Евтушенко продемонстрировал свое мастерство в Астрахани

Он ещё и поет

В ДК «Аркадия» 12 июня, в День России, высадился «звездный» литературно-музыкальный десант во главе с Евгением Евтушенко, известным российским поэтом, живущим в последнее время в США. В составе десанта были популярные актеры и музыканты. Астраханцы встречали и провожали поэта как дорогого гостя — он у нас уже не первый раз.

Без мест? На балкон!

За полчаса до начала вечера с необычным названием — «Поэт в России больше, чем поэт. Антология русской поэзии от Пушкина до Высоцкого» перед ДК «Аркадия» уже толпилась публика. В основном это были ровесники поэта или люди чуть младше — через месяц поэту исполнится 82 года. Но была и молодежь. Все-таки поэзия снова входит в моду. Да и Год литературы идет как-никак.  Очень многие пришли с цветами. Перед ДК продавали подарочные издания поэта с его автографами и трогательной надписью «От Жени и Маши». Маша — это последняя, четвертая жена поэта, о которой он обязательно рассказывает на своих концертах.

Вечер начался с небольшим опозданием, но не из-за гостей. Дело в том, что у бывшего гастрольного театра есть традиция — туда начинают впускать за 5 минут до начала мероприятия. Уж не знаю почему. Так было и на этот раз. Но первыми рванули в зал ровесницы поэта, чтобы занять места получше — почему-то им дали пригласительные билеты без указания ряда и места. Их стали выпроваживать назад со словами: «Без мест? На балкон!». А представляете, каково это — подниматься по крутой лестнице с палочкой? А сзади напирала более внушительная публика с местами в пригласительных и такие рядовые зрители, как мы, с купленными билетами. Кстати, билеты можно было купить и перед началом вечера, в партер — за 1400 рублей.

В общем, зрители с трудом расселись и успокоились — как бы поэт не «прославил» Астрахань, написав об этой поэтической давке очередное стихотворение. Впрочем, вряд ли. К Астрахани у Евтушенко, как он говорит, трепетное отношение. Ведь это родина Велимира Хлебникова, без которого, как считается, не было бы Маяковского. А трибун Маяковский — первый учитель Евтушенко. Поэтому в Астрахани поэт обязательно идет в дом-музей предшественника.

«Я хочу видеть ваши глаза!»

Выглядел Евтушенко не таким бодрячком, как два года назад, когда он один, без десанта, проводил в нашем драматическом театре литературный вечер в длинной белой рубахе с вышивкой. Кстати, теперь такие рубахи в моде на Украине, поэтому, наверное, поэт был одет более традиционно. В зал его ввели, поддерживая с двух сторон, молодые люди и сразу же усадили за стол, где он и сидел, когда читал свои стихи и когда выступали другие актеры и музыканты. Оказывается, полтора года назад поэт перенес тяжелую операцию и теперь сильно прихрамывает.

Несмотря на внушительное сопровождение — в концертную бригаду вошли такие харизматичные актеры, как Дмитрий Харатьян, Игорь Скляр, Евтушенко весь вечер был в центре внимания. Когда в зале хотели выключить свет, он сказал: «Не надо! Я хочу видеть ваши глаза!»

«В общем-то, удивительно, что люди не разучились слушать стихи со сцены. Особенно тихо почему-то стало в зале, когда он читал стихотворение «Свадьбы»: «О свадьбы в дни военные! Обманчивый уют, слова неоткровенные о том, что не убьют…». Актуально!

Впрочем, почти все стихи поэта актуальны и сейчас. Кстати, название вечера «Поэт в России больше, чем поэт» — это тоже строки Евтушенко из поэмы «Братская ГЭС». Считается, что эта фраза стала манифестом Евтушенко, который был исключен из Литературного института за то, что вступился за опального в то время писателя Дудинцева. Защищал он и других поэтов, которых преследовала власть, — Пастернака, Высоцкого, Галича, Окуджаву. Конечно, на этом вечере звучали и их стихи, и песни, написанные на их стихи.

Блистательно исполнял романсы Дмитрий Харатьян, которому досталась половина цветов, принесенных на вечер. Кстати, видимо насмотревшись на Харатьяна, который заставил весь зал петь с ним про гардемаринов, запел и Евтушенко в дуэте с молодой певицей, которую взялся опекать. В этой творческой бригаде было много талантливой молодежи, и о каждом из них поэт, представляя публике, очень тепло рассказывал.

Действительно, поэт в России больше, чем поэт. Сначала мне показалось странным, что стихи Пушкина Игорь Скляр читал почти в конце вечера. Но каким набатом звучат эти слова: «Товарищ, верь, взойдет она, звезда пленительного счастья, Россия вспрянет ото сна…». В конце вечера, когда поэт встал, вместе с ним поднялся и весь зал. И вот так, стоя, ему очень долго аплодировали.

Чего мы не увидели

Конечно, почти все места в зале, включая балкон, были заняты. Все-таки многие пришли по пригласительным билетам. Не всем, судя по разговорам, нравится творчество Евтушенко, но зато они в восторге от Харатьяна.

Голос у него, правда, не поставлен, да и где-то он его уже сорвал, но зато сколько, как сейчас говорят, харизмы и этой смеси обаяния с уверенностью, что все равно его любят и какая разница, есть у него голос или нет?

Но пришли на этот вечер и те, кто просто соскучился по столичным знаменитостям — организаторы гастрольных туров встревожены: не состоялось уже несколько антрепризных спектаклей и творческих встреч. Говорят, что очень плохо раскупаются билеты и такого не было никогда. Хотя, может быть, великие артисты испугались нашей июньской мошки и жары да ломанулись в Крым? Там, конечно, намного комфортнее. Но и договоры во время кризиса надо, видимо, подписывать другие, кризисные — чтобы артистам было невыгодно прерывать контракт. Кто же будет покупать билеты на спектакли, если они все подряд срываются?

Разочаруем поклонников Марии Ароновой и Даниила Спиваковского — 24 июня в ДК «Аркадия» не состоится антрепризный спектакль «Искуситель». Поклонники Сергея Гармаша из числа моих знакомых до сих пор не могут прийти в себя. В эту среду должен был пройти творческий вечер актера в драматическом театре. А почитатели Владимира Стеклова не увидели его в спектакле «Женихи». Если так дело пойдет, наши женихи и гардемарины вообще откажутся от Астрахани, к нам и сейчас не доезжают многие гастролеры, завершая туры по волжским городам в Волгограде. Как тогда жить будем?