики и чиновники, имеющие странный для их официальных доходов размер собственности, смогут перевести дух – «пронесло». Но сейчас речь не об этом.

Анонимная стая

Как и упомянутый выше закон, принятые ранее акты о защите чувств верующих (про чувства атеистов как-то забыли, создалось впечатление, что за атеизм вообще уже можно загреметь по этапу), запрете пропаганды «нетрадиционных ценностей», наказании за искажение истории и пр. стали тотальным инструментом запугивания не только прессы, журналистов, но и рядовых граждан, не понимающих, что за каждым их «лайком» в социальной сети следит «старший брат». И многие за эти лайки и высказывания уже пострадали реально.

При помощи этого института ограничений свободы слова и свободы совести общество целенаправленно превращается в то, что Конрад Лоренц (основатель этологии – науки о поведении животных) называл «анонимной стаей». Таким обществом с разрушенными горизонтальными связями легко управлять. Эталон такого общества – это северокорейский социум, искренне, стопроцентно и до слез обожающий очередного Кима до такой степени, что этот социум считает нормой расстрел за «неискренние аплодисменты» в адрес любимого вождя.

Заклюют и святое

Также не вдаваясь в подробности заметим, что засилье низкопробных ток-шоу на телевидении, навязчивое тенденциозное и длительное пережевывание одних и тех же событий по четко предписанным прессе политтехнологами логическим и семантическим схемам, вероятное использование специальных техник как раз и составляет методическую и методологическую основу того, что в народе называется «промывкой мозгов».

На выходе получается легко управляемая масса, состоящая из лишенных критического мышления то ли субъектов, то ли уже объектов управления.

Ошибка власти состоит в том, что такой субъекто-объект, то есть принудительно маргинализованная личность, во всем станет вести себя соответственно своему новому статусу. То есть она не только будет по малейшему указу клеймить «пятую колонну», но с тем же остервенением набросится на святое, если это святое допустит малейшую оплошность. Вот проговорился Кобзон, что лечиться хочет не в России, а в Германии – и на тебе, набросились на «патриота из патриотов» как на какого-нибудь Навального (или кто там еще остался?). И это еще безобидный и безопасный для общества эпизод – пока. Но это и симптом опасной болезни.

Система выходит из-под контроля

Анонимная стая выходит из-под управления и перекидывается к другому поводырю внезапно, без всякого повода и предупреждения. Анонимная стая внезапно для поводыря может удариться в бегство или наброситься на объект, на который поводырь и не собирался указывать. Оборотная сторона полной управляемости – полная непредсказуемость массового поведения. И уж, конечно, никакой опорой для поводыря анонимная стая быть не может. Потому что вместе с инициативой, личностью и самосознанием, процесс «анонимизации» уничтожает и мотивацию, способность к целенаправленному и настойчивому поведению.

Когда кто-то пытается применить на практике какую-либо теорию, неплохо бы знать и о побочных последствиях. Пока наши пропагандисты их не учитывают. Вот о чем говорит неожиданная для многих реакция на беднягу Кобзона, которому действительно нужна медицинская помощь качеством получше, чем его может предоставить наше здравоохранение.

Астраханский политолог: «Как спасти рядового Кобзона?»

Александр Васильев об агрессивности российского общества

По Рунету прокатилась странная информационная волна: кажется, самый актуальный вопрос, волнующий российское интернет-сообщество более всего – это где должен лечиться народный артист и народный депутат Иосиф Кобзон – в России или на Западе? Были и те, кто пытался защитить право Кобзона лечиться в Германии. Но их единичные голоса утонули в мощной волне: «Пусть лечится в районной поликлинике!».

Не помогли напоминания о героизме Кобзона при «Норд-Осте», популярности и пр. Все вспоминали только скандальные законопроекты, которые лоббировал Кобзон, в том числе о запрете на усыновление детей иностранцами, требовании, чтобы россияне лечились дома, и пр.

Закачка из «ящика»

С чего бы такая агрессивная и мощная волна? Все, что будет сказано далее – это всего лишь мнение человека, много лет изучавшего и преподававшего психологию (в том числе политическую психологию, теории личности, теории коммуникации, социальную психологию и пр.) в астраханских вузах.

Вообще-то в обрушившейся на Кобзона волне народной агрессии нет ничего удивительного. Общество начало возвращать закачанную в него ксенофобию и страх перед любым действием обратно – источнику ксенофобии и страха, то есть власти. А власть продолжает эти страхи в общество закачивать законами и телевизором.

Самый свежий страх – так называемый «закон о забвении», только что подписанный президентом. Он разрешает любому лицу добиться удаления неугодной ему информации с интернет-ресурса без суда и следствия. Почти в это же время мы узнали о предложении ФСБ закрыть информацию о собственниках недвижимости – зачем народу знать о владельцах вилл и особняков?

Впрочем, различные запреты и запугивания относительно любого сказанного сгоряча слова, неосторожно поставленного в социальных сетях «лайка» в общество закачиваются уже много лет, и чем дальше, тем больше. Конечно, можно согласиться с тем, что требование удалять с поисковых серверов «недостоверную» или утратившую актуальность личную информацию прежде всего защитит коррумпированных чиновников и политиков.

То же можно сказать и о закрытии информации о собственниках недвижимости – политики и чиновники, имеющие странный для их официальных доходов размер собственности, смогут перевести дух – «пронесло». Но сейчас речь не об этом.

Анонимная стая

Как и упомянутый выше закон, принятые ранее акты о защите чувств верующих (про чувства атеистов как-то забыли, создалось впечатление, что за атеизм вообще уже можно загреметь по этапу), запрете пропаганды «нетрадиционных ценностей», наказании за искажение истории и пр. стали тотальным инструментом запугивания не только прессы, журналистов, но и рядовых граждан, не понимающих, что за каждым их «лайком» в социальной сети следит «старший брат».

И многие за эти лайки и высказывания уже пострадали реально. При помощи этого института ограничений свободы слова и свободы совести общество целенаправленно превращается в то, что Конрад Лоренц (основатель этологии – науки о поведении животных) называл «анонимной стаей».

Таким обществом с разрушенными горизонтальными связями легко управлять. Эталон такого общества – это северокорейский социум, искренне, стопроцентно и до слез обожающий очередного Кима до такой степени, что этот социум считает нормой расстрел за «неискренние аплодисменты» в адрес любимого вождя.

Заклюют и святое

Также не вдаваясь в подробности заметим, что засилье низкопробных ток-шоу на телевидении, навязчивое тенденциозное и длительное пережевывание одних и тех же событий по четко предписанным прессе политтехнологами логическим и семантическим схемам, вероятное использование специальных техник как раз и составляет методическую и методологическую основу того, что в народе называется «промывкой мозгов».

На выходе получается легко управляемая масса, состоящая из лишенных критического мышления то ли субъектов, то ли уже объектов управления. Ошибка власти состоит в том, что такой субъекто-объект, то есть принудительно маргинализованная личность, во всем станет вести себя соответственно своему новому статусу.

То есть она не только будет по малейшему указу клеймить «пятую колонну», но с тем же остервенением набросится на святое, если это святое допустит малейшую оплошность. Вот проговорился Кобзон, что лечиться хочет не в России, а в Германии – и на тебе, набросились на «патриота из патриотов» как на какого-нибудь Навального (или кто там еще остался?). И это еще безобидный и безопасный для общества эпизод – пока. Но это и симптом опасной болезни.

Система выходит из-под контроля

Анонимная стая выходит из-под управления и перекидывается к другому поводырю внезапно, без всякого повода и предупреждения. Анонимная стая внезапно для поводыря может удариться в бегство или наброситься на объект, на который поводырь и не собирался указывать.

Оборотная сторона полной управляемости – полная непредсказуемость массового поведения. И уж, конечно, никакой опорой для поводыря анонимная стая быть не может. Потому что вместе с инициативой, личностью и самосознанием, процесс «анонимизации» уничтожает и мотивацию, способность к целенаправленному и настойчивому поведению.

Когда кто-то пытается применить на практике какую-либо теорию, неплохо бы знать и о побочных последствиях. Пока наши пропагандисты их не учитывают. Вот о чем говорит неожиданная для многих реакция на беднягу Кобзона, которому действительно нужна медицинская помощь качеством получше, чем его может предоставить наше здравоохранение.

Референдум в никуда

Спутали демократию с демагогией – платите!

Так поможем братскому греческому народу в его борьбе с евробуржуазией и евробюрократией? Или сначала разберемся, что там на родине демократии и греческого салата случилось и чем для нас обернется? И кому помогать?
И помогать ли?

Особый путь эллинов

Если кратко обобщить опыт греческого дефолта, то вывод следующий: народ Греции заплатит за свою любовь к социальной демагогии, обещаниям политиков и поддержку политиков, умеющих нравиться народу.

Проведенный референдум о согласии или несогласии греков с требованиями международных финансовых институтов официальные лица Евросоюза восприняли политкорректно в силу статуса. Мы можем отреагировать по-простонародному: проводить референдум на подобную узкопрофессиональную тему – это все равно что на референдуме решать, существует ли бозон Хиггса или прав ли был Альберт Эйнштейн с его теорией относительности. Греческий премьер подменил политику и диалог с населением социальной демагогией, а заплатит за его демагогию каждый грек, причем наличными.

Но наличные у греков еще есть, правда, получить их невозможно. Банки закрыты. Деньги не выдают не только с депозитов, но и из личных ячеек (!) в банковских подвалах. А у среднего грека, как подсчитал астраханский экономист и блогер Руслан Зарипов, на депозите заныкано более 10 тысяч евро. Среднему россиянину такое и не снилось. Живем от зарплаты до зарплаты. По произведенному национальному богатству Греция лишь немного опережает Россию. В 2000-е годы ВВП Греции рос на 4 и даже 5% в год – это высокие темпы роста для развитой экономики. По итогам 2014 года греческий ВВП на душу населения оценивается в 26 тыс. долларов, а российский – более 24 тыс. долларов. Но! В Греции минимальная пенсия – 650 евро, у нас – чуть больше 100 евро. При этом уровень жизни греков существенно выше нашего. Так что жалеть греков не рекомендую.

