Скажется ли Сирия на наших зарплатах?

Бюджет в ближневосточной упаковке 

На уходящей неделе в наших верхах разгорелись параллельно две дискуссии. Одна — в правительстве и Госдуме об экономии бюджетных средств, коль скоро экономика в следующем году продолжит уже не пикирование, но медленное планирование. Вторая дискуссия – на экономическом международном форуме «Россия зовет».

Экономим на оборонку
Дискуссию на грани рукопашной схватки спровоцировало заявление главы ВТБ о нецелесообразности кредитования малого и среднего бизнеса и вообще невостребованности этого сегмента хозяйственной деятельности. По второму эпизоду можно лишь напомнить старую русскую народную мудрость: «Сытый голодного не разумеет», бесконечно справедливую осевую мысль всей нашей истории, можно сказать, главную нашу духовную скрепу.

А вот с бюджетом куда интереснее. Со следующего года меняется методика расчета средней зарплаты в регионах России. В результате на снижении зарплат педагогов, медиков и социальных работников бюджеты сэкономят примерно 34 миллиарда рублей. Но вот федеральному бюджету придется раскошелиться дополнительно. Выборы депутатов Госдумы переносятся с декабря на третье воскресенье сентября. Значит, депутатам придется платить компенсацию. Плюс пора повысить зарплаты аппарату Госдумы. Итого минимум три миллиарда сверху.

А еще оборона. Хотя по доле ВВП, направляемой на нужды обороны, мы лидируем – более 9%, но денежный вес этих процентов невелик и аппетиты военных и ВПК удовлетворить не может. Хотя обещано «оборонку» на следующий год прижать более жестким контролем расходования бюджетных средств, вероятнее всего, денег она получит, сколько запросит. Тем более у нас расширяется сирийская воронка, которая будет засасывать денег все больше.

Разношерстный конгломерат
С затуханием интереса к Восточной Украине сирийская проблема вышла в лидеры общественного мнения. Как мы и прогнозировали месяц назад, в ближайшее время в дело вступит иранская пехота. Уже несколько дней идет массированная переброска иранских войск на север Сирии. В ближайшие дни ожидается штурм Алеппо – знаменитой экономической столицы Сирии — соединенными силами иранского спецназа, остатков асадовских войск и недобитков из ливанской террористической группировки «Хизбалла».

Чтобы кому-то не пришло в голову защищать «Хизбаллу» — мол, союзник нашего единственного и любимого друга Башара, — напомню, что именно «Хизбалла» несет ответственность за похищение четырех наших дипломатов в Бейруте в 1985 году (один из них – Аркадий Катков – был расстрелян террористом Имадом Мугние, связным между ХАМАСом и «Хизбаллой») и взрыв у российского посольства в Бейруте в 2000 г. Примечательно, что КГБ СССР не стал преследовать Мугние, так как он вернул остальных трех дипломатов живыми и почти здоровыми. Его в 2008 г. в Дамаске достал, говорят, израильский Моссад, а его сынуля (яблочко от яблоньки недалеко падает) весной этого года попал под удар вертолетов во время рекогносцировки у Голанских высот.

Война требует денег
Вернемся к нашему бюджету. Как могут развиваться события в Сирии и почем нам это обойдется? Заявления, что все расходы укладываются в рамки учений, оставим на совести тех, кто так заявляет. Пока – может быть, но далее – «не верю!».

Во-первых, срочно закрыт гражданский аэропорт Латакии, так как требуется увеличить количество вылетов российских ударных самолетов с 60 примерно до 200 в день. Расход боеприпасов и других средств несложно посчитать.

Во-вторых, поскольку сейчас наших сил очень мало, для каких-либо наступательных действий потребуется группировка, как утверждают многие эксперты, численностью примерно 40 тысяч личного состава. Автору кажется, что реально для наступления потребуется не менее 150 тысяч, ну да ладно, сдаюсь, считаем, что моего военного образования маловато. Пусть 40 тысяч. На один месяц боевых действий такой группировке потребуется примерно 800 тысяч тонн разного имущества.

А теперь считаем наши логистические возможности, которые сводятся в основном к БДК – большим десантным кораблям и мощностям сирийских портов. У России нет ни судов-складов до 70 тысяч тонн, ни быстроходных ролкеров-контейнеровозов более 50 тысяч тонн, которые развивают, кстати, ход до 34 узлов, ни высадочных средств в нужном количестве.
Вывод: пока наша группировка заточена под «маленькую быструю победоносную войну» — авиация наша, а пехота из аборигенов с высоким уровнем естественной рождаемости. Но! Поскольку удары наши наносились с целью «поддержки законного правительства», о чем было официально объявлено, в это время другая пехота — запрещенного в России ИГ, пользуясь нашими ударами по своим злейшим врагам, сумела продвинуться как раз в районе Алеппо на расстояние, затрудняющее применение авиации и тяжелого вооружения.

Тонкое дело
На Востоке выигрываются только те войны, которые ведутся на своей территории в защиту своих кровных интересов. Успеха долгосрочного воздушный блицкриг не добьется. Как только давление ослабеет, все вернется на круги своя. Например, горный массив Каламун на границе с Ливаном асадовские войска с хизбаллоидами зачищали за время войны не менее 4 раз, операции имели эпический масштаб. И что? Через месяц-другой все возвращалось к исходным позициям.

А если мы начнем действовать по принципу «еще чуть-чуть дожмем и победим», то получится второй Афганистан. И еще нам как-то надо отвязаться от имиджа шиитских союзников, иначе пока нас подставляют, заявляя, что мы объявили войну не террористам, а полуторамиллиардной суннитской умме – уже навалом желающих навесить на нас такой ярлык. А религиозная и этническая (даже племенная) идентификация на Востоке куда сильнее национально-государственной. То есть заклинания на тему «народ Сирии» там никто не понимает.

Что делать? Бить запрещенное в России ИГ и других террористов в их логове необходимо, они к нам собирались всерьез. Но делать все надо, просчитывая «местный колорит» и возможные последствия, а с этим у нас уже в который раз туговато. Слезать пора с «советских граблей».