Обратная сторона персидской сказки

И как она может быть прочитана в Астрахани

Центральное событие недели, да что там недели – XXI века, – подписание Венского соглашения по иранской ядерной программе. Так что поговорим подробнее про мирный иранский атом и о  том, что эта сделка сулит миру, Ближнему Востоку и нам – России в целом и астраханцам в частности.

Сделка века

На первый взгляд, все так и есть, как сообщили восторженные участники переговоров. Гонка ядерных вооружений на Ближнем Востоке отодвинута лет на 10, а то и на 15. Все понимают: если там бомба появится, она быстро будет пущена в ход. Мало никому не покажется, в Астрахани нет ни одного общедоступного противорадиационного укрытия, а Каспий для радиоактивных облаков не преграда. Помните частушку про Чернобыль: «Наш советский мирный атом вся Европа кроет матом»?

Иран возвращается в мировую экономику, и санкционному кошмару через полгода конец. Иранцы ликуют на улицах. Правда, в клерикальных кругах Ирана сделкой не особо довольны. Это раз. Два: сделка подразумевает минимум 24-дневный период ожидания между запросом на международную инспекцию подозрительного объекта и допуском инспекторов на подозрительный объект. Да, следы работы с радиоактивными веществами за 24 дня спрятать не удастся, но центрифуги, другое оборудование, не связанное с РВ, убрать с глаз можно. И таких подводных камней в тексте (общедоступном) немало. Так что все еще может резко измениться.

Доступ открыт?

Иранская бравада на тему «видали мы эти санкции» никого не обманет. Реальные санкции были применены только в мае 2012 года и это был страшнейший удар по экономике и народу Ирана. Отсюда и такое ликование. Вообще, когда идеология сталкивается с интересом, обычно побеждает интерес.

Мировое сообщество получает доступ к огромным природным ресурсам Ирана. А это и нефть, и, особенно, газ, и выгодная география, которая позволяет протягивать трубопроводы из Азии в Европу. И вот тут самое главное.
Мы уже говорили о проекте строительства Транскаспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан для последующей транспортировки через Турцию в Европу. Россия категорически против такой трубы. И это естественно. Туркменский газ может заместить российский на европейском рынке.

Дело в трубе

А Туркмения о такой трубе мечтает. Отношения туркменской газовой компании с Газпромом уже давно обострились, а недавно туркменская сторона даже обвинила Газпром в неплатежеспособности. Туркмения построила всю необходимую экспортную инфраструктру на своей территории, теперь ей нужен выход в Европу. Но на пути – или Иран, или Каспийское море.

А на Каспии господствует наша Каспийская флотилия. И через Иран, пока он на положении мирового изгоя, трубу тоже не проложишь.

Теперь ситуация может измениться в корне. Мы не знаем, что осталось между строк официального стостраничного документа. Можем только предположить. А там могло остаться согласие Ирана на строительство транскаспийской трубы, которая вольется в трансанатолийскую и далее в европейскую систему. А может быть, и совсем невозможная пока идея протянуть трубу из Туркмении через Иран тоже там между срок спрятана.

Ведь, кроме туркменского газа, в эту трубу можно подать и иранский газ, а Иран располагает крупнейшими в мире разведанными запасами. И Иран давно предлагает Европе свой газ взамен российского. Тогда в течение нескольких лет Европа полностью диверсифицирует источники газоснабжения и зависимость от нашего газа исчезнет.

Ирану тонко намекнули

Любая договоренность, особенно на Востоке, должна быть подкреплена недвусмысленным предупреждением о наказании за обман. И такое предупреждение США сделали. Помните, несколько дней назад наш МИД делал заявления по поводу испытания американцами новой атомной бомбы, точнее, модификации давно известной В61-12?
Так вот, это испытание имело несколько особенностей, и демонстрация была не для нас, а явно для Ирана. Опускаем подробности. Подтекст мог быть таким: вы можете спрятать ваши ядерные объекты хоть под километром скального грунта, захотим – все равно достанем. И можно не сомневаться, что Иран этот прозрачный намек понял и принял к сведению. С силой на Востоке всегда считались и считаются.

Кто кому нужнее

Что астраханцев ждет в результате сделки? Не стоит ждать резкого роста товарооборота, бурного развития иранских предприятий на нашей территории. Что-то, конечно, будет, но радужных надежд строить не следует. Не доверяя своей интуиции, автор поговорил с астраханскими предпринимателями, работающими с иранской стороной. Мнение совпало: в Астрахани иранский бизнес чувствует себя лучше, чем астраханский в Иране. Наш бизнес там особо не был нужен и во время санкций, а если санкции отменятся, то тем более. Фасад Ирана смотрит на Юг и на Запад – там океан и мировая торговля, а Каспий – это для Ирана задворки.

Для Ирана ядерная сделка – это почти реабилитация и шанс войти в мировую экономику с чистого листа. Для иранского общества это шанс вернуться к нормальной жизни и постепенно получить те же гражданские права, что и в любой развивающейся стране.

А для России – это ввод новых, еще более жестких санкций, прежде всего против Газпрома. Так что обольщаться перспективами не стоит.

Хорошо хоть, что вторая Южная или Первая Каспийская война отодвигается и, дай Бог, вообще не состоится.