Интересно, что органы Евросоюза выводили Грецию из кризиса 2008-2009 гг. теми же методами, что и экономики Ирландии, Португалии и Испании. Ирландия оправилась быстрее всех, затем Испания и даже патриархальная и инертная Португалия. А вот прародители демократии пошли другим путем, затягивать пояса они не захотели.

Большой привет из Афин

Теперь о том, чем греческий дефолт обернулся и еще может обернуться для нас и какие уроки нам следует извлечь.
Сама по себе греческая экономика мала, наши связи с ней невелики и прямого влияния вроде бы быть не должно. Этим, видимо, можно объяснить и недельной давности флегматичную реакцию наших финансовых и экономических властей: нам от этой Греции ни жарко, ни холодно. Но то неделю назад. А вот во вторник уже занервничал и стал считать убытки министр экономики Алексей Улюкаев. Греция – часть Евросоюза, причем «старая» его часть. Финансовые проблемы Греции могут притормозить рост экономики ЕС, а ожидание замедления неизбежно скажется на крупнейшем рынке мира. ЕС – это более 550 миллионов населения и экономика, практически равная американской. Любые скверные ожидания в наше время быстро «зеркалят» на рынки сырья. А мы – сырьевая экономика. Вот бравада наших экономических властей и испарилась.

Цены на нефть не заставили ждать падения – аж спикировали. Дело, конечно, не только в Греции и ее влиянии на ЕС. Уже две недели растет количество вышек в США и «охлаждается» китайский рынок. Усиливаются ожидания возврата в мировую экономику Ирана. Но вклад Греции несомненен. Закон 21 века: при любом нарушении спокойствия на мировых рынках (прежде всего финансовых) наиболее пострадавшими бывают сырьевые и развивающиеся экономики, плохо отстроенные в структурном, институциональном отношении. Российская экономика и такая, и такая, и такая. То есть от прокисшего «греческого салата» у нас последствия могут быть побольше, чем в ЕС.

Сойти с тропы

Россия, конечно же, не Греция. У нас масштабы и эффект инерции несопоставимо выше. Но более 50% ВВП Греции дает госсектор, и этот перекос нас роднит. В отличие от греков у нас низкий уровень госдолга. Но последнее рассуждение от лукавого. Если посчитать уровень консолидированного госдолга с учетом долгов госсектора экономики и долга субъектов федерации, то картина меняется. Рейтинговые агентства учитывают как раз общую картину, так что на «мусорные» и «предмусорные» рейтинги обижаться нет смысла. То есть мы тоже тратим больше, чем зарабатываем. У нас разные с греками «любимые» статьи расходов: у них «социалка», у нас «оборонка», но разницы принципиальной нет, пока мы залезаем в карман будущим поколениям, а этот карман не бездонен.

В регионах обстановка куда более красноречивая. Особенно у нас. Астраханская область по итогам 4 месяцев текущего года является чемпионом России по затратам на обслуживание внутреннего долга. Трудовой «подвиг» наших чиновников отмечен двумя золотыми звездочками на сайте минфина ( у нас наибольшая доля расходов бюджета на обслуживание внутреннего долга не только по ЮФО, но и по России – «АВ») – вот адресочек: http://www.astrakhan.ifinmon.ru/reports/FK_0001_0001/DefaultCompare.aspx. Более свежих данных пока нет, официальные публикации идут с задержкой на 2 месяца, но по итогам полугодия с учетом огромной заемной кампании в мае-июне положение скорее усугубится. И при этом деньги летят на амбициозные и затратные проекты и мероприятия. Мы ступили на скользкую «греческую» тропу, сойти с которой на нормальную дорогу очень непросто.

Астраханский политолог: «Жалеть греков не рекомендую»

Поможет ли Греции Россия?

Спутали демократию с демагогией – платите! Так поможем братскому греческому народу в его борьбе с евробуржуазией и евробюрократией? Или сначала разберемся, что там на родине демократии и греческого салата случилось и чем для нас обернется? И кому помогать? И помогать ли?

Особый путь эллинов

Если кратко обобщить опыт греческого дефолта, то вывод следующий: народ Греции заплатит за свою любовь к социальной демагогии, обещаниям политиков и поддержку политиков, умеющих нравиться народу.

Проведенный референдум о согласии или несогласии греков с требованиями международных финансовых институтов официальные лица Евросоюза восприняли политкорректно в силу статуса.

Мы можем отреагировать по-простонародному: проводить референдум на подобную узкопрофессиональную тему – это все равно что на референдуме решать, существует ли бозон Хиггса или прав ли был Альберт Эйнштейн с его теорией относительности.

Греческий премьер подменил политику и диалог с населением социальной демагогией, а заплатит за его демагогию
каждый грек, причем наличными. Но наличные у греков еще есть, правда, получить их невозмож-но. Банки закрыты. Деньги не выдают не только с депозитов, но и из личных ячеек (!) в банковских подвалах.

А у среднего грека, как подсчитал астраханский экономист и блогер Руслан Зарипов, на депозите «заныкано» более 10 тысяч евро. Среднему рос-сиянину такое и не снилось. Живем от зарплаты до зарплаты.

По произведенному национальному богатству Греция лишь немного опережает Россию. В 2000-е годы ВВП Греции рос на 4 и даже 5% в год – это высокие темпы роста для развитой экономики. По итогам 2014 года греческий ВВП на душу населения оценивается в 26 тыс. долларов, а российский – более 24 тыс. долларов.

НО! В Греции минимальная пенсия – 650 евро, у нас – чуть больше 100 евро. При этом уровень жизни греков существенно выше наше-го. Так что жалеть греков не рекомендую.

Интересно, что органы Евросоюза выводили Грецию из кризиса 2008-2009 гг. теми же методами, что и экономики Ирландии, Пор-тугалии и Испании. Ирландия оправилась быстрее всех, затем Испания и даже патриархальная и инертная Португалия. А вот
прародители демократии пошли другим путем, затягивать пояса они не захотели.

Большой привет из Афин

Теперь о том, чем греческий дефолт обернулся и еще может обернуться для нас и какие уроки нам следует извлечь.Сама по себе греческая экономика мала, наши связи с ней невелики и прямого влияния вроде бы быть не должно.

Этим, видимо, можно объяснить и недельной давности флегматичную ре-акцию наших финансовых и экономических властей: нам от этой Греции ни жарко, ни холодно. Но то неделю назад. А вот во вторник уже занервничал и стал считать убытки министр экономики  Алексей Улюкаев.

Греция – часть Евросоюза, причем «старая» его часть. Финансовые проблемы Греции могут притормозить рост экономики ЕС, а ожидание замедления неизбежно скажется на крупнейшем рынке мира. ЕС – это более 550 миллионов населения и экономика, практически равная американской. Любые скверные ожидания в наше время быстро «зеркалят» на рынки сырья. А мы – сырьевая экономика. Вот бравада наших экономических властей и испарилась.

Цены на нефть не заставили ждать падения – аж спикировали. Дело, конечно, не только в Греции и ее влиянии на ЕС. Уже две недели растет количество вышек в США и «охлаждается» китайский рынок. Усиливаются ожидания возврата в мировую экономику Ирана. Но «вклад» Греции несомненен.

Закон 21 века: при любом нарушении спокойствия на мировых рынках (прежде всего финансовых) наиболее пострадавшими бывают сырьевые и развивающиеся экономики, плохо отстроенные в структур-ном, институциональном отношении. Российская экономика и такая, и такая, и такая. То есть от прокисшего «греческого салата» у нас последствия могут быть побольше, чем в ЕС.

Сойти c тропы

Россия, конечно же, не Греция. У нас масштабы и эффект инерции несопоставимо выше. Но более 50% ВВП Греции дает госсектор, и этот перекос нас роднит. В отличие от греков у нас низкий уровень госдолга. Но последнее рассуждение от лукавого.

Если посчитать уровень консолидированного госдолга с учетом долгов госсектора экономики и долга субъектов федерации, то картина меняется. Рейтинговые агентства учитывают как раз общую картину, так что на «мусорные» и «предмусорные» рейтинги обижаться нет смысла.

То есть мы тоже тратим больше, чем зарабатываем. У нас разные с греками «любимые» статьи расходов: у них «социалка», у нас «оборонка», но разницы принципиальной нет, пока мы залезаем в карман будущим поколениям, а этот карман не бездонен.

В регионах обстановка куда более красноречивая. Особенно у нас. Астраханская область по итогам 4 месяцев текущего года является чемпионом России по затратам на обслуживание внутреннего долга.

Трудовой «подвиг» наших чиновников отмечен двумя золотыми звездочка-ми на сайте минфина (у нас наибольшая доля расходов бюджета на обслуживание внутреннего долга не только по ЮФО, но и по России – «Каспий-Инфо») – вот адресочек.

Более свежих данных пока нет, официальные публикации идут с задержкой на 2 месяца, но по итогам полугодия с учетом огромной заемной кампании в мае-июне положение скорее усугубится.

И при этом деньги летят на амбициозные и затратные проекты и мероприятия. Мы ступили на скользкую «греческую» тропу, сойти с которой на нормальную дорогу очень непросто.

Мирные одежды цвета хаки

Пора прекращать огонь риторики

Вот смотрю вокруг и думаю: не пора ли возродить движение «Невада – Семипалатинск»? С чего вдруг про крупнейшие в мире ядерные полигоны и общественное движение, покончившее с ними, я вспомнил?

Грань перехода

А вот послушал ЭТО и вспомнил. Цитата: «Мир долгим не бывает. Мир сейчас долгим, слава Богу, не будет. Почему я говорю «слава Богу» – общество, в котором слишком много сытой и спокойной, беспроблемной, комфортной жизни – это общество, оставленное Богом, это общество долго не живет».

