Губернатор Жилкин признался: чтобы не потерять Шеина, готов его лично накормить

12.04.2012 11:32

Глава региона провел пресс-конференцию – ответил на вопросы журналистов иностранных, федеральных и региональных СМИ о ситуации вокруг голодовки лидера астраханского отделения партии «Справедливая Россия».

Публикуем стенограмму пресс-конференции.

— Как Вы оцениваете ситуацию, которая сегодня сложилась в Астраханской области, в частности то, что происходило вчера в центре города?

— Ситуация, которая сложилась после подведения итогов на выборах мэра города Астрахани, конечно, напрягает и меня как губернатора, и регион. Но я свою работу всегда строю в рамках правового поля. И то же самое рекомендую тем, кто не доволен результатами выборов. Требовать, чтобы губернатор принял какое-то решение, не входящее в его компетенцию, не по закону. По закону только одно – обращаться в суд, защищать свою правоту. С решением суда согласятся все. Я разговаривал с Олегом Васильевичем Шеиным и рекомендовал пойти этим путем. Тогда это будет законно, согласно Конституции.

— Может, это тот самый случай, когда от формальностей нужно отойти, поговорить, вступить в переговоры?

— Я регулярно встречаюсь со всеми группами, не исключаю в своей работе ни одного контакта ни с одной группой. Вчера я имел консультации с Алексеем Навальным. Если пожелают встретиться другие люди, которые приезжают из Москвы, — пожалуйста. Я встречался с депутатами Государственной Думы от партии «Справедливая Россия» и с Олегом Васильевичем. Я говорил, что нельзя доводить себя до ситуации, когда можешь иметь проблемы со здоровьем. Нужно подать заявление в суд, чтобы отстаивать свою правоту. Другого пути нет в этой ситуации. Ни губернатор, ни дума Астраханской области, ни Государственная Дума Российской Федерации, ни президент не могут поставить точку. Только суд. Поэтому если Шеин подаст заявление, абсолютно однозначно, уверен, будет детальное справедливое разбирательство. И какое решение примет суд, такое и будет иметь законную силу.

— Вы готовы к тому, что ситуация может развиться, что люди могут погибнуть?
— Вы задаете вопрос с точки зрения ответственности: «Вы знаете, у вас тут люди голодают, они могут погибнуть». Я еще раз говорю: я не хочу и в своей работе никогда не делал так, чтобы какая-то группа людей была поставлена на грань при решении той или иной проблемы. Я еще раз готов в постоянном режиме встречаться с Олегом Васильевичем, чтобы отвести его от ситуации, когда эта голодовка повлечет определенные проблемы для его здоровья, а в целом я могу сказать: мое отношение к Олегу Васильевичу позитивное. С точки зрения человека, который является активным на политической арене, и он действительно с точки зрения политического строительства очень важен, он имеет другую точку зрения, возможно, имеет другие взгляды, отличающиеся от моих… Но я всегда был с ним в партнерских отношениях. У меня всегда с ним контакт, до сегодняшнего момента.

— На субботу назначена массовая акция. Прокомментируйте, пожалуйста.

— За эту неделю у нас было очень много массовых акций. Это будет очередная массовая акция. Самое главное, чтобы все действовали по закону. Здесь как губернатор хочу обратиться ко всем, уже обращался и говорил: пожалуйста, проводите акции протеста, акцентируйте внимание на вашей проблеме, на том, с чем вы не согласны, но если эта акция будет приводить к каким-то определенным дестабилизирующим действиям, власть и я будем делать так, чтобы эту дестабилизацию локализовать.

— То есть силу применять?

— Причем здесь сила? Если вы хотите, чтобы здесь мордобитие было, я его не допущу. Все остальное – пожалуйста, в рамках закона. Митингуйте, высказывайте свою точку зрения, привлекайте людей к себе. Это в порядке вещей. Это нормально.

– Александр Александрович, вы встречались с Шеиным. Скажите, пожалуйста, он вам как-то пояснял, почему до сих пор не подал заявление в суд?

