Астраханский политолог: как конец «санкционного кошмара» Ирана может отразиться на России?

Мнение Александра Васильева

Центральное событие недели, да что там недели – XXI века, – подписание Венского соглашения по иранской ядерной программе. Так что поговорим подробнее про мирный иранский атом и о том, что эта сделка сулит миру, Ближнему Востоку и нам – России в целом и астраханцам в частности.

Сделка века

На первый взгляд, все так и есть, как сообщили восторженные участники переговоров. Гонка ядерных вооружений на Ближнем Востоке отодвинута лет на 10, а то и на 15. Все понимают: если там бомба появится, она быстро будет пущена в ход. Мало никому не покажется, в Астрахани нет ни одного общедоступного противорадиационного укрытия, а Каспий для радиоактивных облаков не преграда. Помните частушку про Чернобыль: «Наш советский мирный атом вся Европа кроет матом»?

Иран возвращается в мировую экономику, и санкционному кошмару через полгода конец. Иранцы ликуют на улицах. Правда, в клерикальных кругах Ирана сделкой не особо довольны. Это раз. Два: сделка подразумевает минимум 24-дневный период ожидания между запросом на международную инспекцию подозрительного объекта и допуском инспекторов на подозрительный объект.

Да, следы работы с радиоактивными веществами за 24 дня спрятать не удастся, но центрифуги, другое оборудование, не связанное с РВ, убрать с глаз можно. И таких подводных камней в тексте (общедоступном) немало. Так что все еще может резко измениться.

Доступ открыт?

Иранская бравада на тему «видали мы эти санкции» никого не обманет. Реальные санкции были применены только в мае 2012 года и это был страшнейший удар по экономике и народу Ирана. Отсюда и такое ликование. Вообще, когда идеология сталкивается с интересом, обычно побеждает интерес.

Мировое сообщество получает доступ к огромным природным ресурсам Ирана. А это и нефть, и, особенно, газ, и выгодная география, которая позволяет протягивать трубопроводы из Азии в Европу. И вот тут самое главное.

Мы уже говорили о проекте строительства Транскаспийского газопровода из Туркменистана в Азербайджан для последующей транспортировки через Турцию в Европу. Россия категорически против такой трубы. И это естественно. Туркменский газ может заместить российский на европейском рынке.

Дело в трубе

А Туркмения о такой трубе мечтает. Отношения туркменской газовой компании с Газпромом уже давно обострились, а недавно туркменская сторона даже обвинила Газпром в неплатежеспособности. Туркмения построила всю необходимую экспортную инфраструктру на своей территории, теперь ей нужен выход в Европу. Но на пути – или Иран, или Каспийское море. А на Каспии господствует наша Каспийская флотилия. И через Иран, пока он на положении мирового изгоя, трубу тоже не проложишь.

Теперь ситуация может измениться в корне. Мы не знаем, что осталось между строк официального стостраничного документа. Можем только предположить. А там могло остаться согласие Ирана на строительство транскаспийской трубы, которая вольется в трансанатолийскую и далее в европейскую систему. А может быть, и совсем невозможная пока идея протянуть трубу из Туркмении через Иран тоже там между срок спрятана.

Ведь, кроме туркменского газа, в эту трубу можно подать и иранский газ, а Иран располагает крупнейшими в мире разведанными запасами. И Иран давно предлагает Европе свой газ взамен российского. Тогда в течение нескольких лет Европа полностью диверсифицирует источники газоснабжения и зависимость от нашего газа исчезнет.

Ирану тонко намекнули

Любая договоренность, особенно на Востоке, должна быть подкреплена недвусмысленным предупреждением о наказании за обман. И такое предупреждение США сделали. Помните, несколько дней назад наш МИД делал заявления по поводу испытания американцами новой атомной бомбы, точнее, модификации давно известной В61-12?

Так вот, это испытание имело несколько особенностей, и демонстрация была не для нас, а явно для Ирана. Опускаем подробности. Подтекст мог быть таким: вы можете спрятать ваши ядерные объекты хоть под километром скального грунта, захотим – все равно достанем. И можно не сомневаться, что Иран этот прозрачный намек понял и принял к сведению. С силой на Востоке всегда считались и считаются.