Это можно было бы считать бредом, но сказал это в эфире радио «Эхо Москвы» председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин – фигура заметная.

А еще нас сталкивают лбами на базовых – бытовом и эмоциональном уровнях. Михаил Задорнов пошутил в телеэфире на тему сбитого Боинга, в котором погибли почти 300 человек, в том числе женщины и дети. Публике в зале шутка понравилось, может, и кто из телезрителей посмеялся. Хотелось бы посмотреть на этого шутника и этих весельчаков, если бы в том Боинге летели их семьи, дети… Есть барьер, через который нормальный человек переступать не должен. Задорнов эту грань перешел.

А кроме Чаплина и Задорнова, есть публика куда решительнее и полномочнее: Интерфакс сообщил, что Генпрокуратура проверит, законно ли нынешние прибалтийские государства отделились от СССР…

Крушил кузен кузена

Игры в территории и войнушки неожиданно для игроков всегда приводили к уже не игрушечным войнам. Если ружье не то чтобы просто висит на стене, а ружьями обвешивается каждый простенок, вдобавок этими ружьями все тычут друг другу в нос, то одно из них обязательно выстрелит без приказа. Рано или поздно это произойдет обязательно. А после первого выстрела никто не будет разбираться, кто же его сделал – при нынешних технологиях ответ будет немедленный, всеми силами и средствами.

Жалкие вопли «Прекратить огонь!» никто не услышит в грохоте маршевых двигателей межбаллистических ракет. Заигравшись, абсолютно все деятели в истории рано или поздно случайно, даже сами того не желая, пересекали черту, за которой парады внезапно превращались в общевойсковые операции. Так началась Первая мировая война – никто из монархов не смог остановить мобилизацию, машина поддавала себе газку сама. А ведь все монаршьи дома состояли в близком родстве, да так и начал крушить кузен кузена. Но атомных бомб тогда не было.

После первого выстрела операцией командуют уже не маршалы и генералы с адмиралами, а капитаны и лейтенанты на передовой, а то и сержанты. Где-то в российских верхах эту истину еще не забыли, поэтому Кремль уже выразил недоумение инициативой «прибалтийской» проверки, а задорновский ролик с Ютюба был удален под предлогом нарушения авторских прав.

Воронка
вместо Астрахани

Напомню. Движение «Невада – Семипалатинск» было основано крупным казахским поэтом и писателем Олжасом Сулейменовым в начале 1989 г. с целью предотвращения атомной войны и ее последствий. Поскольку тогда СССР и его авангард КПСС боролись неустанно «за мир во всем мире», инициатива была обласкана и поддержана, надо было только включить в перечень, помимо Семипалатинского ядерного полигона, американский – в Неваде, что весьма успешно и получилось. Массовая поддержка напуганных перспективой ядерной войны мирян по всему миру была обеспечена. И реально полигоны были закрыты, испытания атомных бомб прекратились. В те времена мы всерьез готовились к войне с применением ОМП – оружия массового поражения. Готовились и армия, и глубокий тыл. Собственно, все понимали, что в такой войне никакого тыла не будет – передовая на всю глубину территории.
Поэтому население знало поражающие факторы и то, как от них прятаться. И была какая-никакая система оповещения и защиты, система массового обучения. Были бомбоубежища. Ныне они необратимо переоборудованы (кроме больниц) – где дискотека, где салон красоты. Впрочем, раскрою страшную военную тайну. На одной из штабных тренировок нам была поставлена задача – рассчитать последствия наземного взрыва мощностью 200 килотонн при ударе стандартной боеголовкой по геометрическому центру Астрахани. У нас получилась воронка глубиной 60 метров и диаметром от стадиона до школы милиции примерно. То есть в наших грунтах бомбоубежища бесполезны, просто готовая братская могила.

Не надо кидаться
шапками

А еще мы знали о планах эвакуации и рассредоточения. Сейчас, похоже, даже в самых важных кабинетах о том не задумываются. А тогда мы знали, по какому сигналу в какое село нас должны вывезти. В спешке-то не получится, из города всего шесть выездов, они в пять минут будут забиты намертво.

Вот интересно, а сейчас знает ли кто о поражающих факторах ядерного взрыва? О последствиях массового применения ядерного оружия? О ядерной зиме, в которой вымрет планктон в океанах и вся растительность по всему земному шару, отчего сельское хозяйство будет невозможным минимум несколько десятков лет и выжившие при ядерных бомбежках умрут от голода и болезней? Что эти выжившие будут завидовать тем, кто погиб мгновенно на месте? Что наш роскошный мир достанется крысам и тараканам, разве что еще черепахи выживут?

Или у нас все рассчитывают смотреть по телевизору, как наши могучие ракеты будут обрушивать на их головы наши могучие ядреные бомбы, а мы так и будем сидеть у телевизоров и смотреть? И к нам обратно ничего не прилетит? А если одна-две каких-нибудь «минитменши» и долетят, то наши бравые ПВО их изничтожат на дальних подступах. И мы их малой кровью на вражеской территории, как учил тов. Сталин… А если прилетят в ответ? А если не собьем? Кто хочет попробовать? Подавляющее большинство – минимум 90%? Субъективные ощущения в нынешнем массовом угаре, что упомянутые 90% так и уверены: мы их – да, они нас – нет! Но оружие проверяется только одним способом – в бою. Поэтому еще раз спрашиваю: кто хочет попробовать? Желающие – ноги в руки и бегом марш с диванов в «Военторг»!

Мнение астраханца: "Мирные одежды цвета хаки"

Пора прекращать огонь риторики

Вот смотрю вокруг и думаю: не пора ли возродить движение «Невада-Семипалатинск»? С чего вдруг про крупнейшие в мире ядерные полигоны и общественное движение, покончившее с ними, я вспомнил?

Грань перехода

А вот послушал ЭТО и вспомнил. Цитата: «Мир долгим не бывает. Мир сейчас долгим, слава Богу, не будет. Почему я говорю «слава Богу» – общество, в котором слишком много сытой и спокойной, беспроблемной, комфортной жизни – это общество, оставленное Богом, это общество долго не живет».

Это можно было бы считать бредом, но сказал это в эфире радио «Эхо Москвы» председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин — фигура заметная.

А еще нас сталкивают лбами на самом базовом бытовом эмоциональном уровне. Михаил Задорнов пошутил в телеэфире на тему сбитого Боинга, в котором погибли почти 300 человек, в том числе женщины и дети. Публике в зале шутка понравилось, может, и кто из телезрителей посмеялся. Хотелось бы посмотреть на этого шутника и этих весельчаков, если бы в том Боинге летели их семьи, дети… Есть барьер, через который нормальный человек переступать не должен. Задорнов эту грань перешел.

А кроме Чаплина и Задорнова, есть публика куда решительнее и полномочнее: Интерфакс сообщил, что Генпрокуратура проверит, законно ли нынешние прибалтийские государства отделились от СССР…

Крушил кузен кузена

Игры в территории и войнушки неожиданно для игроков всегда приводили к уже не игрушечным войнам. Если ружье не то чтобы просто висит на стене, а ружьями обвешивается каждый простенок, вдобавок этими ружьями все тычут друг другу в нос, то одно из них обязательно выстрелит без приказа. Рано или поздно это произойдет обязательно. А после первого выстрела никто не будет разбираться, кто же его сделал – при нынешних технологиях ответ будет немедленный, всеми силами и средствами.

Жалкие вопли «Прекратить огонь!» никто не услышит в грохоте маршевых двигателей межбаллистических ракет. Заигравшись, абсолютно все деятели в истории рано или поздно случайно, даже сами того не желая, пересекали черту, за которой парады внезапно превращались в общевойсковые операции. Так началась Первая мировая война – никто из монархов не смог остановить мобилизацию, машина поддавала себе газку сама. А ведь все монаршьи дома состояли в близком родстве, да так и начал крушить кузен кузена. Но атомных бомб тогда не было.

После первого выстрела операцией командуют уже не маршалы и генералы с адмиралами, а капитаны и лейтенанты на передовой, а то и сержанты. Где-то в российских верхах эту истину еще не забыли, поэтому Кремль уже выразил недоумение инициативой «прибалтийской» проверки, а задорновский ролик с Ютюба был удален под предлогом нарушения авторских прав.

Воронка вместо Астрахани

Напомню. Движение Невада — Семипалатинск было основано крупным казахским поэтом и писателем Олжасом Сулейменовым в начале 1989 г. с целью предотвращения атомной войны и ее последствий. Поскольку тогда СССР и его авангард КПСС боролись неустанно «за мир во всем мире», инициатива была обласкана и поддержана, надо было только включить в перечень, помимо Семипалатинского ядерного полигона, американский – в Неваде, что весьма успешно и получилось. Массовая поддержка напуганных перспективой ядерной войны мирян по всему миру была обеспечена. И реально полигоны были закрыты, испытания атомных бомб прекратились. В те времена мы всерьез готовились к войне с применением ОМП – оружия массового поражения. Готовились и армия, и глубокий тыл. Собственно, все понимали, что в такой войне никакого тыла не будет – передовая на всю глубину территории.

Поэтому население знало поражающие факторы и то, как от них прятаться. И была какая-никакая система оповещения и защиты, система массового обучения. Были бомбоубежища. Ныне они необратимо переоборудованы (кроме больниц) – где дискотека, где салон красоты. Впрочем, раскрою страшную военную тайну. На одной из штабных тренировок нам была поставлена задача – рассчитать последствия наземного взрыва мощностью 200 килотонн при ударе стандартной боеголовкой по геометрическому центру Астрахани. У нас получилась воронка глубиной 60 метров и диаметром от стадиона до школы милиции примерно. То есть, в наших грунтах бомбоубежища бесполезны, просто готовая братская могила.

Не надо кидаться шапками

А еще мы знали о планах эвакуации и рассредоточения. Сейчас, похоже, даже в самых важных кабинетах о том не задумываются. А тогда мы знали, по какому сигналу в какое село нас должны вывезти. В спешке-то не получится, из города всего шесть выездов, они в пять минут будут забиты намертво.

