В Астраханской области нашли 92 уклониста

11.10.2012 15:43

Им грозит штраф до 200 тысяч или заключение до двух лет.

Сегодня в военном комиссариате Астраханском области отчитались о ходе осеннего призыва: каждый третий из кандидатов в новобранцы негоден к службе из-за желудочных язв, гастрита, заболеваний позвоночника и стоп. При этом почти сотню потенциальных защитников Отечества по итогам предыдущей призывной компании признали уклонистами. Материалы на них переданы в следственный камитет.  Между тем правозащитники заявляют о вопиющих нарушениях в работе текущей призывной компании. 

 

ПРИЗЫВНИКАМ ГРОЗЯТ РЕЙДАМИ

По данным астраханского военного комиссариата, этой осенью служить отправят 1200 астраханцев. Они пополнят ряды воинских частей Южного военного округа, а также подразделения Военно-воздушных, ракетных войск стратегического назначения, железнодорожные войска и специальные части связи, аэродромного обеспечения и т. п. 80 астраханцев будут служить на Военно-морском флоте. 

—  Больше половины наших призывников должны иметь военно-учетную специальность, — отметил начальник отдела подготовки, призыва и набора граждан на военную службу Андрей Христофоров. —   Призыв этого года отличается тем, что мы будет обеспечивать солдат неименными банковскими картами ВТБ 24, так как происходит большая задержка с выплатой денежного довольствия. Случается это из-за того, что часто приходится переоформлять карты из-за допущенных ошибок в личных данных  военнослужащих.

По данным астраханского военкома, весенний призыв был более «урожайным»: в армию отправились 1874 жителя нашего региона. 92 астраханца признали уклонистами. По словам представителя астраханского военкомата Геннадия Матвеева, возбуждено 66 уголовных дел. Их фигурантам грозит штраф до 200 тысяч рублей или заключение до двух лет. 

Тех, кто попытается проигнорировать повестки этой осенью, полиция и военные будут вылавливать в специальных рейдах. Чтобы заслужить внимание незваных гостей, достаточно дважды не явиться в военкомат. 

Между тем правозащитники заявляют о том, что текущая призывная кампания в Астраханской области ведется с нарушениями закона. 

— К нам были жалобы о том, что представители военкомата звонят домой призывникам, угрожают и в грубой форме требуют  явиться к ним. А по закону только повестка является поводом для визита в военкомат, —  рассказывает   эксперт астраханского комитета солдатских матерей Анатолий Салин. — Кроме того, ко мне обратилась мать астраханца, у которого в ноге стоит 20-сантиметровый металлический имплант. И этого парня признали годным к службе! Мы его вызволили с призывного пункта. Еще один солдатик сейчас умирает на госпитальной койке от рака. Диагноз прозевала местная призывная комиссия. Мать парня, узнав, в каком состоянии он находится, скончалась. И таких примеров «качественной» работы призывной комиссии масса. 

 

ГОРЯЧИЙ КАВКАЗ

Наверняка многих беспокоит обострившаяся ситуация на Кавказе и  перспективы астраханских призывников оказаться в связи с этим в эпицентре военных действий:  о подключении армейских подразделений к спецоперациям против боевиков на Северном Кавказе центральные  СМИ сообщили 8 октября. Численность контингента и сроки пребывания не сообщаются. В связи с вводом войск Дагестан разделен на пять оперативных зон, каждая, утверждают силовики, «теперь полностью укомплектована живой силой и техникой».

На связанный с таким положением дел на вопрос «Будут ли астраханцы служить в «горячих точках»?» В Астраханском военном комиссариате ответили отрицательно.  

Наши призывники не отправляются в районы проведения контртеррористических операций, — заявил Андрей Христофоров. — Если какие-то части находятся вблизи опасных районов, то они выполняют задачи, поставленные руководством, и к ликвидации бандформирований не привлекаются. 

В то же время, по данным Астраханского комитета солдатских матерей, сейчас, например, в дагестанском Буйнакске служат около 600 астраханцев. 

 

 

 

Астраханки вышли замуж под звуки выстрелов

09.10.2012 13:04

В Буйнакске молодоженам пришлось ждать, пока город очистят от боевиков

 

На днях две рискованные астраханки Надежда Тимофеева и Эльмира Сарсемалиева вышли замуж в дагестанском Буйнакске. Бракосочетание прошло буквально под свист пуль — молодоженам пришлось  ждать, пока военные зачистят город от боевиков. 

