Муж решил бросить в реку беременную неверную жену. Это привело к катастрофическим последствиям

Из Астрахани в Адыгею предлагают туры выходного дня с насыщенной экскурсионной программой. Добираться недолго – всего 9 часов на микроавтобусе. Здесь и пещеры, и фестиваль адыгейсого сыра, и водопады, и монастыри.   И, конечно, легенды.

Какая поездка в горы без древней красивой легенды? Вот что рассказала нам гид в поездке к Хаджохской теснине – узкому каньону, образованному в устье реки Белой.
Вернувшись из годового похода, муж узнал, что жена в положении. Он пошел к старцам с тем, чтобы те бросили неверную в реку, где обитал Дракон. Старики рассудили, что ребенок ни в чем не виноват. И если его отец сознается в прелюбодеянии – малыша спасут и отдадут ему на воспитание. Однако никто из аула не взял на себя смелость.

Участь беременной женщины была решена. В ночь перед казнью к ней для совершения обряда предсмертного омовения пришла девушка в длинном просторном одеянии и с кувшином с водой. И тут обе женщины услышали внутриутробный плач ребенка – малыш давал понять, что хочет жить. Девушки рыдали. Та, что пришла с кувшином, решила, что даст шанс неродившемуся младенцу, и поменялась одеждой с грешницей.

Никто ничего не заподозрил. Беременная с кувшином ушла. А ее спасительницу бросили в реку с Драконом. Тот, узнав о том, что ему в жертву принесли фактически святую, разгневался. Вода вышла из берегов. Женщина спаслась, а вот все селение смыло… Красиво, правда?

“Пораженный молнией”: астраханцы рассказывают легенду об убитом молнией всаднике

Название одного из сел Красноярского района Астраханской звучит очень похоже на эпитет из русских сказок.

Ясын-Сокан – село в составе Джанайского сельсовета, население – немногим более полутысячи человек, преимущественно казахи и ногайцы. В селе 117 дворов и всего две улицы. В 1913 г. поселок Ясын-Сокан входил в состав Сеитовской волости Красноярского уезда и включал 102 двора, население состояло из 328 мужчин и 274 женщин.

Именно в школе села Ясын-Сокан начал свою деятельность знаменитый ногайский просветитель, этнограф и лингвист Абдулхамид Джанибеков, в память ему проводится ежегодная научная конференция “Джанибековские чтения”.

Сельчане и сегодня пересказывают легенду о происхождении самого села и его странного имени. Итак, мчался по степи всадник, и вдруг разразилась сильная гроза. Прогремел гром, и всадника ударила молния. Удар был такой силы, что на этом месте мгновенно образовалась большая яма, которая заполнилась водой. Вокруг этого странного “пруда” постепенно начали селиться люди, и образовался аул. Так что и населенный пункт, и его название обязаны своим появлением безвестному всаднику, убитому молнией. Ведь “ясын-сокан” – это и есть “пораженный молнией”.

Пруд цел и сейчас, находится в середине села, окружен с трех сторон домами и деревьями. В весеннее половодье заполняется водой, а зимой здесь даже устраивается каток. В течение ХХ века село постепенно благоустраивалось, в нем есть дом культуры, водопровод, правда, добираться до села из Астрахани проблематично – регулярных рейсов общественного транспорта нет.

Ведуньи и колдуны: «черные дела» астраханского Черного яра

Центр Черноярского района Астраханской области не всегда был селом.

В 1627 году на левом берегу Волги основали военную крепость для защиты Волжского торгового пути, и звалась она “Чёрный Острог”. В 1634 году ее перенесли на правый (высокий, нагорный) берег реки, и она получила “пмж” на высоком яре и название Чёрный Яр. Жившие по соседству ногайцы назвали новое поселение Янкала (Новый город). В XIX веке казачье население составляло станицу Черноярскую Астраханского казачьего войска.

Впоследствии Черный Яр был уездным городом Астраханской губернии. Казалось бы, с его ойконимом (название населенного пункта) всё предельно просто. Вот песчаная “гора” – яр, вот в обрыве земля черного цвета, вот эта самая “чёрная гора”, изображенная на гербе Черного Яра.

Ученые так и считают: название представляет собой колористический топоним, от “чёрный” и “яр” – “высокий крутой берег, подмываемый рекой”. Причем одно слово – русское (“черный”), обозначает темный цвет, а другое – тюркское (“яр”, “высокий крутой берег, подмываемый рекой”).

Местные краеведы вносят уточнения. Яр над Волгой в этом месте осыпается и нависает крутым высоким обрывом. И глина в нем – красного цвета, а вовсе не черная! Но вот если смотреть со стороны Волги, против солнца, тогда да, берег приобретает черную “окраску”.

Эта версия – не последняя. Передают еще и довольно мрачную легенду. Будто бы на берегу жили рыбаки, а проезжие купцы с товарами направлялись по Волге на торг да и попросились к рыбакам переночевать. Местная шайка разбойников узнала об этом, ночью напала на рыбачьи дома. Многих убили, товары разграбили, тела выбросили в Волгу. Утром выжившие увидели, что вода под обрывом от крови почернела. В память об этой трагедии и получила крепость свое имя.

Однако есть и еще одно толкование. Вроде бы черноярские старожилы рассказывают о том, что среди жителей в старину встречались всякие ведуньи и колдуны, кто-то совершал языческие обряды, губил скотину – вот за такие “черные дела” своих обитателей место и получило название.