Вот интересно, а сейчас знает ли кто о поражающих факторах ядерного взрыва? О последствиях массового применения ядерного оружия? О ядерной зиме, в которой вымрет планктон в океанах и вся растительность по всему земному шару, отчего сельское хозяйство будет невозможным минимум несколько десятков лет и выжившие при ядерных бомбежках умрут от голода и болезней? Что эти выжившие будут завидовать тем, кто погиб мгновенно на месте? Что наш роскошный мир достанется крысам и тараканам, разве что еще черепахи выживут?

Или у нас все рассчитывают смотреть по телевизору, как наши могучие ракеты будут обрушивать на их головы наши могучие ядреные бомбы, а мы так и будем сидеть у телевизоров и смотреть? И к нам обратно ничего не прилетит? А если одна-две каких-нибудь «минитменши» и долетят, то наши бравые ПВО их изничтожат на дальних подступах. И мы их малой кровью на вражеской территории, как учил тов. Сталин… А если прилетят в ответ? А если не собьем? Кто хочет попробовать? Подавляющее большинство – минимум 90%? Субъективные ощущения в нынешнем массовом угаре, что упомянутые 90% так и уверены: мы их – да, они нас – нет! Но оружие проверяется только одним способом – в бою. Поэтому еще раз спрашиваю: кто хочет попробовать? Желающие – ноги в руки и бегом марш с диванов в «Военторг»!

Восточная сказка: вид сзади

Часть 3. Они где-то рядомСегодня мы заканчиваем цикл публикаций о террористической угрозе, идущей с Ближнего Востока, прежде всего со стороны так называемого «Исламского государства», или ИГИШ – организации, чья деятельность в России запрещена. Ее щупальца пытаются дотянуться и до наших территорий, Астрахань – не на последнем месте.

Разрастающаяся сеть

В заключение кое-что об опасности ИГИШ. Это группировка нового типа, растущая по принципу сети. Это первая группировка, добившаяся самофинансирования, ей не нужны доноры, она продает нефть, газ, рабов, оружие и ей хватает денег на вербовку боевиков, вербовку членов «спящих ячеек» по всему миру. У нее хватает наглости и ресурсов шантажировать местную элиту в любой стране «третьего мира» и примеряться к элите развитых стран. Она ведет пропаганду вполне голливудскими и «правдинскими» методами, поскольку ее пиарщики учились и там, и там. Противостоять новой угрозе можно в сфере идеологии, и здесь на российскую сторону ложится большая ответственность, и не факт, что она к ней готова.

Очень интересен демарш, предпринятый под Новый год президентом Египта Ас-Сиси. Человек, имеющий репутацию весьма религиозного – настолько, что его жена и дочь носят паранджу, – вдруг выступает в крупнейшем и древнейшем университете Аль Азхар и требует модернизации ислама, приведения текстов и их толкования в соответствие с нормами 21 века и решительного и полного отказа от принципов 7 века, куда тащат ислам салафитские проповедники. Шаг Ас-Сиси – мощный и мудрый, рассчитанный на десятилетия минимум, нашелся первый лидер, который рискнул сказать это вслух.

Противостоять угрозе можно и на общественном уровне, просто иногда поглядывая вокруг – что изменилось в ближайшем окружении. Образование новых террористических сект – это постоянный вызов нормальной человеческой жизни, его не следует ни драматизировать, ни недооценивать. Любителям повыступать на тему «куда смотрит полиция» замечу – если дело доходит до «полиции», реагировать уже поздно, наступают последствия.

На подступах к Волге

За последние недели произошли концептуально важные события. Во-первых, впервые бойцы ИГИШ устроили массовую казнь бойцов Талибана –  обезглавили 10 человек, отступавших после боя с афганской армией. Во-вторых, произошло это в провинции Нангархар – это восток Афганистана, на границе с Пакистаном, то есть это прямая угроза Таджикистану. Далее – Ферганская долина, где социальная напряженность создает почти тепличные условия для ИГИШ, а дальше мало контролируемые пески Кара-Кум, Кызыл-Кум и… волжские берега. В Астрахани, кстати, выявлены элементы, собиравшие средства для ИГИШ.

В-третьих, Асад заявил, что он не собирается воевать с ИГИШ за весь мир, и остатки его войск сосредотачиваются на защите Дамаска, Латакии на побережье и путей между ними, а также проходов к ливанской границе через горы Каламун, которые сейчас зачищает ливанская проиранская Хизбалла. Заявление довольно странное, поскольку ИГИШ воюет в основном не с Асадом, а с его самыми решительными врагами. Положение Асада настолько ухудшилось, что, как утверждают наблюдатели, иранские дивизии готовы непосредственно войти в Сирию, а до 6 тысяч военнослужащих уже там. Иран эти заявления опровергает, но о решимости помогать до конца заявляет. Появление иранских войск в Сирии может привести к вводу туда сухопутных войск Турции и Саудовской Аравии. Эксперты утверждают, что турецкая армия и так поддерживает антиасадовские силы не только разведкой и логистикой, но и огнем с земли и воздуха.

В-четвертых, отступление Асада создает угрозу этническим и религиозным меньшинствам, теперь под ударом оказались друзы. Официальная наука считает друзов мусульманами шиитского толка. Но джихадисты-сунниты считают друзов мушриками – язычниками, друзы, например, верят в реинкарнацию. Некоторые племена друзов поддерживали Асада. Друзы – влиятельная политическая сила в Ливане.

В-пятых, говоря о суннитских джихадистах, мы можем нечаянно создать ауру праведников для шиитских милиций и Хизбаллы, что совершенно не соответствует действительности. Шиитские милиции в Ираке и Сирии зверствуют ничуть не меньше ИГИШ. А Хизбаллу только что поймала полиция на Кипре – «хизбаллоиды» завезли на Кипр 5 тонн нитрата аммония под видом медицинских пакетов типа нашего «Снежка» (кто рвал связки на тренировках – прекрасно знает этот способ быстрого охлаждения места ушиба/разрыва). Кого или что собралась взрывать Хизбалла на Кипре – это сейчас тамошняя полиция и выясняет. Будем надеяться, что это не наши предприниматели так выясняют отношения.

То есть мы уже имеем «малую мировую войну» и она расширяется со скоростью верхового пала.

Восточная сказка глазами астраханцы: Они где-то рядом

Часть 3

Сегодня мы заканчиваем цикл публикаций о террористической угрозе, идущей с Ближнего Востока, прежде всего со стороны так называемого «Исламского государства», или ИГИШ — организации, чья деятельность в России запрещена. Ее щупальца пытаются дотянуться и до наших территорий, Астрахань — не на последнем месте.

Разрастающаяся сеть

В заключение кое-что об опасности ИГИШ. Это группировка нового типа, растущая по принципу сети. Это первая группировка, добившаяся самофинансирования, ей не нужны доноры, она продает нефть, газ, рабов, оружие и ей хватает денег на вербовку боевиков, вербовку членов «спящих ячеек» по всему миру. У нее хватает наглости и ресурсов шантажировать местную элиту в любой стране «третьего мира» и примеряться к элите развитых стран. Она ведет пропаганду вполне голливудскими и «правдинскими» методами, поскольку ее пиарщики учились и там и там. Противостоять новой угрозе можно в сфере идеологии, и здесь на российскую сторону ложится большая ответственность, и не факт, что она к ней готова.

Очень интересен демарш, предпринятый под Новый год президентом Египта Ас-Сиси. Человек, имеющий репутацию весьма религиозного – настолько, что его жена и дочь носят паранджу, – вдруг выступает в крупнейшем и древнейшем университете Аль Азхар и требует модернизации ислама, приведения текстов и их толкования в соответствие с нормами 21 века и решительного и полного отказа от принципов 7 века, куда тащат ислам салафитские проповедники. Шаг Ас-Сиси – мощный и мудрый, рассчитанный на десятилетия минимум, нашелся первый лидер, который рискнул сказать это вслух.

Противостоять угрозе можно и на общественном уровне, просто иногда поглядывая вокруг – что изменилось в ближайшем окружении. Образование новых террористических сект – это постоянный вызов нормальной человеческой жизни, его не следует ни драматизировать, ни недооценивать. Любителям повыступать на тему «куда смотрит полиция» замечу – если дело доходит до «полиции», реагировать уже поздно, наступают последствия.

На подступах к Волге

За последние недели произошли концептуально важные события. Во-первых, впервые бойцы ИГИШ устроили массовую казнь бойцов Талибана –  обезглавили 10 человек, отступавших после боя с афганской армией. Во-вторых, произошло это в провинции Нангархар – это восток Афганистана, на границе с Пакистаном, то есть это прямая угроза Таджикистану. Далее – Ферганская долина, где социальная напряженность создает почти тепличные условия для ИГИШ, а дальше мало контролируемые пески Кара-Кум, Кызыл-Кум и… волжские берега. В Астрахани, кстати, выявлены элементы, собиравшие средства для ИГИШ.

В-третьих, Асад заявил, что он не собирается воевать с ИГИШ за весь мир, и остатки его войск сосредотачиваются на защите Дамаска, Латакии на побережье и путей между ними, а также проходов к ливанской границе через горы Каламун, которые сейчас зачищает ливанская проиранская Хизбалла. Заявление довольно странное, поскольку ИГИШ воюет в основном не с Асадом, а с его самыми решительными врагами. Положение Асада настолько ухудшилось, что, как утверждают наблюдатели, иранские дивизии готовы непосредственно войти в Сирию, а до 6 тысяч военнослужащих уже там. Иран эти заявления опровергает, но о решимости помогать до конца заявляет. Появление иранских войск в Сирии может привести к вводу туда сухопутных войск Турции и Саудовской Аравии. Эксперты утверждают, что турецкая армия и так поддерживает антиасадовские силы не только разведкой и логистикой, но и огнем с земли и воздуха.