 

С просьбой помочь в организации бракосочетания в горячей точке невесты обратились в комитет солдатских матерей еще в конце сентября. В комитете девушкам пошли навстречу: организовали группу сопровождения, договорились с дагестанским комитетом и местным ЗАГСом , предупредили о торжественном мероприятии руководство части, где служат женихи — Валентин Прытков и Павел Илюхин.

Женихи были призваны в армию астраханским военкоматом в июле этого года. Сейчас их невесты ждут прибавления. Будущие матери так соскучились, что были готовы выехать в неспокойный район ради встречи с любимыми.

— Заместителем командующего Южного военного округа по воспитательной работе Владимиром Жаровым им предоставили такую возможность, за что ему огромное спасибо, — отметил эксперт комитета солдатских матерей по правовым вопросам Анатолий Салин.

4 октября комитет солдатских матерей повез невест, их родственников и близких в Буйнакск. В тот же день вечером командование военной части 63354 разместило гостей в общежитии. 

— Бракосочетание было назначено на 10 утра 5 октября, но ранним утром в Буйнакске начались взрывы и стрельба. Кругом понаехали БТРы, автоматчики, никого за ворота части не выпускали, в городе шла спецоперация, — уничтожали боевиков, — рассказал Антолий Салин.

После завершения операции, около двух часов дня пары наконец поженили.

— У всех нас были слезы на глазах. Слезы не горя , а счастья, потому что мы помогли создать две семьи. Теперь дети родятся в законном браке, и не будет необходимости проводить процедуру установления отцовства, — подчеркнул Анатоллий Салин. — Ну, а когда родятся детишки, мы будем ходатайствовать перед штабом о переводе ребят в воинские части Астраханского гарнизона, поближе к своим семьям.

По словам одной из невест Эльмиры Сарсемалиевой, опасность, которой она подвергалась в Буйнаксе, не испортила ей радости встречи с теперь уже мужем. 

 

 

Астраханки вышли замуж в Буйнакске после боя

09.10.2012 13:04

В город ввели группу «Альфа».

На днях две рискованные астраханки Надежда Тимофеева и Эльмира Сарсемалиева вышли замуж в дагестанском Буйнакске. Бракосочетание состоялось сразу после того, как военные зачистили город от боевиков. Об этом нам сообщили в астраханском комитете солдатских матерей.

С просьбой помочь в организации бракосочетания невесты обратились в комитет в конце сентября. Им пошли навстречу: организовали группу сопровождения, договорились с дагестанским комитетом солдатских матерей и местным ЗАГСом о содействии, предупредили о предстоящем визите руководство военной части, где служат женихи — Валентин Прытков и Павел Илюхин.

Ребята были призваны в армию астраханским военкоматом в июле этого года. Сейчас их подруги ждут прибавления. Будущие матери были готовы выехать в неспокойный район ради встречи с любимыми.

— Заместителем командующего Южного военного округа по воспитательной работе Владимиром Жаровым им предоставили такую возможность , за что ему огромное спасибо, — отметил эксперт комитета солдатских матерей по правовым вопросам Анатолий Салин.

4 октября комитет солдатских матерей повез невест, их родственников и близких в Буйнакск. В тот же день вечером командование военной части 63354 разместило гостей в общежитии. 

— Бракосочетание было назначено на 10 утра 5 октября, но ранним утром в Буйнакске начались взрывы и стрельба. Кругом наехали БТРы, автоматчики, никого за ворота части не выпускали,в городе шла спецоперация, уничтожали боевиков, — рассказал Антолий Салин.

После завершения операции, около двух часов дня пары наконец поженили.

— У всех нас были слезы на глазах. Слезы не горя , а счастья, потому что мы помогли создать две семьи. Теперь дети родятся в законном браке, и не будет необходимости проводить процедуру установления отцовства, — подчеркнул Анатоллий Салин. — Ну, а когда родятся детишки, мы будем ходатайствовать перед штабом о переводе ребят в воинские части Астраханского гарнизона, поближе к своим семьям.

По словам одной из невест Эльмиры Сарсемалиевой, опасность, которой она подвергалась в Буйнаксе, не испортила ей радости встречи с теперь уже мужем. 

 

На полигоне Ашулук срочников спрятали от проверяющих

24.07.2012 11:29

По данным правозащитников, солдат вывезли в степь, чтобы не дать пообщаться с членами комиссии.

