Астраханец о «Турецком потоке»

Всего несколько недель назад мы с Турцией, казалось, полюбили друг друга взасос. «Турецкий поток» замысливался как мощная скрепа, способная чуть ли не оторвать Турцию от НАТО и мощный педагогический инструмент для перевоспитания Европы: все равно все будет по-нашему, нечего играть в геополитику у наших границ, а то отключим газ.

И вот, буквально несколько дней спустя после всемирного кайфа видим совершенно необъяснимые на первый взгляд потрясания кулаками в наш адрес. Сначала турецкий премьер Эрдоган (кстати – из сочувствующих «братьям-мусульманам», оттого он так быстро подружился с приговоренным недавно к смертной казни экс-президентом Египта Мурси) чуть ли не истерично отреагировал на выступление президента РФ В.Путина в Армении. Да не говорил В.Путин того, что ему приписала турецкая молва, слово «геноцид» было использовано в контексте, а не в отношении резни армян, учиненной турками в 1915 году – первоисточник лежит на сайте Кремля, кто хочет – легко его найдет. Потом мы услышали крайне агрессивное выступление турецкого министра иностранных дел Давудоглу в наш адрес на саммите НАТО. И с чего такое восточное коварство? Вроде договорились же? Ну наша центральная пресса так все народу россйскому и сказала – мол умыли Гейропу по полной, что ж им теперь, реверс врубать? Так будем строить «Турецкий поток» или ему придет сразу тот же проигрышный эндшпиль, которые постиг «Южный поток»?

Пункт первый: «Турецкий поток» строить будем. Но не потому, что Турция задоужившись с нами решила проучить заносчивую Гейропу, не пускающую Турцию в ЕС, Шенген и все остальное ни с мылом, ни без. Будем, потому что Турция всерьез намерена стать газовым хабом, но не только для российского газа. И вот тут начинают выползать из мрака наши непримиримые противоречия.

Поэтому пункт второй: не только мы считаем себя единственными и неповторимыми. Другие тоже. Кроме того, Турция еще не забыла свое имперское прошлое и по нему тоскует. Не забыла свой Крым, не забыла, что весь нынешний Ближный Восток был ее провинцией. В 2000 году автор вынужден был написать статью «Восстановим Оттоманскую империю в границах 2001 года», после того как обнаружил на официальном сайте турецкого МИДа хамскую статью о необходимости восстановить тюркскую общность включая Казань.

Пункт третий: мир давным давно многополярен, и если мы этого никак не можем понять, то нам нужна медицинская помощь. Мир, по сути – это большая «общага» и когда мы говорим, что любой не согласный с нами поет под американскую дудку, мы оскорбляем тех, о ком это говорим – это как уход нашей хоккейной сборной во время исполнения гимна Канады.

А теперь о российско-турецких принципиальных противоречиях, так неожиданно для многих вылившихся в обмен публичными оскорблениями после казалось бы почти братских лобызаний и одобрения «Турецкого потока».

Первое противоречие – Сирия. Турция заняла такую же однозначную позицию в отношении Башара Асада, как и Россия. Только противоположную: мы – «Никто кроме Асада!», Турция – «Кто угодно кроме Асада». И на почве этой позиции Турция прекрасно сотрудничает с Саудовской Аравией, причем утверждают, что за полосой недавних тяжелых поражений Асада и Хизбаллы стоит тесное сотрудничество турецкой и саудовской разведок. Есть еще ньансы странных взаимоотношений Турции с т.н. Исламским государством, но о них другой раз.

Второе – Армения, являющаяся для нас плацдармом, с которго легко контрлировать трубопрводы от Каспия через Азербайджан и Грузию в Турцию (собственно, Южная Осетия – тоже плацдарм), но о трубах ниже.

Третье – крымские татары. Еще год назад позиция Турции была куда мягче, сейчас выражения стали гораздо крепче и без восточной дипломатии.

Четвертое и, возможно, главное – трубы. Турция с превеликим удовольсвтием примет у себя российских газ для транспортировки его на европейский рынок. Но с неменьшим удовольствием она примет и иранский газ, и туркменский газ, и катарский газ и любой другой тоже для транспортировки его в Европу. Поэтому Турция будет активно участвовать в прокладке трубопроводов – в том числе и Транскаспийского, против которого категорически возражают Россия и Иран. Но недавно эта труба всерьез обсуждалась на саммите четырех прикаспийских государств: Туркмении, Азербайджана, Казахстана и …. Турции и решение принято такое – трубе быть.

А с 19 по 21 мая в туристической зоне «Аваза» Туркмении прошел 6-й международный нефтегазовый конгресс. Гвоздем программы стало выступление президента Г.Бердымухамедова, который сообщил, что в Туркмении завершается строительство внутреннего 766-километрового газопровода, которые связывает в единое кольцо все газовые месторождения и выходит к терминалу в послеке Белек на берегу Каспия. Этот трубопровод – составная часть будущего Транскаспийского газопорвода, ввод в эксплуатацию которого намечен на конец 2019 года. Из Туркмении газ пойдет в Азербайджан, далее – через Грузию в Турцию, а оттуда – на европейские рынки. Против Транскаспия возражают Россия и Иран, указывая на экологические риски.

Так что учим географию, полезная наука.