Детская неожиданность по-астрахански

За что сегодня могут посадитьНу, прославились… О том, что астраханский подросток может быть привлечен к уголовной ответственности за одобрительный пост в социальной сети, связанный со вторжением вермахта на территорию Польши в 1939 году, и это первый в России случай с момента принятия действующей редакции статьи 354.1 УК РФ («Реабилитация нацизма»), сообщили едва ли не все российские СМИ. Вне зависимости от исхода дела, следует без лишней экзальтации разобраться в корнях проблемы и сделать так, чтобы подобные случаи не повторялись. И это задача уже общества, а не силовых структур.

Проблема ценностей

«Уме недозрелый, плод недолгой науки…» (А.Д.Кантемир). Вообще-то, в 16 лет молодой человек уже должен понимать, что: а) применять насилие по отношению к другим людям это плохо, б) вторгаться с оружием в руках на территорию другого государства и стрелять в солдат этого государства, если оно само на вас не напало – это тоже очень плохо, а стрелять в гражданских лиц – вообще чудовищно. Понимание это должно формироваться, в основном, двумя институтами: семьей и школой (у многих, но не у всех, бывает еще детский сад).

Если даже молодой человек не знает законы, что вполне естественно, в его сознании с детства должна быть заложена воспитателями система ценностей: «что такое хорошо, и что такое плохо» и первым пунктом там должна быть заповедь – может, даже не «не убий», а «не пожелай ближнему своему ничего, что не пожелаешь себе».

То есть, проблема в данном случае не только с личностью, но и с состоянием базовых общественных институтов: семьей и общим образованием. Не берусь рассуждать о семье, которую не знаю. А вот об образовании кое-что сказать придется.

Интерпретация как криминал

История, на первый взгляд, это наука о фактах, которые исследователь должен выявлять при работе с разными источниками (архивами, археологическими артефактами и пр.). Но анализ любого факта, документа, археологической находки, свидетельства очевидца (если речь идет о недавних событиях) подразумевает интерпретацию, то есть, частное суждение исследователя.

И большой вопрос, чего сейчас в исторической науке больше – фактов или интерпретаций. Особенно если история становится для власти инструментом формирования заданного общественного мнения и управления обществом. Вот тут уже не до фактов. Экзальтация последних лет вокруг некоторых исторических фактов привела к тому, что историки в отношении определенных событий не горят желанием высказываться публично. Так недалеко и до сворачивания целых научных направлений. Прочитав статью 354.1 УК РФ, полагаю, немало историков задумается: «А оно мне надо?» — тем более, что под понятия типа «распространение заведомо ложных сведений о деятельности СССР в годы Второй мировой войны» или «явное неуважение к памятным датам» подвести можно любую научную публикацию на данную тему, если ее выводы не соответствуют официальной интерпретации того или иного события или просто автор не понравился.

Пора переходить в управдомы

Получается, с одной стороны, такая статья необходима, потому что это очень гнусно – оправдывать военных преступников и военные преступления, с другой, в данной редакции статья может превратиться в инструмент насаждения «единомыслия» в России — как развернуть. Плюс еще двойные стандарты: что-то не слышно ни об одном деле за отрицание Холокоста. Или еще серьезнее: как у нас дела с расследованием убийств Хлебникова, Эстемировой, Политковской, Немцова? Что-то почерк во всех этих политических убийствах очень похож и итог – где те, кто заказывал или приказывал? Ведь люди все это видят и, даже если молчат, выводы про себя делают. И многие идут по пути наименьшего сопротивления, ударяясь в оппортунизм и конформизм.

Конечно, управлять обществом оппортунистов и конформистов легче. Но, не дай Бог, потребуется власти реальная, а не срежиссированная гражданская активность? От оппортунистов и конформистов ее не дождаться. В этой среде если и решен философский вопрос – а что есть патриот: это тот, кто любит Родину, или тот, кто ненавидит врагов, или тот, кто громче говорит о своем патриотизме, — то решен он в пользу последнего варианта.

И дрейф официальных интерпертаций одного и того же события. Тут уж не до учебников истории. А учителям так вообще не завидую. Лучше из историков переквалифицироваться в пиарщики. О журналистике тем более не говорю, тут поле для произвола неограниченное, приснопамятная 58-я статья отдыхает.

Флюс агрессивности

А еще литература. Причем не историческая, мемуарная, а «простая художественная». Кто из нынешней молодежи (и даже родителей) читал, например, «Факультет ненужных вещей» Юрия Домбровского? Или «Терпение» Юрия Нагибина? Даже Солженицына? А ведь без этого пласта литературы наша история превращается в мифологему, во флюс. Учителям литературы тоже можно посочувствовать – вдруг чего не того ученикам читать порекомендуешь.

Институт масс-медиа – наши СМИ — тоже нельзя обойти вниманием. Они уже более года ведут агрессивную пропагандистскую кампанию, вливая в общество такой заряд ненависти, что он неизбежно будет канализоваться отдельными гражданами и группами граждан в неадекватные действия, форму и содержание которых спрогнозировать трудно. Язык вражды легко усваивается обществом, заразное это дело – поиск врагов. А лечить от этого общество трудно и долго.