В минувшие выходные на военном полигоне Ашулук, расположенном в Харабалинском районе Астраханской области, побывали правозащитники. Однако  комиссии, в состав которой вошли члены совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, пообщаться с  о всеми военнослужащими не удалось: в полевом лагере №2 не нашлось ни одного срочника, а в госпитале из трех десятков больных солдат нашлись только четыре.
 В состав комиссии вошли директор правозащитной группы «Гражданин.Армия.Право» Сергей Кривенко, советник уполномоченного по правам человека в России Михаил Давыденко, руководитель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова, сопредседатель комитета солдатских матерей Астраханской области Анатолий Салин. Их встречали  начальник штаба 6-й Армии полковник Авдеев  и  заместитель командующего западным военным округом полковник Полетучий. Кроме того, правозащитники встретились с уполномоченным по правам человека в Астраханской области Данияром Батрашевым и главой Харабалинского района Владиславом Виноградовым.
По словам эксперта Астраханского регионального комитета солдатских матерей по правовым вопросам Анатолия Салина, вошедшего в состав комиссии, позже из телефонных разговоров с солдатами и их родителями выяснилось, что начальство спрятало срочников в степи. И, несмотря на проливной дождь, их держали за пределами лагеря до отъезда правозащитников. 
— Несмотря на правительственную телеграмму, подписанную министром обороны Сердюковым, который разрешил нам провести проверку, командование полка препятствовало нашему посещению полевого лагеря № 2 и пострадавших военнослужащих в военном госпитале Астрахани, — отметил Анатолий Салин. — После моих требований и заявлений о том, что, если нам не предоставят такую возможность, мы будем вынуждены немедленно доложить об этом в министерство обороны и уполномоченному по правам человека РФ, ситуация изменилась — нас пустили на территорию. Но по прибытии в полевой лагерь № 2 мы обнаружили, что ни одного солдата (даже отдыхающей смены) в расположении нет, они куда-то исчезли.
Командир полка объяснил правозащитникам, что все, кроме наряда, уехали на закладку боеприпасов.
— Правительство выделяет миллиарды на утилизацию боеприпасов и при этом экономит на специалистах: к разгрузке снарядов привлекаются не имеющие лицензии мальчишки, — возмущается Салин. — Их жизнь и здоровье подвергаются риску. Парни надрываются на тяжелых работах, тем самым нарушается постановление правительства РФ № 891 от 26.11.2008 года «О лицензировании» и статья 37 Конституции РФ, запрещающая принудительный труд.
По данным эксперта, срочники таскают ящики с боеприпасами весом до 100 килограммов и укладывают снаряды для подрыва и при этом не всегда имеют нормальные условий, чтобы отдохнуть после каторжного труда: увольнения срочникам, по данным Анатолия Салина, не предоставляются.
— С этого года военнослужащие, таскающие на полигоне Ашулук тяжелые ящики, по записям в военных билетах числятся стрелками, операторами, снайперами, радиотелеграфистами и т.д. в воинских частях, расположенных далеко в Западном военном округе. Приказ о направлении этих военнослужащих на тяжелые работы отсутствует. Следовательно, можно утверждать, что военнослужащие выполняют адский тяжелый труд, находятся на полигоне Ашулук нелегально, — подчеркивает правозащитник. — Денежное довольствие с учетом командировки и выполнения тяжелых работ, связанных с риском для жизни, в отличие от офицеров солдаты и сержанты по призыву не получают. Представитель военной прокуратуры Каспийской флотилии, сопровождавший нас, уверил, что он держит ситуацию на контроле, ничего страшного в указанных нарушениях нет.
Кроме того, в ходе проверки выяснилось, что дорогостоящие медкомплекс и передвижные модули для умывания на полигоне используют, только чтобы пустить пыль в глаза комиссиям: двери в них сломаны, система водоснабжения к ним не подключена.
— При посещении военного госпиталя в Астрахани командование полка в очередной раз нас удивило, — рассказал нам Анатолий Салин. — Несмотря на то что в госпитале находятся на лечении более 30 человек, нам представили всего четырех, причем трое были из подразделения охраны и обеспечения и один фельдшер, так что побеседовать со срочниками, получившими заболевания и травмы на работах по подготовке и утилизации, нам вновь не удалось.
В итоге впечатленные правозащитники собираются добиваться парламентских слушаний в Госдуме по фактам нарушения закона на полигоне Ашулук.
Доклад о ситуации на полигоне уже направлен заместителю председателя правительства Дмитрию Рогозину. Кроме того, уполномоченный по правам человека в Российской Федерации будет инициировать проведение парламентского расследования и рассмотрение его результатов на одном из заседаний в Думе, — рассказал нам советник уполномоченного Михаил Давыденко.