— Он не высказывал мне определенную позицию на этот счет — почему не подает заявление в суд. И я этого не понимаю. Это человек, который был долгий период времени в Государственной Думе Российской Федерации, к нему приезжают партнеры по партии, законодатели, которые формировали правовое поле, на основе которого мы работаем и живем. Поэтому мне не понятно, как он может ждать решения, находящегося вне правового акта. Я сказал, что Олегу Васильевичу необходимо пройти тот процесс, который прописан по Конституции, и не более. Все остальные вопросы из этой ситуации я готов обсуждать каждый день. Что я и делаю. И сегодня у меня были консультации, касающиеся вывода этой ситуации в нормальное русло.

— Астрахань вновь оказывается в эпицентре скандала на выборах. В декабре эсеры были недовольны результатами выборов, сейчас – выборы мэра. Вас не смущает то обстоятельство, что сейчас на участках, где были установлены КОИБы, в основном побеждает Шеин, на участках без КОИБов его голоса фантастически низки.

— Что касается КОИБов, я согласен со всеми — для того, чтобы не было вот таких скандалов, просто необходимо устанавливать их на всех участках. На сегодняшний момент такого количества КОИБов не было поставлено, тем более были федеральные выборы, это не мой уровень финансирования избирательной комиссии. Это были федеральные и муниципальные выборы, и финансовые потоки шли через федеральный и муниципальный бюджеты. То, что касается скандалов декабрьских, и так далее… Партия «Справедливая Россия» была недовольна результатами выборов, но дальше недовольства разговоры не пошли, опять же в суд никто не пошел.

— В своем блоге вы ссылаетесь на прокуратуру, которая существенных нарушений не нашла, насколько я понимаю. Сказано: «Нарушения были, но они несущественные». Это как-то странно…

— Если бы у меня было право проверить все, тогда бы я высказывал вам свою точку зрения. У меня такого права нет. Этим делом занимается только прокуратура. Дальше, если есть нарушения, дело передается в суд, и привлекаются к ответственности люди, которые эти нарушения осуществили. Поэтому я и до этого не высказывал свою позицию и как законопослушный гражданин ждал хотя бы какой-то информации от того института, который имеет права такую проверку производить, коим является прокуратура. Когда появились эти результаты, а там было опрошено более полутора тысяч человек, проверено 138 участков, и они готовы проверять дальше, я и сослался на информацию прокуратуры. Свою проверку я проводить не могу.

(…)

— А на выборах мэра за кого голосовали?

— Я голосовал за Столярова. Я считаю (это не политическая агитация), это человек, который сегодня нужен как специалист, который будет решать проблемы города, застаревшие проблемы, проблемы ветхого и аварийного жилья, которое нам досталось по наследству, – ему под триста лет. Я начал этот процесс, но мне нужен, в том числе, и помощник, которого я бы не подталкивал… Мне казалось, что Михаил Николаевич достаточно грамотен и имеет ресурс, чтобы пахать с утра до вечера и решать эти проблемы. Я Олегу Васильевичу перед выборами говорил о том, что я считал бы, что это не его уровень сегодня – выходить на мэрию. Я абсолютно убежден, что он полезен, он очень нужен для российского государства, но с точки зрения политика, который бы занимался формированием партий, движений, участвовал бы на федеральном уровне и уровне законодательного собрания в том числе. Но получилось так, как получилось. И сегодня, коллеги, еще раз говорю, я оценку «справедливо-несправедливо» давать не могу, потому что это не мой уровень компетенции, только суда.

— Есть у какой-то части людей — политиков, активистов – здесь, в Астрахани, и в Москве — определенные сомнения относительно честности подсчета голосов на выборах. И вот люди действительно голодают. Вы не можете на эту ситуацию воздействовать в легальном поле, но вы можете искать как политик какое-то поле для компромисса. Может, вы можете предложить Шеину … что? Какую-нибудь должность, или еще что-нибудь?