Кто кому нужнее

Что астраханцев ждет в результате сделки? Не стоит ждать резкого роста товарооборота, бурного развития иранских предприятий на нашей территории. Что-то, конечно, будет, но радужных надежд строить не следует. Не доверяя своей интуиции, автор поговорил с астраханскими предпринимателями, работающими с иранской стороной. Мнение совпало: в Астрахани иранский бизнес чувствует себя лучше, чем астраханский в Иране. Наш бизнес там особо не был нужен и во время санкций, а если санкции отменятся, то тем более. Фасад Ирана смотрит на Юг и на Запад – там океан и мировая торговля, а Каспий – это для Ирана задворки.

Для Ирана ядерная сделка – это почти реабилитация и шанс войти в мировую экономику с чистого листа. Для иранского общества это шанс вернуться к нормальной жизни и постепенно получить те же гражданские права, что и в любой развивающейся стране. А для России – это ввод новых, еще более жестких санкций, прежде всего против Газпрома. Так что обольщаться перспективами не стоит. Хорошо хоть, что вторая Южная или Первая Каспийская война отодвигается и, дай Бог, вообще не состоится.

Мнение астраханца: "Мирные одежды цвета хаки"

Пора прекращать огонь риторики

Вот смотрю вокруг и думаю: не пора ли возродить движение «Невада-Семипалатинск»? С чего вдруг про крупнейшие в мире ядерные полигоны и общественное движение, покончившее с ними, я вспомнил?

Грань перехода

А вот послушал ЭТО и вспомнил. Цитата: «Мир долгим не бывает. Мир сейчас долгим, слава Богу, не будет. Почему я говорю «слава Богу» – общество, в котором слишком много сытой и спокойной, беспроблемной, комфортной жизни – это общество, оставленное Богом, это общество долго не живет».

Это можно было бы считать бредом, но сказал это в эфире радио «Эхо Москвы» председатель Синодального отдела по взаимодействию церкви и общества, протоиерей Всеволод Чаплин — фигура заметная.

А еще нас сталкивают лбами на самом базовом бытовом эмоциональном уровне. Михаил Задорнов пошутил в телеэфире на тему сбитого Боинга, в котором погибли почти 300 человек, в том числе женщины и дети. Публике в зале шутка понравилось, может, и кто из телезрителей посмеялся. Хотелось бы посмотреть на этого шутника и этих весельчаков, если бы в том Боинге летели их семьи, дети… Есть барьер, через который нормальный человек переступать не должен. Задорнов эту грань перешел.

А кроме Чаплина и Задорнова, есть публика куда решительнее и полномочнее: Интерфакс сообщил, что Генпрокуратура проверит, законно ли нынешние прибалтийские государства отделились от СССР…

Крушил кузен кузена

Игры в территории и войнушки неожиданно для игроков всегда приводили к уже не игрушечным войнам. Если ружье не то чтобы просто висит на стене, а ружьями обвешивается каждый простенок, вдобавок этими ружьями все тычут друг другу в нос, то одно из них обязательно выстрелит без приказа. Рано или поздно это произойдет обязательно. А после первого выстрела никто не будет разбираться, кто же его сделал – при нынешних технологиях ответ будет немедленный, всеми силами и средствами.

Жалкие вопли «Прекратить огонь!» никто не услышит в грохоте маршевых двигателей межбаллистических ракет. Заигравшись, абсолютно все деятели в истории рано или поздно случайно, даже сами того не желая, пересекали черту, за которой парады внезапно превращались в общевойсковые операции. Так началась Первая мировая война – никто из монархов не смог остановить мобилизацию, машина поддавала себе газку сама. А ведь все монаршьи дома состояли в близком родстве, да так и начал крушить кузен кузена. Но атомных бомб тогда не было.

После первого выстрела операцией командуют уже не маршалы и генералы с адмиралами, а капитаны и лейтенанты на передовой, а то и сержанты. Где-то в российских верхах эту истину еще не забыли, поэтому Кремль уже выразил недоумение инициативой «прибалтийской» проверки, а задорновский ролик с Ютюба был удален под предлогом нарушения авторских прав.