В-четвертых, отступление Асада создает угрозу этническим и религиозным меньшинствам, теперь под ударом оказались друзы. Официальная наука считает друзов мусульманами шиитского толка. Но джихадисты-сунниты считают друзов мушриками – язычниками, друзы, например, верят в реинкарнацию. Некоторые племена друзов поддерживали Асада. Сейчас друзы просят помощи у Иордании и Израиля. Друзы – влиятельная политическая сила в Ливане.

В-пятых, говоря о суннитских джхадистах, мы можем нечаянно создать ауру праведников для шиитских милиций и Хизбаллы, что совершенно не соответствует действительности. Шиитские милиции в Ираке и Сирии зверствуют ничуть не меньше ИГИШ. А Хизбаллу только что поймала полиция на Кипре – «хизбаллоиды» завезли на Кипр 5 тонн нитрата аммония под видом медицинских пакетов типа нашего «Снежка» (кто рвал связки на тренировках – прекрасно знает этот способ быстрого охлаждения места ушиба/разрыва). Кого или что собралась взрывать Хизбалла на Кипре – это сейчас тамошняя полиция и выясняет. Будем надеяться, что это не наши предприниматели так выясняют отношения.

То есть мы уже имеем «малую мировую войну» и она расширяется со скоростью верхового пала.

 

Восточная сказка: вид сзади

Часть 2. Слой за слоем

Мы продолжаем начатую в предыдущем номере «АВ» серию публикаций о возникновении и развитии терроризма на Ближнем Востоке. В статье «Часть1. Метастазы Халифата» рассказывалось о становлении и экспансии запрещенной в России организации «Исламское государство». В сегодняшней публикации речь пойдет о факторах, способствующих эскалации насилия в ближневосточном регионе.

Четыре фактора
энтропии

Хаос, сложившийся на Ближнем Востоке после распада Оттоманской империи в итоге Первой мировой войны, предопределил неизбежность передела того, что мы называем по инерции государственными границами. На Ближнем Востоке эти границы изначально надуманы и не имеют никакого отношения ни к государственности, ни к расселению племен и этнической и религиозной карте. Например, Иордания населена теми, кого мы привыкли называть палестинцами, Сирия и Ливан – почти такие же колыбели человечества и монотеизма, как и Израиль – представляют собой такой коктейль этнических и религиозных меньшинств, что без коктейля не разберешься. Здесь живет самый крупный в мире этнос, не создавший еще собственной государственности, но упорно идущий к ней – курды. Даже в Иране азербайджанцев едва ли не больше, чем персов. Итак, первый фактор – географический, и от него никуда не денешься.

Второй и главный слой – религиозный. Сектантская война между суннитами и шиитами тянется уже полторы тысячи лет и конца ей не видно. Разные попытки со стороны США и их союзников, СССР и его союзников отвлечь арабский мир от этой войны успеха не имели, только внесли еще больше хаоса. По сложившейся практике, любой ближневосточный конфликт очень быстро перерастает именно в эту войну. Раздробленность ислама, отсутствие фигур, аналогичных по статусу Папе Римскому или Патриарху, чрезвычайно высокая роль наставников-толкователей священного писания усугубляют идеологический раскол. Секты и террористические группировки, иногда мощные и превращающиеся в государственноподобные образования, вполне укладываются в восточные традиции – вспомним империю ассасинов Хасана Ас-Сабаха, от которой тряслись поджилки в европейских монашьих домах и прикончить которую сумела только армия Чингисхана.

Третий слой – конфликты между ветеранами «антиимпериалистического фронта» – например, запрещенными не только в Египте, но и в России «Братьями-мусульманами», и неосалафитскими группировками типа того же ИГИШ и десятками помельче, порожденными сирийской войной.

Четвертый слой – конфликты между этническими группами, отдельными племенами в специфических местных условиях легко может провоцировать масштабные внутри- и межгосударственные конфликты. Причина – очень многие политические фракции на Ближнем Востоке создаются как раз по племенному, этническому или религиозному признаку. Примеры – «черный сентябрь» в Иордании в 1970 году, когда король Хусейн, отец нынешнего короля Абдаллы второго, танками выдавил Организацию освобождения Палестины на Западный Берег, или нынешняя история с племенами хути в Йемене и прочие.

Дрова
в чужой костер

И во все эти слои вмешиваются разные заинтересованные стороны из лагеря мирового капитализма – США и лагеря мирового социализма – СССР. Тут уже коктейлем не обойдешься. А еще региональные сверхдержавы – Турция, Иран, Египет, Саудовская Аравия. А еще небольшие, но чудовищно богатые монархии Персидского залива. А теперь еще и Китай. А Саудовская Аравия регулярно втягивает в конфликт религиозно наиболее близкий Пакистан. И как не назвать самого мощного союзника Асада – ливанскую шиитскую проиранскую террористическую группировку «Хезболла» (партия Аллаха), едва ли не самую боеспособную единицу умирающей в войне на истощение армии Башара.

Таким образом, попытки упростить и свести анализ ближневосточных конфликтов к чьим-либо проискам (см. «АВ» № 20 от 05.06.2015) или почерпнутым из восточных сказок формулам типа «враг моего врага – мой друг» – это опасные и глупые заблуждения. Поэтому в следующий раз мы немного поговорим об этих самых восточных формулах, которые без малейшего основания почитаем как восточную мудрость.

Восточная сказка глазами астраханца: вид сзади

Часть 2. Слой за слоем

Мы продолжаем начатую на КаспийИнфо серию публикаций о возникновении и развитии терроризма на Ближнем Востоке. В статье «Часть1. Метастазы Халифата» рассказывалось о становлении и экспансии запрещенной в России организации «Исламское государство». В сегодняшней публикации речь пойдет о факторах, способствующих эскалации насилия в ближневосточном регионе.

Четыре фактора энтропии

Хаос, сложившийся на Ближнем Востоке после распада Оттоманской империи в итоге Первой мировой войны, предопределил неизбежность передела того, что мы называем по инерции государственными границами. На Ближнем Востоке эти границы изначально надуманы и не имеют никакого отношения ни к государственности, ни к расселению племен и этнической и религиозной карте. Например, Иордания населена теми, кого мы привыкли называть палестинцами, Сирия и Ливан – почти такие же колыбели человечества и монотеизма, как и Израиль – представляют собой такой коктейль этнических и религиозных меньшинств, что без коктейля не разберешься. Здесь живет самый крупный в мире этнос, не создавший еще собственной государственности, но упорно идущий к ней – курды. Даже в Иране азербайджанцев едва ли не больше, чем персов. Итак, первый фактор — географический, и от него никуда не денешься.

Второй и главный слой – религиозный. Сектантская война между суннитами и шиитами тянется уже полторы тысячи лет и конца ей не видно. Разные попытки со стороны США и их союзников, СССР и его союзников отвлечь арабский мир от этой войны успеха не имели, только внесли еще больше хаоса. По сложившейся практике, любой ближневосточный конфликт очень быстро перерастает именно в эту войну. Раздробленность ислама, отсутствие фигур, аналогичных по статусу Папе Римскому или Патриарху, чрезвычайно высокая роль наставников-толкователей священного писания усугубляют идеологический раскол. Секты и террористические группировки, иногда мощные и превращающиеся в государственноподобные образования, вполне укладываются в восточные традиции – вспомним империю ассасинов Хасана Ас-Сабаха, от которой тряслись поджилки в европейских монашьих домах и прикончить которую сумела только армия Чингисхана.

Третий слой – конфликты между ветеранами «антиимпериалистического фронта» — например, запрещенными не только в Египте, но и в России «Братьями-мусульманами», и неосалафитскими группировками типа того же ИГИШ и десятками помельче, порожденными сирийской войной.

Четвертый слой – конфликты между этническими группами, отдельными племенами в специфических местных условиях легко может провоцировать масштабные внутри- и межгосударственные конфликты. Причина – очень многие политические фракции на Ближнем Востоке создаются как раз по племенному, этническому или религиозному признаку. Примеры – «черный сентябрь» в Иордании в 1970 году, когда король Хусейн, отец нынешнего короля Абдаллы второго, танками выдавил Организацию освобождения Палестины на Западный Берег, или нынешняя история с племенами хути в Йемене и пр.

Дрова в чужой костер

И во все эти слои вмешиваются разные заинтересованные стороны из лагеря мирового капитализма – США и лагеря мирового социализма – СССР. Тут уже коктейлем не обойдешься. А еще региональные сверхдержавы – Турция, Иран, Египет, Саудовская Аравия. А еще небольшие, но чудовищно богатые монархии Персидского Залива. А теперь еще и Китай. А Саудовская Аравия регулярно втягивает в конфликт религиозно наиболее близкий Пакистан. И как не назвать самого мощного союзника Асада – ливанскую шиитскую проиранскую террористическую группировку «Хезболла» (партия Аллаха), едва ли не самую боеспособную единицу умирающей в войне на истощение армии Башара.

Таким образом, попытки упростить и свести анализ ближневосточных конфликтов к чьим-либо проискам или почерпнутым из восточных сказок формулам типа «враг моего врага – мой друг» — это опасные и глупые заблуждения. Поэтому в следующий раз мы немного поговорим об этих самых восточных формулах, которые без малейшего основания почитаем как восточную мудрость.

 

Восточная сказка: вид сзади. Часть 1. Метастазы Халифата

О вспышке терроризма на Ближнем Востоке в нашей прессе пишут много. Увы, такое обилие публикаций, помимо несомненной пользы – общественное мнение нацеливается на серьезнейшую проблему, имеет и оборотную сторону – примитивизм, откровенные и опасные для общества глупости.  Опухоль разрастается

Патриарх отечественного востоковедения Г.И. Мирский обращает внимание: например, идиотская болтовня на тему «Исламское государство создано ЦРУ для развязывания цветных революций в арабском мире» несет реальную угрозу, так как искажает и упрощает донельзя серьезнейший вызов, с которым столкнулось человечество в 21 веке. Во всяком случае, театрализованных массовых казней мы не видели со времен Древнего Рима. И предела расширению этой заразы пока не видно, напротив, приток джихадистов со всего мира ширится, втягивая в себя наших сограждан и сограждан по бывшему СССР. В результате русский язык вполне может претендовать на статус второго государственного языка халифата.