 

 

На полигоне Ашулук срочников спрятали от проверяющих (2)

24.07.2012 11:29

По данным правозащитников, солдат вывезли в степь, чтобы не дать пообщаться с членами комиссии.

В минувшие выходные на военном полигоне Ашулук, расположенном в Харабалинском районе Астраханской области, побывали правозащитники. Однако  комиссии, в состав которой вошли члены совета при президенте России по развитию гражданского общества и правам человека, пообщаться с  о всеми военнослужащими не удалось: в полевом лагере №2 не нашлось ни одного срочника, а в госпитале из трех десятков больных солдат нашлись только четыре.
 В состав комиссии вошли директор правозащитной группы «Гражданин.Армия.Право» Сергей Кривенко, советник уполномоченного по правам человека в России Михаил Давыденко, руководитель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Элла Полякова, сопредседатель комитета солдатских матерей Астраханской области Анатолий Салин. Их встречали  начальник штаба 6-й Армии полковник Авдеев  и  заместитель командующего западным военным округом полковник Полетучий. Кроме того, правозащитники встретились с уполномоченным по правам человека в Астраханской области Данияром Батрашевым и главой Харабалинского района Владиславом Виноградовым.
По словам эксперта Астраханского регионального комитета солдатских матерей по правовым вопросам Анатолия Салина, вошедшего в состав комиссии, позже из телефонных разговоров с солдатами и их родителями выяснилось, что начальство спрятало срочников в степи. И, несмотря на проливной дождь, их держали за пределами лагеря до отъезда правозащитников. 
— Несмотря на правительственную телеграмму, подписанную министром обороны Сердюковым, который разрешил нам провести проверку, командование полка препятствовало нашему посещению полевого лагеря № 2 и пострадавших военнослужащих в военном госпитале Астрахани, — отметил Анатолий Салин. — После моих требований и заявлений о том, что, если нам не предоставят такую возможность, мы будем вынуждены немедленно доложить об этом в министерство обороны и уполномоченному по правам человека РФ, ситуация изменилась — нас пустили на территорию. Но по прибытии в полевой лагерь № 2 мы обнаружили, что ни одного солдата (даже отдыхающей смены) в расположении нет, они куда-то исчезли.
Командир полка объяснил правозащитникам, что все, кроме наряда, уехали на закладку боеприпасов.
— Правительство выделяет миллиарды на утилизацию боеприпасов и при этом экономит на специалистах: к разгрузке снарядов привлекаются не имеющие лицензии мальчишки, — возмущается Салин. — Их жизнь и здоровье подвергаются риску. Парни надрываются на тяжелых работах, тем самым нарушается постановление правительства РФ № 891 от 26.11.2008 года «О лицензировании» и статья 37 Конституции РФ, запрещающая принудительный труд.
По данным эксперта, срочники таскают ящики с боеприпасами весом до 100 килограммов и укладывают снаряды для подрыва и при этом не всегда имеют нормальные условий, чтобы отдохнуть после каторжного труда: увольнения срочникам, по данным Анатолия Салина, не предоставляются.
— С этого года военнослужащие, таскающие на полигоне Ашулук тяжелые ящики, по записям в военных билетах числятся стрелками, операторами, снайперами, радиотелеграфистами и т.д. в воинских частях, расположенных далеко в Западном военном округе. Приказ о направлении этих военнослужащих на тяжелые работы отсутствует. Следовательно, можно утверждать, что военнослужащие выполняют адский тяжелый труд, находятся на полигоне Ашулук нелегально, — подчеркивает правозащитник. — Денежное довольствие с учетом командировки и выполнения тяжелых работ, связанных с риском для жизни, в отличие от офицеров солдаты и сержанты по призыву не получают. Представитель военной прокуратуры Каспийской флотилии, сопровождавший нас, уверил, что он держит ситуацию на контроле, ничего страшного в указанных нарушениях нет.
Кроме того, в ходе проверки выяснилось, что дорогостоящие медкомплекс и передвижные модули для умывания на полигоне используют, только чтобы пустить пыль в глаза комиссиям: двери в них сломаны, система водоснабжения к ним не подключена.
— При посещении военного госпиталя в Астрахани командование полка в очередной раз нас удивило, — рассказал нам Анатолий Салин. — Несмотря на то что в госпитале находятся на лечении более 30 человек, нам представили всего четырех, причем трое были из подразделения охраны и обеспечения и один фельдшер, так что побеседовать со срочниками, получившими заболевания и травмы на работах по подготовке и утилизации, нам вновь не удалось.
В итоге впечатленные правозащитники собираются добиваться парламентских слушаний в Госдуме по фактам нарушения закона на полигоне Ашулук.
Доклад о ситуации на полигоне уже направлен заместителю председателя правительства Дмитрию Рогозину. Кроме того, уполномоченный по правам человека в Российской Федерации будет инициировать проведение парламентского расследования и рассмотрение его результатов на одном из заседаний в Думе, — рассказал нам советник уполномоченного Михаил Давыденко.