Воронка вместо Астрахани

Напомню. Движение Невада — Семипалатинск было основано крупным казахским поэтом и писателем Олжасом Сулейменовым в начале 1989 г. с целью предотвращения атомной войны и ее последствий. Поскольку тогда СССР и его авангард КПСС боролись неустанно «за мир во всем мире», инициатива была обласкана и поддержана, надо было только включить в перечень, помимо Семипалатинского ядерного полигона, американский – в Неваде, что весьма успешно и получилось. Массовая поддержка напуганных перспективой ядерной войны мирян по всему миру была обеспечена. И реально полигоны были закрыты, испытания атомных бомб прекратились. В те времена мы всерьез готовились к войне с применением ОМП – оружия массового поражения. Готовились и армия, и глубокий тыл. Собственно, все понимали, что в такой войне никакого тыла не будет – передовая на всю глубину территории.

Поэтому население знало поражающие факторы и то, как от них прятаться. И была какая-никакая система оповещения и защиты, система массового обучения. Были бомбоубежища. Ныне они необратимо переоборудованы (кроме больниц) – где дискотека, где салон красоты. Впрочем, раскрою страшную военную тайну. На одной из штабных тренировок нам была поставлена задача – рассчитать последствия наземного взрыва мощностью 200 килотонн при ударе стандартной боеголовкой по геометрическому центру Астрахани. У нас получилась воронка глубиной 60 метров и диаметром от стадиона до школы милиции примерно. То есть, в наших грунтах бомбоубежища бесполезны, просто готовая братская могила.

Не надо кидаться шапками

А еще мы знали о планах эвакуации и рассредоточения. Сейчас, похоже, даже в самых важных кабинетах о том не задумываются. А тогда мы знали, по какому сигналу в какое село нас должны вывезти. В спешке-то не получится, из города всего шесть выездов, они в пять минут будут забиты намертво.

Вот интересно, а сейчас знает ли кто о поражающих факторах ядерного взрыва? О последствиях массового применения ядерного оружия? О ядерной зиме, в которой вымрет планктон в океанах и вся растительность по всему земному шару, отчего сельское хозяйство будет невозможным минимум несколько десятков лет и выжившие при ядерных бомбежках умрут от голода и болезней? Что эти выжившие будут завидовать тем, кто погиб мгновенно на месте? Что наш роскошный мир достанется крысам и тараканам, разве что еще черепахи выживут?

Или у нас все рассчитывают смотреть по телевизору, как наши могучие ракеты будут обрушивать на их головы наши могучие ядреные бомбы, а мы так и будем сидеть у телевизоров и смотреть? И к нам обратно ничего не прилетит? А если одна-две каких-нибудь «минитменши» и долетят, то наши бравые ПВО их изничтожат на дальних подступах. И мы их малой кровью на вражеской территории, как учил тов. Сталин… А если прилетят в ответ? А если не собьем? Кто хочет попробовать? Подавляющее большинство – минимум 90%? Субъективные ощущения в нынешнем массовом угаре, что упомянутые 90% так и уверены: мы их – да, они нас – нет! Но оружие проверяется только одним способом – в бою. Поэтому еще раз спрашиваю: кто хочет попробовать? Желающие – ноги в руки и бегом марш с диванов в «Военторг»!

Астраханец о «Турецком потоке»

Всего несколько недель назад мы с Турцией, казалось, полюбили друг друга взасос. «Турецкий поток» замысливался как мощная скрепа, способная чуть ли не оторвать Турцию от НАТО и мощный педагогический инструмент для перевоспитания Европы: все равно все будет по-нашему, нечего играть в геополитику у наших границ, а то отключим газ.

И вот, буквально несколько дней спустя после всемирного кайфа видим совершенно необъяснимые на первый взгляд потрясания кулаками в наш адрес. Сначала турецкий премьер Эрдоган (кстати – из сочувствующих «братьям-мусульманам», оттого он так быстро подружился с приговоренным недавно к смертной казни экс-президентом Египта Мурси) чуть ли не истерично отреагировал на выступление президента РФ В.Путина в Армении. Да не говорил В.Путин того, что ему приписала турецкая молва, слово «геноцид» было использовано в контексте, а не в отношении резни армян, учиненной турками в 1915 году – первоисточник лежит на сайте Кремля, кто хочет – легко его найдет. Потом мы услышали крайне агрессивное выступление турецкого министра иностранных дел Давудоглу в наш адрес на саммите НАТО. И с чего такое восточное коварство? Вроде договорились же? Ну наша центральная пресса так все народу россйскому и сказала – мол умыли Гейропу по полной, что ж им теперь, реверс врубать? Так будем строить «Турецкий поток» или ему придет сразу тот же проигрышный эндшпиль, которые постиг «Южный поток»?