ИГИШ, ИГИЛ, Исламское государство, Халифат, да’еш, довла, дауля (от арабского – государство) – само обилие терминов, которыми обозначается наиболее опасная террористическая группировка, запрещенная в России, говорит о многом. Эта злокачественная опухоль разрастается чрезвычайно быстро и дает метастазы не только на Ближнем Востоке, Северной Африке, но и в Средней и даже в Юго-Восточной Азии, успешно проникает в Европу, Китай, Россию, даже Америку. Мы имеем дело с организацией нового типа, сочетающей свойства сектантской ячейки, сетевой организации, прогосударственных институтов, промышленного и торгового холдинга, высококвалифицированной разведки и контрразведки, пиар-агентства и пр. и пр.

Такая многоликость предопределена историей и механизмом образования этой группировки. О механизмах создания и функционирования ИГ сейчас уже известно довольно много. Успешные операции по устранению отцов-основателей Хаджи Бакра (бывший подполковник и начальник разведки саддамовских ВВС), террориста номер два Аз-Заркауи, главного финансиста ИГ Абу Сайяфа дали в руки спецслужб много первичных документов, которые невольно или вольно попали в руки прессы.

Кампания веры

Итак, ИГИШ появилась на свет благодаря стечению обстоятельств и политическим ошибкам оккупационных американских властей. Когда Пол Бреммер начал дебаасификацию (партия БААС в Ираке и Сирии – это типа нашей даже не КПСС, а ВКПб) и распустил армию Саддама Хусейна, он не подумал, куда пойдут 400 тысяч квалифицированных бойцов, многие из которых заканчивали советские военные училища. Им надо было кормить семьи, а ничего, кроме как воевать, они не умели. Вторая ошибка – фильтрационные лагеря, ставшие университетами новых джихадистов. Аль Багдади, по-видимому, был рекрутирован в ИГИШ в одном из таких лагерей – Кэмп-Бакка. Высокая боевая эффективность ИГИШ также определяется его корнями – происхождением из самой мощной арабской армии Ближнего Востока.

Инфраструктура, которой воспользовался ИГИШ в Ираке – склады имущества, оружия, явки, базы и пр., создавалась Саддамом Хусейном вовсе не для будущей террористической организации, а для борьбы с вероятным шиитским восстанием и партизанской войной. После поражения в Ирано-Иракской войне и первой «Бури в Заливе» Саддам понял, что есть риск пробуждения шиитского большинства Ирака и этой угрозе надо противопоставить что-то адекватное. Прежде всего – такую же мощную идеологию. В 1994 году в светском Ираке началась «Кампания веры» – агрессивная исламизация армии. Отвечал за «Кампанию веры» генерал Изаад Ад-Дури, месяц назад убитый в Ираке. Ад-Дури при Саддаме выполнял примерно те же функции, что Борман при Гитлере. Примерно в те же годы начались контакты саддамовских разведок с Аль-Каидой. Многие у нас до сих пор возмущаются – а что это мы сдали друга нашего Саддама. Ну во-первых, мы все-таки выступали против, но вяло. А вяло – потому, что на уровне политического руководства России саддамовские шашни с Аль-Каидой были известны – кому нужен такой «союзник». Так вот, созданные Саддамом базы и были унаследованы ИГИШ, тем более что иракские офицеры и генералы прекрасно знали, что и где припрятано. И когда возникли условия, немедленно своими знаниями воспользовались. Условиями стала гражданская война в Сирии, затем – в Ираке.

Фронт
под Астраханью

В результате этих войн возникли огромные никем не контролируемые территории. Часть их быстро отжала ИГИШ, устроившая штаб-квартиру в уютном оазисе Ракка на сирийско-иракской границе. Утверждают, что сами иракцы не высовываются и держатся в тени. В качестве линейного штата (это так интеллигентно мы назовем пушечное мясо Халифата) с самого начала было решено использовать привлеченных со всего света джихадистов. Учитывая численность суннитского населения, мобилизационные ресурсы Халифата кажутся неисчерпаемыми. Очень много там боевиков из Средней Азии и с Кавказа. Недавний скандал с бегством в ИГИШ начальника всего таджикского ОМОНа очень показателен. Такая своеобразная структура породила и двухслойную идеологию внутри самого Халифата – сверхортодоксальный «ваххабизм» для «линейного штата» (за сбритую бороду 50 ударов палкой, даже со вшами в бороде, говорят, запретили бороться, только хной дозволено красить, дабы не так чесалась) и светская полурелигиозность для штабов – там люди привыкли к мирским утехам и ограничений не любят – что-то это напоминает, а?

А теперь о механизмах развития того конфликта, который угрожает расползтись на весь мир – причем это расползание джихадисткими вождями уже анонсировано. Аль Багдади не только про Хельсинки вещал, в одном из заявлений незадолго до фатальной бомбежки он называл Астрахань. Напомним, что еще в 2000 году вождь афганских талибов мулла Омар также обещал «фронт под Астраханью» – вот мы им дались… О «терках» Халифата с Талибаном немого позже.

(Продолжение следует).

Восточная сказка глазами астраханца: вид сзади

Часть 1: метастазы Халифата

О вспышке терроризма на Ближнем Востоке в нашей прессе пишут много. Увы, такое обилие публикаций, помимо несомненной пользы – общественное мнение нацеливается на серьезнейшую проблему, имеет и оборотную сторону – примитивизм, откровенные и опасные для общества глупости.

Опухоль разрастается

Патриарх отечественного востоковедения Г.И. Мирский обращает внимание: например, идиотская болтовня на тему «Исламское государство создано ЦРУ для развязывания цветных революций в арабском мире» несет реальную угрозу, так как искажает и упрощает донельзя серьезнейший вызов, с которым столкнулось человечество в 21 веке. Во всяком случае, театрализованных массовых казней мы не видели со времен Древнего Рима. И предела расширению этой заразы пока не видно, напротив, приток джихадистов со всего мира ширится, втягивая в себя наших сограждан и сограждан по бывшему СССР. В результате русский язык вполне может претендовать на статус второго государственного языка халифата.

ИГИШ, ИГИЛ, Исламское государство, Халифат, даеш, довла, дауля (от арабского – государство) — само обилие терминов, которыми обозначается наиболее опасная террористическая группировка, запрещенная в России, говорит о многом. Эта злокачественная опухоль разрастается чрезвычайно быстро и дает метастазы не только на Ближнем Востоке, Северной Африке, но и в Средней и даже в Юго-Восточной Азии, успешно проникает в Европу, Китай, Россию, даже Америку. Мы имеем дело с организацией нового типа, сочетающей свойства сектантской ячейки, сетевой организации, прогосударственных институтов, промышленного и торгового холдинга, высококвалифицированной разведки и контрразведки, пиар-агентства и пр. и пр.

Такая многоликость предопределена историей и механизмом образования этой группировки. О механизмах создания и функционирования ИГ сейчас уже известно довольно много. Успешные операции по устранению отцов-основателей Хаджи Бакра (бывший подполковник и начальник разведки саддамовских ВВС), террориста номер два Аз-Заркауи, главного финансиста ИГ Абу Сайяфа дали в руки спецслужб много первичных документов, которые невольно или вольно попали в руки прессы.

Кампания веры

Итак, ИГИШ появилась на свет благодаря стечению обстоятельств и политическим ошибкам оккупационных американских властей. Когда Пол Бреммер начал дебаасификацию (партия БААС в Ираке и Сирии – это типа нашей даже не КПСС, а ВКПб) и распустил армию Саддама Хусейна, он не подумал, куда пойдут 400 тысяч квалифицированных бойцов, многие из которых заканчивали советские военные училища. Им надо было кормить семьи, а ничего, кроме как воевать, они не умели. Вторая ошибка – фильтрационные лагеря, ставшие университетами новых джихадистов. Аль Багдади, по-видимому, был рекрутирован в ИГИШ в одном из таких лагерей – Кэмп-Бакка. Высокая боевая эффективность ИГИШ также определяется его корнями – происхождением из самой мощной арабской армии Ближнего Востока.

Инфраструктура, которой воспользовался ИГИШ в Ираке – склады имущества, оружия, явки, базы и пр., создавалась Саддамом Хусейном вовсе не для будущей террористической организации, а для борьбы с вероятным шиитским восстанием и партизанской войной. После поражения в Ирано-Иракской войне и первой «Бури в Заливе» Саддам понял, что есть риск пробуждения шиитского большинства Ирака и этой угрозе надо противопоставить что-то адекватное. Прежде всего – такую же мощную идеологию.

В 1994 году в светском Ираке началась «Кампания веры» — агрессивная исламизация армии. Отвечал за «Кампанию веры» генерал Изаад Ад-Дури, месяц назад убитый в Ираке. Ад-Дури при Саддаме выполнял примерно те же функции, что Борман при Гитлере. Примерно в те же годы начались контакты саддамовских разведок с Аль-Каидой. Многие у нас до сих пор возмущаются – а что это мы сдали друга нашего Саддама. Ну во-первых, мы все-таки выступали против, но вяло. А вяло – потому, что на уровне политического руководства России саддамовские шашни с Аль-Каидой были известны – кому нужен такой «союзник». Так вот, созданные Саддамом базы и были унаследованы ИГИШ, тем более что иракские офицеры и генералы прекрасно знали, что и где припрятано. И когда возникли условия, немедленно своими знаниями воспользовались. Условиями стала гражданская война в Сирии, затем – в Ираке.

