Война в Сирии ближе, чем кажется

Под занавес минувшей недели мировые СМИ (да и дипломатию) взорвал сюжет проасадовского сирийского телеканала «Национальная оборона». Сюжет был посвящен успешной атаке правительственных  войск на позиции террористов. В кадре ведет огонь новый российский БТР-82, не перекрашенный в пустынный камуфляж, а в грохоте боя слышны команды на русском.

Коридор закрыт
Тут же появились сведения о прибытии в Сирию военных грузов, в том числе сборных домиков для личного состава, переброске грузов военно-транспортной авиацией и пр.
Разразился дипломатический скандал – США запросили Грецию о закрытии воздушного пространства для российской военно-транспортной авиации, направляющейся в Сирию. Греция ответила отказом, но этот отказ ничего не меняет – на пути лежит Болгария, потребовавшая посадки и досмотра грузов. Если вспомнить, что еще в октябре 2012 года турецкие истребители перехватили российский самолет, следующий на Дамаск, и задержали груз, то остается лишь один воздушный путь из России в Сирию – над Каспием, где начались внезапные учения, далее над Ираном и Ираком. Иран – второй основной спонсор Асада, а вот Ирак, хотя там у власти ныне шииты и он воюет с тем же ИГ (запрещенным в России), не факт, что будет пропускать наши борты. На этом возможность организации воздушного моста можно считать исчерпанной, остается только морской путь через черноморские проливы.
Теперь о том, зачем нам это надо и с чего все так вдруг переполошились.

Партнер просит помощи
СССР, а затем Россия системно присутствует на Ближнем Востоке, в частности, в Сирии, с середины 50-х годов прошлого века. Причин три: держава, претендующая на мировой статус, должна присутствовать в центре нефтедобычи и вблизи Суэцкого канала; в противостоянии с США прокси-удары по Израилю опосредованно вводят в расходы США; война на Ближнем Востоке может поддержать цены на нефть и не допустить прокладки трубопроводов в Европу.
Сирия была куда более стабильным нашим партнером, чем даже Египет (хотя были и разногласия, и ссоры, и почти сворачивание сотрудничества, например, в конце 70-х, перед Первой ливанской войной, СССР не одобрил грубое вмешательство старшего Асада в Ливане). За полвека советские военспецы участвовали во всех ближневосточных войнах на стороне арабских стран. Все ближневосточные военные конфликты для арабских стран заканчивались очень плохо. Сирия более всего пострадала в двух: в октябре 1973 г. в Войне Судного дня и в июне 1982 г. в Первой ливанской войне.
Бесславные и бессмысленные

Война Судного дня получила известность крупнейшими в истории танковыми сражениями – «бой за Китайскую ферму» на Синае и Эль Кунейтра в Сирии, прозванной «ближневосточным Сталинградом». Несмотря на то что Израиль был застигнут врасплох и в первые дни понес тяжелые потери, уже на третий день войны ЦАХАЛ сумел подтянуть резервы, и израильские танковые колонны остановились на пути в Дамаск и в Каир только после того, как СССР пригрозил бросить в бой свои ВДВ. Одновременно израильские ВМС выманили из Латакии и уничтожили сирийский флот, несмотря на двукратное превосходство сирийцев в дальности стрельбы противокорабельных ракет.
Первая Ливанская война получила известность из-за воздушной наступательной операции Израиля – с 6 по 11 июня была полностью уничтожена глубоко эшелонированная система ПВО в долине Бекаа (Ливан) – около 30 км по фронту и 25 км в глубину – огромные по ближневосточным масштабам территории, в воздушных боях было уничтожено до 70-80 и более (цифры сильно разнятся в разных источниках) сирийских самолетов.
В СССР потери тщательно скрывались канонадой проклятий в адрес «сионистского агрессора». Желающие без труда найдут достаточно открытых источников, единственное предложение – ориентироваться на профессиональные источники, а не тридцать третьи пересказы басен про воинскую доблесть.

Коготок увяз?
Воспоминания главного военного советника генерал-полковника Г. Яшкина весьма интересны – он отмечает, что только «советовать» не получалось. Приводимые Яшкиным потери израильской стороны оставим на его совести. Ни Сирия, ни наши военспецы не смогли представить материальных доказательств ни одной победы в воздушном бою (наиболее полное исследование О.Грановского 2003 г.).

Важно помнить, что в 1982 году в Сирии СССР мог получить второй Афганистан. Решение отправить только оружие и советников и не отправлять войска было принято в последний момент. Г. Яшкин вспоминает, как его обрадовало это решение. Претензии к качеству советского оружия отмел будущий маршал Ахромеев, непечатно выразившийся о качестве сирийских войск.
Сейчас положение Башара Асада прогрессивно ухудшается, еще год назад он контролировал до 40% территории Сирии, сейчас едва ли 20%, военная инфраструктура почти уничтожена, все нефтяные скважины захвачены, мобилизационные ресурсы исчерпаны. Без поставок боеприпасов и притока живой силы (последнее обеспечивает ливанская Хизбалла и Иран) режим Асада рухнет в считанные недели.

Война стоит денег
Таким образом, если мы претендуем на статус мировой державы, то без Ближнего Востока не обойдемся (там немало держав присутствует, не только США, еще Великобритания и Франция). А кроме Асада, нам там ставить не на кого. Осталось только посчитать – деньги у нас на это есть? Россия списала странам третьего мира под 150 миллиардов долларов советских еще долгов. Величие стоит денег. И в истории все империи кончались, когда взваливали на себя непомерную военную ношу.
Кроме того, если мы прямо ввязываемся в сектантскую войну, вдобавок на стороне проигрывающего меньшинства, то террористическая угроза у нас дома может существенно возрасти.