Пункт первый: «Турецкий поток» строить будем. Но не потому, что Турция задоужившись с нами решила проучить заносчивую Гейропу, не пускающую Турцию в ЕС, Шенген и все остальное ни с мылом, ни без. Будем, потому что Турция всерьез намерена стать газовым хабом, но не только для российского газа. И вот тут начинают выползать из мрака наши непримиримые противоречия.

Поэтому пункт второй: не только мы считаем себя единственными и неповторимыми. Другие тоже. Кроме того, Турция еще не забыла свое имперское прошлое и по нему тоскует. Не забыла свой Крым, не забыла, что весь нынешний Ближный Восток был ее провинцией. В 2000 году автор вынужден был написать статью «Восстановим Оттоманскую империю в границах 2001 года», после того как обнаружил на официальном сайте турецкого МИДа хамскую статью о необходимости восстановить тюркскую общность включая Казань.

Пункт третий: мир давным давно многополярен, и если мы этого никак не можем понять, то нам нужна медицинская помощь. Мир, по сути – это большая «общага» и когда мы говорим, что любой не согласный с нами поет под американскую дудку, мы оскорбляем тех, о ком это говорим – это как уход нашей хоккейной сборной во время исполнения гимна Канады.

А теперь о российско-турецких принципиальных противоречиях, так неожиданно для многих вылившихся в обмен публичными оскорблениями после казалось бы почти братских лобызаний и одобрения «Турецкого потока».

Первое противоречие – Сирия. Турция заняла такую же однозначную позицию в отношении Башара Асада, как и Россия. Только противоположную: мы – «Никто кроме Асада!», Турция – «Кто угодно кроме Асада». И на почве этой позиции Турция прекрасно сотрудничает с Саудовской Аравией, причем утверждают, что за полосой недавних тяжелых поражений Асада и Хизбаллы стоит тесное сотрудничество турецкой и саудовской разведок. Есть еще ньансы странных взаимоотношений Турции с т.н. Исламским государством, но о них другой раз.

Второе – Армения, являющаяся для нас плацдармом, с которго легко контрлировать трубопрводы от Каспия через Азербайджан и Грузию в Турцию (собственно, Южная Осетия – тоже плацдарм), но о трубах ниже.

Третье – крымские татары. Еще год назад позиция Турции была куда мягче, сейчас выражения стали гораздо крепче и без восточной дипломатии.

Четвертое и, возможно, главное – трубы. Турция с превеликим удовольсвтием примет у себя российских газ для транспортировки его на европейский рынок. Но с неменьшим удовольствием она примет и иранский газ, и туркменский газ, и катарский газ и любой другой тоже для транспортировки его в Европу. Поэтому Турция будет активно участвовать в прокладке трубопроводов – в том числе и Транскаспийского, против которого категорически возражают Россия и Иран. Но недавно эта труба всерьез обсуждалась на саммите четырех прикаспийских государств: Туркмении, Азербайджана, Казахстана и …. Турции и решение принято такое – трубе быть.

А с 19 по 21 мая в туристической зоне «Аваза» Туркмении прошел 6-й международный нефтегазовый конгресс. Гвоздем программы стало выступление президента Г.Бердымухамедова, который сообщил, что в Туркмении завершается строительство внутреннего 766-километрового газопровода, которые связывает в единое кольцо все газовые месторождения и выходит к терминалу в послеке Белек на берегу Каспия. Этот трубопровод – составная часть будущего Транскаспийского газопорвода, ввод в эксплуатацию которого намечен на конец 2019 года. Из Туркмении газ пойдет в Азербайджан, далее – через Грузию в Турцию, а оттуда – на европейские рынки. Против Транскаспия возражают Россия и Иран, указывая на экологические риски.

Так что учим географию, полезная наука.