 

 

В питерском госпитале скончался астраханский срочник

06.06.2012 08:33

Парень получил серьезные травмы в военной части Камышина.

Как сообщили «Каспий.Инфо» в астраханском комитете солдатских матерей, вчера,5 июня, в клиническом госпитале имени Пирогова, что в Санкт-Петербурге, скончался 19-летний Владимир Водопьянов.

— Нам позвонил отец Владимира и рассказал, что его сыну резко стало хуже —  сильно упало давление, началась тахикардия, — рассказал нам эксперт по правовым вопросам комитета Анатолий Салин. – Врачам спасти его не удалось.

Молодой человек был призван в армию из Камызякского района Астраханской области и служил  в военной части волгоградского Камышина. 4 апреля на территории части произошло ЧП, которое в итоге стоило нашему земляку жизни.

Как мы уже сообщали ранее, Владимир попал под БТР. Отец срочника Евгений Водопьянов тогда рассказал «Каспий.Инфо»:

— По словам моего сына, все произошло, когда он с сослуживцем сидел в парке, расположенном на территории части. В это время  туда въехал БТР из другой части. Как получилось, что Володя попал под колеса машины до конца не понятно. Сын говорит, что не видел БТР, что он подъехал сзади. По словам замполита, заведено уголовное дело на водителя БТР.  Проведена проверка, есть уволенные.

В результате ЧП астраханец сильно пострадал. Ему сразу же провели две операции. Одну в Камышине, другую в Ростове. Срочнику удалили селезенку  — врачи опасались обширного кровотечения. Кроме того, были переломы голени, ребер, повреждены легкие.

В мае при поддержке Анатолия Салина родители Владимира Водопьянова добивались срочного перевода сына в главный военный клинический госпиталь имени Бурденко. Однако усилия столичных врачей не помогли Владимиру.

— Мы будем добиваться того, чтобы семья Водопьяновым получила все положенные компенсации, поскольку Владимир погиб при исполнении воинских обязанностей, — подчеркнул Анатолий Салин. 

На полигоне Ашулук взорвались 145 ящиков боеприпасов

25.05.2012 10:45

По официальной версии, в результате ЧП никто не пострадал.

Взрыв произошел вчера около 13.00 во время транспортировки боеприпасов на «Камазе», в котором находились 11 человек. Загорелись и подорвались 145 ящиков с деталями от гранатометов.

Об этом сообщил «Каспий.Инфо» эксперт по правовым вопросам регионального комитета солдатских матерей Анатолий Салин. По его данным никто не пострадал. Эту информацию нам подтвердили в военной прокуратуре.

 — Жертв удалось избежать благодаря тому, что водитель «Камаза» вовремя заметил задымление. Срочники успели выскочить из машины, она взорвалась у них на глазах, — рассказал Анатолий Салин. – Виновные в произошедшем устанавливаются. Я предполагаю, что опять все дело в том, что на утилизации боеприпасов задействованы мальчишки, не имеющие должной подготовки. Этим должны заниматься профессионалы, имеющие лицензию.

 Напомним, в августе прошлого года на том же полигоне при выгрузке реактивных снарядов для установок «Град», списанные боеприпасы начали взрываться. Тогда погибли восемь военнослужащих, еще около десяти получили ранения. Предполагаемой причиной ЧП стал самопроизвольный запуск одного из снарядов и последовавшая детонация других. 

Срочник из Питера вскрыл себе вены в военном госпитале Астрахани

02.05.2012 07:56

Чтобы не возвращаться на полигон Ашулук.