— Я вас услышал. «Дождь» я смотрю, мы здесь тоже развиты немножко, не просто у нас один-два канала… я сейчас этим и занимаюсь, с моими коллегами, я их так называю, фактически с друзьями, с той же «Справедливой Россией», фракцией, которая представлена в Государственной Думе России. Я с Алексеем Навальным об этом же говорил, и у нас серия встреч будет продолжена сегодня-завтра, чтобы из этой ситуации достойно выйти всем, в том числе я не отрицаю возможности предложения Олегу Васильевичу работы совместно со мной, в моих структурах, по тому направлению, которое он посчитает возможным для себя. Поэтому со своей стороны я сделал все предложения. Обсуждался их десяток, но я просто не имею права их говорить, потому что это наши дискуссии по поводу того, как выходить из этой ситуации.

— Реакция была?

— Реакции отказа нет, есть пауза на осмысление, на предложения. Консультации продолжаются.

— А были ли дискуссии по поводу того, чтобы назначить перевыборы, если Столяров согласится на это?

— Вы знаете, мы обсуждали все вопросы… Друзья, вы меня не выводите на то решение, которого я не имею права принимать. Я никогда этого не делал в течение семи лет работы губернатором.

— Но был разговор об этом?

— Это было предложение от моих партнеров, но оно прозвучало как предложение без продолжения.

— В СМИ говорят о тысячах, о десятках тысяч человек поддержки. Но реально мы видим 150-200 человек. Почему, как вы думаете?

— Я не знаю, как ответить на ваш вопрос. По крайней мере, эта площадка сегодня активизировалась в связи с приездом очень интересных креативных людей из Москвы, она, честно сказать, начинает надоедать, беспокоить людей, и, учитывая, что у меня прямая связь с гражданами по интернету, люди начинают задавать вопросы – до коей поры все это будет происходить? Конечно, я разъясняю населению Астраханской области, что митинговыми старостями это не решить. Необходимо пройти эту процедуру, но при этом я Олегу Васильевичу предлагал и еще раз сейчас предлагаю прекратить эту акцию. И я же не бросаю.. . Я вам откровенно сказал – мы с ним в хороших приятельских отношениях.

— Почему именно в Астрахани такая коллизия случилась, и город оказался в центре всех федеральных новостей — центр России переместился в Астрахань. Как это произошло?

— Честно сказать, я не знаю, как это произошло. На самом деле я хочу вам сказать, астраханцы не такие плохие. Они достаточно гостеприимные люди, но такое внимание меня не очень радует.

— Эта коллизия вокруг власти и честности выборов… люди не могу голодать просто так.

— Я с вами согласен. С точки зрения того, что люди голодают и проводят какие-то акции, когда они не согласны с бездействием или с результатами каких-то процессов. В данной ситуации не с действиями не согласны, а с результатами, поэтому если бы неправильно действовали чиновники, особенно под моим непосредственным управлением, то тогда бы претензии ко мне предъявили и сказали – господин губернатор, почему вы не действовали. Тогда бы я действовал очень решительно. В этой ситуации я нахожусь в таком же положении, как все вы. Здесь у меня нет полномочий ставить точку. С уважением относясь к людям, которые проводят акцию недовольства, я предлагаю– сделайте шаг, напишите заявление в суд. И тогда дальше будем смотреть и действовать. Я с сожалением отношусь к тому, что сегодня Олег Васильевич находится в такой ситуации. Я ему просто рекомендую выйти из этой акции и дальше уже работать в правовом поле. Мы с ним очень давно знакомы, он очень полезен в регионе — задает неудобные вопросы, но мне они интересны. Он говорит другую точку зрения. Если вы думаете, что я перед вами рисуюсь, это не так. Я начинал в 2005 году все процессы преобразования Астрахани и продолжаю их сейчас. Мнение каждого мне важно. Я еженедельно встречаюсь со всеми, в том числе с моими оппонентами — с коммунистами, с ЛДПР, и со Справедливой Россией, с группами, которые не зарегистрированы. У меня контакт постоянен. Я считаю, Олегу Васильевичу необходимо эту акцию прекратить. Во избежание неприятностей для его здоровья. Придется мне идти туда, и кормить его, чтобы не потерять человека, товарища. Я с ними знаком более 15 лет, когда мы были молодыми. И он знает мою позицию – приду и буду заставлять его есть.