Фронт под Астраханью

В результате этих войн возникли огромные никем не контролируемые территории. Часть их быстро отжала ИГИШ, устроившая штаб-квартиру в уютном оазисе Ракка на сирийско-иракской границе. Утверждают, что сами иракцы не высовываются и держатся в тени. В качестве линейного штата (это так интеллигентно мы назовем пушечное мясо Халифата) с самого начала было решено использовать привлеченных со всего света джихадистов. Учитывая численность суннитского населения, мобилизационные ресурсы Халифата кажутся неисчерпаемыми. Очень много там боевиков из Срденей Азии и с Кавказа. Недавний скандал с бегством в ИГИШ начальника всего таджикского ОМОНа очень показателен. Такая своеобразная структура породила и двухслойную идеологию внутри самого Халифата – сверхортодоксальный «ваххабизм» для «линейного штата» (за сбритую бороду 50 ударов палкой, даже со вшами в бороде, говорят, запретили бороться, только хной дозволено красить, дабы не так чесалась) и светская полурелигиозность для штабов – там люди привыкли к мирским утехам и ограничений не любят – что-то это напоминает, а?

А теперь о механизмах развития того конфликта, который угрожает расползтись на весь мир – причем это расползание джихадисткими вождями уже анонсировано. Аль Багдади не только про Хельсинки вещал, в одном из заявлений незадолго до фатальной бомбежки он называл Астрахань. Напомним, что еще в 2000 году вождь афганских талибов мулла Омар также обещал «фронт под Астраханью» — вот мы им дались… О «терках» Халифата с Талибаном немого позже.

Турецкий эндшпиль. На обломках двух империй

Всего несколько недель назад мы с Турцией, казалось, полюбили друг друга взасос. «Турецкий поток» замысливался как мощная скрепа, способная чуть ли не оторвать Турцию от НАТО, и мощный педагогический инструмент для перевоспитания Европы: все равно все будет по-нашему, нечего играть в геополитику у наших границ, а то отключим газ.

Многополярная
«общага»

И вот, буквально несколько дней спустя после всемирного кайфа, видим совершенно необъяснимые на первый взгляд потрясания кулаками в наш адрес. Сначала турецкий премьер Эрдоган (кстати – из сочувствующих «братьям-мусульманам», оттого он так быстро подружился с приговоренным недавно к смертной казни экс-президентом Египта Мурси) чуть ли не истерично отреагировал на выступление президента РФ В. Путина в Армении. Да не говорил Путин того, что ему приписала турецкая молва, слово «геноцид» было использовано в контексте, а не в отношении резни армян, учиненной турками в 1915 году – первоисточник лежит на сайте Кремля, кто хочет – легко его найдет. Потом мы услышали крайне агрессивное выступление турецкого министра иностранных дел Давудоглу в наш адрес на саммите НАТО. И с чего такое восточное коварство? Вроде договорились же? Ну наша центральная пресса так все народу российскому и сказала – мол, умыли «Гейропу» по полной, что ж им теперь, реверс врубать? Так будем строить «Турецкий поток» или ему придет сразу тот же проигрышный эндшпиль, который постиг «Южный поток»?

Пункт первый: «Турецкий поток» строить будем. Но не потому, что Турция, задружившись с нами, решила проучить заносчивую Гейропу, не пускающую Турцию в ЕС, Шенген и все остальное ни с мылом, ни без. Будем, потому что Турция всерьез намерена стать газовым хабом, но не только для российского газа. И вот тут начинают выползать из мрака наши непримиримые противоречия.

Поэтому пункт второй: не только мы считаем себя единственными и неповторимыми. Другие тоже. Кроме того, Турция еще не забыла свое имперское прошлое и по нему тоскует. Не забыла свой Крым, не забыла, что весь нынешний Ближний Восток был ее провинцией.

Пункт третий: мир давным давно многополярен, и если мы этого никак не можем понять, то нам нужна медицинская помощь. Мир, по сути – это большая «общага», и когда мы говорим, что любой не согласный с нами поет под американскую дудку, мы оскорбляем тех, о ком это говорим – это как уход нашей хоккейной сборной во время исполнения гимна Канады.

Четыре противоречия

А теперь о российско-турецких принципиальных противоречиях, так неожиданно для многих вылившихся в обмен публичными оскорблениями после казалось бы почти братских лобызаний и одобрения «Турецкого потока».
Первое противоречие – Сирия. Турция заняла такую же однозначную позицию в отношении Башара Асада, как и Россия. Только противоположную: мы – «Никто, кроме Асада!», Турция – «Кто угодно, кроме Асада». И на почве этой позиции Турция прекрасно сотрудничает с Саудовской Аравией, причем утверждают, что за полосой недавних тяжелых поражений Асада и Хизбаллы стоит тесное сотрудничество турецкой и саудовской разведок. Второе – Армения, являющаяся для нас плацдармом, с которого легко контролировать трубопроводы от Каспия через Азербайджан и Грузию в Турцию (собственно, Южная Осетия – тоже плацдарм), но о трубах ниже.
Третье – крымские татары. Еще год назад позиция Турции была куда мягче, сейчас выражения стали гораздо крепче и без восточной дипломатии.

Четвертое и, возможно, главное – трубы. Турция с превеликим удовольствием примет у себя российский газ для транспортировки его на европейский рынок. Но с не меньшим удовольствием она примет и иранский газ, и туркменский газ, и катарский газ, и любой другой тоже для транспортировки его в Европу. Поэтому Турция будет активно участвовать в прокладке трубопроводов – в том числе и Транскаспийского, против которого категорически возражают Россия и Иран. Но недавно эта труба всерьез обсуждалась на саммите четырех прикаспийских государств: Туркмении, Азербайджана, Казахстана и…. Турции, и решение принято такое – трубе быть.

А с 19 по 21 мая в туристической зоне «Аваза» Туркмении прошел 6-й международный нефтегазовый конгресс. Гвоздем программы стало выступление президента Г. Бердымухамедова, который сообщил, что в Туркмении завершается строительство внутреннего 766-километрового газопровода, который связывает в единое кольцо все газовые месторождения и выходит к терминалу в поселке Белек на берегу Каспия. Этот трубопровод – составная часть будущего Транскаспийского газопровода, ввод в эксплуатацию которого намечен на конец 2019 года. Из Туркмении газ пойдет в Азербайджан, далее – через Грузию в Турцию, а оттуда – на европейские рынки. Против Транскаспия возражают Россия и Иран, указывая на экологические риски.

Так что учим географию, полезная наука.

Астраханец о «Турецком потоке»

Всего несколько недель назад мы с Турцией, казалось, полюбили друг друга взасос. «Турецкий поток» замысливался как мощная скрепа, способная чуть ли не оторвать Турцию от НАТО и мощный педагогический инструмент для перевоспитания Европы: все равно все будет по-нашему, нечего играть в геополитику у наших границ, а то отключим газ.

И вот, буквально несколько дней спустя после всемирного кайфа видим совершенно необъяснимые на первый взгляд потрясания кулаками в наш адрес. Сначала турецкий премьер Эрдоган (кстати – из сочувствующих «братьям-мусульманам», оттого он так быстро подружился с приговоренным недавно к смертной казни экс-президентом Египта Мурси) чуть ли не истерично отреагировал на выступление президента РФ В.Путина в Армении. Да не говорил В.Путин того, что ему приписала турецкая молва, слово «геноцид» было использовано в контексте, а не в отношении резни армян, учиненной турками в 1915 году – первоисточник лежит на сайте Кремля, кто хочет – легко его найдет. Потом мы услышали крайне агрессивное выступление турецкого министра иностранных дел Давудоглу в наш адрес на саммите НАТО. И с чего такое восточное коварство? Вроде договорились же? Ну наша центральная пресса так все народу россйскому и сказала – мол умыли Гейропу по полной, что ж им теперь, реверс врубать? Так будем строить «Турецкий поток» или ему придет сразу тот же проигрышный эндшпиль, которые постиг «Южный поток»?

Пункт первый: «Турецкий поток» строить будем. Но не потому, что Турция задоужившись с нами решила проучить заносчивую Гейропу, не пускающую Турцию в ЕС, Шенген и все остальное ни с мылом, ни без. Будем, потому что Турция всерьез намерена стать газовым хабом, но не только для российского газа. И вот тут начинают выползать из мрака наши непримиримые противоречия.

Поэтому пункт второй: не только мы считаем себя единственными и неповторимыми. Другие тоже. Кроме того, Турция еще не забыла свое имперское прошлое и по нему тоскует. Не забыла свой Крым, не забыла, что весь нынешний Ближный Восток был ее провинцией. В 2000 году автор вынужден был написать статью «Восстановим Оттоманскую империю в границах 2001 года», после того как обнаружил на официальном сайте турецкого МИДа хамскую статью о необходимости восстановить тюркскую общность включая Казань.

Пункт третий: мир давным давно многополярен, и если мы этого никак не можем понять, то нам нужна медицинская помощь. Мир, по сути – это большая «общага» и когда мы говорим, что любой не согласный с нами поет под американскую дудку, мы оскорбляем тех, о ком это говорим – это как уход нашей хоккейной сборной во время исполнения гимна Канады.

А теперь о российско-турецких принципиальных противоречиях, так неожиданно для многих вылившихся в обмен публичными оскорблениями после казалось бы почти братских лобызаний и одобрения «Турецкого потока».

Первое противоречие – Сирия. Турция заняла такую же однозначную позицию в отношении Башара Асада, как и Россия. Только противоположную: мы – «Никто кроме Асада!», Турция – «Кто угодно кроме Асада». И на почве этой позиции Турция прекрасно сотрудничает с Саудовской Аравией, причем утверждают, что за полосой недавних тяжелых поражений Асада и Хизбаллы стоит тесное сотрудничество турецкой и саудовской разведок. Есть еще ньансы странных взаимоотношений Турции с т.н. Исламским государством, но о них другой раз.

Второе – Армения, являющаяся для нас плацдармом, с которго легко контрлировать трубопрводы от Каспия через Азербайджан и Грузию в Турцию (собственно, Южная Осетия – тоже плацдарм), но о трубах ниже.

Третье – крымские татары. Еще год назад позиция Турции была куда мягче, сейчас выражения стали гораздо крепче и без восточной дипломатии.