Трагедия произошла 27 апреля в окружном военно-клиническом госпитале, расположенном в Астрахани на улице Урицкого.

 — По нашей информации, солдат военной части № 29760 Валерий Немченов вскрыл себе вены перед самой отправкой из госпиталя на полигон Ашулук. Попытка самоубийства произошла в туалете. Его  нашли, оказали первую помощь и отправили на полигон, — рассказал нам эксперт по юридическим вопросам астраханского комитета солдатских матерей Анатолий Салин. 

Эксперт уверен, что причиной попытки самоубийства стало категорическое нежелание срочника возвращаться в часть.

— В такой ситуации ему должна была быть оказана не только медицинская помощь, но и психиатрическая, — считает Анатолий Салин.

Вскрыв себе вены, солдат попросил не отвозить его обратно на полигон. Однако руководство госпиталя отправило Валерия обратно в часть.

— Парень не хотел возвращаться на полигон, не хотел батрачить в нечеловеческих условиях, — констатировал господин Салин. – О ситуации мы проинформировали аппарат уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и военную прокуратуру, но ответа пока не получили.

Никакой информацией о состоянии здоровья Валерия на сегодняшний день комитет солдатских матерей не располагает. 

На полигоне Ашулук выявлен новый факт дедовщины

16.04.2012 08:58

Сослуживцы жестоко избили 21-летнего срочника из Архангельска и вымогают деньги у его родственников.

Военным следственным отделом Следственного комитета по Каспийской флотилии в отношении двух военнослужащих войсковой части 29760 возбуждено уголовное дело по факту нарушения уставных правил взаимоотношений между военнослужащими, сопряженном с насилием. Об этом нам сообщил эксперт по правовым вопросам комитета солдатских матерей Астраханской области Анатолий Салин.

Сейчас 21-летний срочник Никита Голубев находится в госпитале Каспийской флотилии, в Астрахани. По словам его матери Жанны Броцель, у парня тяжелые травмы – сотрясение головного мозга, отбиты почки.

 — В Ашулуке нас били каждый день, — рассказал нам Никита. – Сейчас я чувствую себя плохо: странное ощущение, не могу нормально ориентироваться в пространстве, меня мучают сильные головные боли.  

— Составить адекватное представление о состоянии его здоровья я не могу, врачи мне не называют ни одного диагноза, говорят: вот выписку получите, узнаете, — возмущена мать Никиты. – Сын с трудом ходит — потеря ориентации, нервный тик, боли в почках. Но на мое предложение сделать рентген, МРТ, мне говорят: ну и что, у нас тоже голова иногда болит. Причем, его собираются подлечить и отправить в Ашулук снова.

Никита опасается того же. Удивительно, но еще полгода назад он был полон романтических представлений о российской армии, бредил службой. Именно для того, чтобы служить в России, он вернулся из Германии в Архангельск. За рубежом он жил с 10 летнего возраста вместе с матерью и отчимом. В Архангельске у Никиты живут бабушка, отец и другие родственники.  

Мать Никиты прилетела в Астрахань, как только узнала о произошедшем с сыном. Сообщил ей печальные вести неизвестный молодой человек, позвонивший поздней ночью.  Он побоялся представиться и разговаривал шепотом. Военное начальство Никиты скрывало произошедшее от его родственников.

— Я никогда не думала, что моего сына может кто-то обидеть: он ростом почти два метра и всегда был крепким, занимался в спортзале. Но сейчас я вижу, что мой ребенок за несколько месяцев пребывания в армии похудел на 30 килограмм, он измучен физически и морально, —  на глазах у матери наворачиваются слезы. – Знаю, что его били пятеро в течение долгого времени. И этому никто не помешал. У Никиты отобрали телефон. Родственникам приходили смс как будто от Никиты с просьбой срочно положить на счет большие суммы денег – пять, десять тысяч рублей. Потом начались звонки на городской телефон пожилой бабушки Никиты. Ей звонят ночью и требуют выслать 25 тысяч рублей. И это при том, что мы все происходящее с внуком скрываем от нее. Сердце у бабушки слабое, может просто не выдержать. 

По официальным данным, в отношении подозреваемых избрана мера пресечения в виде наблюдения командования части. Допрошены сослуживцы, командование воинской части, медицинский персонал госпиталя. 

Мать пострадавшего срочника сомневается, что расследование защитит ее сына от новых издевательств и крайне сожалеет от том, что ее ребенок вообще оказался в России.