Референдум в никуда

Спутали демократию с демагогией – платите!

Так поможем братскому греческому народу в его борьбе с евробуржуазией и евробюрократией? Или сначала разберемся, что там на родине демократии и греческого салата случилось и чем для нас обернется? И кому помогать?
И помогать ли?

Особый путь эллинов

Если кратко обобщить опыт греческого дефолта, то вывод следующий: народ Греции заплатит за свою любовь к социальной демагогии, обещаниям политиков и поддержку политиков, умеющих нравиться народу.

Проведенный референдум о согласии или несогласии греков с требованиями международных финансовых институтов официальные лица Евросоюза восприняли политкорректно в силу статуса. Мы можем отреагировать по-простонародному: проводить референдум на подобную узкопрофессиональную тему – это все равно что на референдуме решать, существует ли бозон Хиггса или прав ли был Альберт Эйнштейн с его теорией относительности. Греческий премьер подменил политику и диалог с населением социальной демагогией, а заплатит за его демагогию каждый грек, причем наличными.

Но наличные у греков еще есть, правда, получить их невозможно. Банки закрыты. Деньги не выдают не только с депозитов, но и из личных ячеек (!) в банковских подвалах. А у среднего грека, как подсчитал астраханский экономист и блогер Руслан Зарипов, на депозите заныкано более 10 тысяч евро. Среднему россиянину такое и не снилось. Живем от зарплаты до зарплаты. По произведенному национальному богатству Греция лишь немного опережает Россию. В 2000-е годы ВВП Греции рос на 4 и даже 5% в год – это высокие темпы роста для развитой экономики. По итогам 2014 года греческий ВВП на душу населения оценивается в 26 тыс. долларов, а российский – более 24 тыс. долларов. Но! В Греции минимальная пенсия – 650 евро, у нас – чуть больше 100 евро. При этом уровень жизни греков существенно выше нашего. Так что жалеть греков не рекомендую.

Интересно, что органы Евросоюза выводили Грецию из кризиса 2008-2009 гг. теми же методами, что и экономики Ирландии, Португалии и Испании. Ирландия оправилась быстрее всех, затем Испания и даже патриархальная и инертная Португалия. А вот прародители демократии пошли другим путем, затягивать пояса они не захотели.

Большой привет из Афин

Теперь о том, чем греческий дефолт обернулся и еще может обернуться для нас и какие уроки нам следует извлечь.
Сама по себе греческая экономика мала, наши связи с ней невелики и прямого влияния вроде бы быть не должно. Этим, видимо, можно объяснить и недельной давности флегматичную реакцию наших финансовых и экономических властей: нам от этой Греции ни жарко, ни холодно. Но то неделю назад. А вот во вторник уже занервничал и стал считать убытки министр экономики Алексей Улюкаев. Греция – часть Евросоюза, причем «старая» его часть. Финансовые проблемы Греции могут притормозить рост экономики ЕС, а ожидание замедления неизбежно скажется на крупнейшем рынке мира. ЕС – это более 550 миллионов населения и экономика, практически равная американской. Любые скверные ожидания в наше время быстро «зеркалят» на рынки сырья. А мы – сырьевая экономика. Вот бравада наших экономических властей и испарилась.

Цены на нефть не заставили ждать падения – аж спикировали. Дело, конечно, не только в Греции и ее влиянии на ЕС. Уже две недели растет количество вышек в США и «охлаждается» китайский рынок. Усиливаются ожидания возврата в мировую экономику Ирана. Но вклад Греции несомненен. Закон 21 века: при любом нарушении спокойствия на мировых рынках (прежде всего финансовых) наиболее пострадавшими бывают сырьевые и развивающиеся экономики, плохо отстроенные в структурном, институциональном отношении. Российская экономика и такая, и такая, и такая. То есть от прокисшего «греческого салата» у нас последствия могут быть побольше, чем в ЕС.

Сойти с тропы

Россия, конечно же, не Греция. У нас масштабы и эффект инерции несопоставимо выше. Но более 50% ВВП Греции дает госсектор, и этот перекос нас роднит. В отличие от греков у нас низкий уровень госдолга. Но последнее рассуждение от лукавого. Если посчитать уровень консолидированного госдолга с учетом долгов госсектора экономики и долга субъектов федерации, то картина меняется. Рейтинговые агентства учитывают как раз общую картину, так что на «мусорные» и «предмусорные» рейтинги обижаться нет смысла. То есть мы тоже тратим больше, чем зарабатываем. У нас разные с греками «любимые» статьи расходов: у них «социалка», у нас «оборонка», но разницы принципиальной нет, пока мы залезаем в карман будущим поколениям, а этот карман не бездонен.

В регионах обстановка куда более красноречивая. Особенно у нас. Астраханская область по итогам 4 месяцев текущего года является чемпионом России по затратам на обслуживание внутреннего долга. Трудовой «подвиг» наших чиновников отмечен двумя золотыми звездочками на сайте минфина ( у нас наибольшая доля расходов бюджета на обслуживание внутреннего долга не только по ЮФО, но и по России – «АВ») – вот адресочек: http://www.astrakhan.ifinmon.ru/reports/FK_0001_0001/DefaultCompare.aspx. Более свежих данных пока нет, официальные публикации идут с задержкой на 2 месяца, но по итогам полугодия с учетом огромной заемной кампании в мае-июне положение скорее усугубится. И при этом деньги летят на амбициозные и затратные проекты и мероприятия. Мы ступили на скользкую «греческую» тропу, сойти с которой на нормальную дорогу очень непросто.