Четвертое и, возможно, главное – трубы. Турция с превеликим удовольсвтием примет у себя российских газ для транспортировки его на европейский рынок. Но с неменьшим удовольствием она примет и иранский газ, и туркменский газ, и катарский газ и любой другой тоже для транспортировки его в Европу. Поэтому Турция будет активно участвовать в прокладке трубопроводов – в том числе и Транскаспийского, против которого категорически возражают Россия и Иран. Но недавно эта труба всерьез обсуждалась на саммите четырех прикаспийских государств: Туркмении, Азербайджана, Казахстана и …. Турции и решение принято такое – трубе быть.

А с 19 по 21 мая в туристической зоне «Аваза» Туркмении прошел 6-й международный нефтегазовый конгресс. Гвоздем программы стало выступление президента Г.Бердымухамедова, который сообщил, что в Туркмении завершается строительство внутреннего 766-километрового газопровода, которые связывает в единое кольцо все газовые месторождения и выходит к терминалу в послеке Белек на берегу Каспия. Этот трубопровод – составная часть будущего Транскаспийского газопорвода, ввод в эксплуатацию которого намечен на конец 2019 года. Из Туркмении газ пойдет в Азербайджан, далее – через Грузию в Турцию, а оттуда – на европейские рынки. Против Транскаспия возражают Россия и Иран, указывая на экологические риски.

Так что учим географию, полезная наука.

Русский с китайцем — дружба навек?

Присутствие китайского лидера Си Цзиньпина на Красной площади во время парада 9 мая и переговоры о подключении России к «Новому шелковому пути» породили волну едва ли не эйфории в нашей прессе. Но если уйти от пиара и вернуться к журналистике – что тогда увидим?

Торговая реинкарнация

Первая презентация проекта «Новый шелковый путь» прошла во время визита Си Цзиньпина в Казахстан в сентябре 2013 года. Россия тогда к этому проекту отнеслась настороженно: явный смысл «Нового шелкового пути» — это ограничение влияния США и России в Средней Азии и на Ближнем Востоке. Да и Индию надо обойти.

Исходной точкой товаропотоков новой реинкарнации древнего стратегического торгового пути (точнее, путей – шелковых было несколько) является столица Синьцзян-Уйгурского автономного района – город Урумчи (это тот самый, на вокзале которого с завидной регулярностью происходят нападения исламистов). А заканчиваться «Новый шелковый путь» будет в Венеции – совсем как во времена Марко Поло – в пиар-талантах китайскому руководству не откажешь. Чтобы не углубляться в историю, напомним только один весьма существенный и в наше время факт – тот Великий шелковый путь две тысячи лет назад имел протяженность более 6500 километров и преодолевал и географические барьеры (Гималаи, например), и войны – воистину, ничто не остановит торговлю.

Коридор с ответвлениями

Так вот, осью «Нового шелкового пути» является вовсе не скоростная магистраль «Казань — Москва», а также БАМ, Транссиб и даже Турксиб (хотя у Турксиба перспектив побольше – газопровод размером с «Силу Сибири» там уже построен и функционирует, а железная дорога есть еще с советских времен). Центральным проектом «Нового шелкового пути» и стратегической осью является Китайско-Пакистанский экономический коридор (вспомогательный коридор – Бангладеш — Китай — Индия — Мьянма) – комплекс магистралей от Урумчи до пакистанского порта Гвадар недалеко от границы Пакистана и Ирана.

Сам порт и город располагаются на т-образном полуострове на берегу Аравийского моря у входа в Оманский залив – прямо напротив Аравийского полуострова. Это кратчайший путь до Суэцкого канала, причем в обход Индии. Последней, естественно, этот обход не нравится, но Китай пытается подсластить пилюлю.

Существующий же морской путь доставки нефти с Ближнего Востока в Китай и китайских промтоваров в Европу, во-первых, чуть ли не в три раза длиннее, во-вторых на пути узкий и опасный, перегруженный Моллукский пролив – единственный морской путь из Индийского океана в Тихий. И самое неприятное для Китая – этот путь лежит через Андаманское море мимо цепочки Андаманских островов, а там индийская военно-морская база.

Никакой благотворительности

В пакистанский коридор и Гвадар-порт Китай вкладывает 46 миллиардов долларов (не юаней и не рублей). Кроме того, 5,5 млрд долларов вкладывается в железнодорожные сети Африки. Кроме того, создан Азиатский банк инфраструктурных инвестиций с капиталом еще в $40 млрд, участвуют 40 стран, России там пока нет. И это далеко не все вложения в «Нью Силк Роад» («Новый шелковый путь»). А теперь сопоставим эти цифры с вложениями в магистраль «Москва — Казань» и проблемами с газопроводом «Сила Сибири». Дважды в прошлом году высшие должностные лица Китая заявляли о том, что Китай и Россия обречены на партнерство, потому что у нас самая большая территория, а у них – самое большое население. Россия для Китая сейчас – «хромая утка» и Китай всегда был занят своими интересами, а не благотворительностью. А продавливать свои интересы Китай умеет.

Детская неожиданность по-астрахански

За что сегодня могут посадитьНу, прославились… О том, что астраханский подросток может быть привлечен к уголовной ответственности за одобрительный пост в социальной сети, связанный со вторжением вермахта на территорию Польши в 1939 году, и это первый в России случай с момента принятия действующей редакции статьи 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма»), сообщили едва ли не все российские СМИ. Вне зависимости от исхода дела, следует без лишней экзальтации разобраться в корнях проблемы и сделать так, чтобы подобные случаи не повторялись. И это задача уже общества, а не силовых структур.

Проблема ценностей

«Уме недозрелый, плод недолгой науки…» (А.Д.Кантемир). Вообще-то, в 16 лет молодой человек уже должен понимать, что: а) применять насилие по отношению к другим людям это плохо, б) вторгаться с оружием в руках на территорию другого государства и стрелять в солдат этого государства, если оно само на вас не напало – это тоже очень плохо, а стрелять в гражданских лиц – вообще чудовищно. Понимание это должно формироваться, в основном, двумя институтами: семьей и школой (у многих, но не у всех, бывает еще детский сад).

Если даже молодой человек не знает законы, что вполне естественно, в его сознании с детства должна быть заложена воспитателями система ценностей: «что такое хорошо, и что такое плохо» и первым пунктом там должна быть заповедь – может, даже не «не убий», а «не пожелай ближнему своему ничего, что не пожелаешь себе».

То есть, проблема в данном случае не только с личностью, но и с состоянием базовых общественных институтов: семьей и общим образованием. Не берусь рассуждать о семье, которую не знаю. А вот об образовании кое-что сказать придется.

Интерпретация как криминал

История, на первый взгляд, это наука о фактах, которые исследователь должен выявлять при работе с разными источниками (архивами, археологическими артефактами и пр.). Но анализ любого факта, документа, археологической находки, свидетельства очевидца (если речь идет о недавних событиях) подразумевает интерпретацию, то есть, частное суждение исследователя.

И большой вопрос, чего сейчас в исторической науке больше – фактов или интерпретаций. Особенно если история становится для власти инструментом формирования заданного общественного мнения и управления обществом. Вот тут уже не до фактов. Экзальтация последних лет вокруг некоторых исторических фактов привела к тому, что историки в отношении определенных событий не горят желанием высказываться публично. Так недалеко и до сворачивания целых научных направлений. Прочитав статью 354.1 УК РФ, полагаю, немало историков задумается: «А оно мне надо?» — тем более, что под понятия типа «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны» или «явное неуважение к памятным датам» подвести можно любую научную публикацию на данную тему, если ее выводы не соответствуют официальной интерпретации того или иного события или просто автор не понравился.

Пора переходить в управдомы

Получается, с одной стороны, такая статья необходима, потому что это очень гнусно – оправдывать военных преступников и военные преступления, с другой, в данной редакции статья может превратиться в инструмент насаждения «единомыслия» в России — как развернуть. Плюс еще двойные стандарты: что-то не слышно ни об одном деле за отрицание Холокоста. Или еще серьезнее: как у нас дела с расследованием убийств Хлебникова, Эстемировой, Политковской, Немцова? Что-то почерк во всех этих политических убийствах очень похож и итог – где те, кто заказывал или приказывал? Ведь люди все это видят и, даже если молчат, выводы про себя делают. И многие идут по пути наименьшего сопротивления, ударяясь в оппортунизм и конформизм.

Конечно, управлять обществом оппортунистов и конформистов легче. Но, не дай Бог, потребуется власти реальная, а не срежиссированная гражданская активность? От оппортунистов и конформистов ее не дождаться. В этой среде если и решен философский вопрос – а что есть патриот: это тот, кто любит Родину, или тот, кто ненавидит врагов, или тот, кто громче говорит о своем патриотизме, — то решен он в пользу последнего варианта.

И дрейф официальных интерпертаций одного и того же события. Тут уж не до учебников истории. А учителям так вообще не завидую. Лучше из историков переквалифицироваться в пиарщики. О журналистике тем более не говорю, тут поле для произвола неограниченное, приснопамятная 58-я статья отдыхает.

Флюс агрессивности

А еще литература. Причем не историческая, мемуарная, а «простая художественная». Кто из нынешней молодежи (и даже родителей) читал, например, «Факультет ненужных вещей» Юрия Домбровского? Или «Терпение» Юрия Нагибина? Даже Солженицына? А ведь без этого пласта литературы наша история превращается в мифологему, во флюс. Учителям литературы тоже можно посочувствовать – вдруг чего не того ученикам читать порекомендуешь.

Институт масс-медиа – наши СМИ — тоже нельзя обойти вниманием. Они уже более года ведут агрессивную пропагандистскую кампанию, вливая в общество такой заряд ненависти, что он неизбежно будет канализоваться отдельными гражданами и группами граждан в неадекватные действия, форму и содержание которых спрогнозировать трудно. Язык вражды легко усваивается обществом, заразное это дело – поиск врагов. А лечить от этого общество трудно и долго.