Куда долетят ракеты малой и средней дальности?

Выход США из Договора по ракетам средней и меньшей дальности (ДРСМД) наделал больше шума в дипломатических кругах и прессе, общество на него отреагировало вяло — максимум в рамках сложившейся в общественном мнении парадигмы «англичанка» (ну или пиндосы) гадит (гадят), ну и фиг с ними, причем подавляющее большинство населения отреагировало именно по последнему алгоритму. Постараемся показать, что именно общественная безразличная реакция более адекватна, чем дипломатическая истерия.

Сами себя сдали

Разъяснения, которые «ястреб» Болтон привез в Москву, чтобы обосновать необходимость нового договора по РСМД и бессмысленности существующего, сводились к двум пунктам.

Пункт первый: ракеты средней и меньшей дальности (РСМД) теперь имеют не только СССР/Россия и США, но и у ряда других стран: Китая, Северной и Южной Кореи, Японии, Индии, Пакистана, Ирана, Израиля и список этих стран с каждым месяцем пополняется. Поэтому, ограничения, налагаемые только на Россию и США потеряли смысл, в договор надо включать все страны, которые уже имеют или в обозримом будущем создадут ракетное оружие. Напомним, что российский президент в 2007 году также использовал этот аргумент, заявляя, что «России сложно будет оставаться в рамках ДРСМД». Так что Трамп не оригинален.

Второй пункт: прямое обвинение России в нарушении ДРСМД. Разумеется, наша сторона подобные обвинения с негодованием отвергла. С чего вдруг и США возникли такие нехорошие подозрения? А не создаем ли мы поводы сами? Например, газета «Красная звезда» от 6 ноября сообщает, цитата: «Ныне в Вооружённых Силах сформированы органы управления и специальные подразделения, осуществляющие планирование применения высокоточного оружия большой дальности и подготовку полётных заданий крылатым ракетам всех видов базирования. В результате созданы полноценные группировки носителей ВТО, способные применять ракеты по целям на дальности до 4 тыс. км». Таки ой! Ведь «до 4 тыс. км.» — это как раз диапазон средней дальности — от 1 до 5 тыс км., а «крылатым ракетам всех видов базирования» — это что же, и наземные, запрещенные ДРСМД?

А еще напомним, что лет 6-7 уже по нашим социальным сетям гуляет восхитительный рекламный ролик про ракетный комплекс «Клуб», которым наш обыватель очень гордится и любит показывать друзьям и знакомым, обсуждая «за стаканОм» высшие политические материи «как мы их …». А то, что этот комплекс, замаскированный под гражданские транспортные контейнеры, нарушает сразу минимум два договора, никто не задумывался. То есть, думать надо больше и не публиковать что попало в ура-патриотическом угаре, а то окружающие всерьез это принимают. Ну или открыто признать, что мы фактически из упомянутого договора вышли.

Ненужный договор

В любом случае, широкое расползание по миру РСМД делает нынешний договор бессмысленным. Напомним, что к 1987 г., когда был подписан ДРСМД, и СССР и США накопили достаточно опыта, чтобы понять — чудовищное количество накопленных арсеналов в Европе делает все более вероятным неуправляемое начало войны с катастрофическими последствиями — и рай не поможет. В конце 1983 г. на заседании Политбюро тогдашний министр обороны Устинов сказал, что из-за новых «Першингов» Политбюро не успеет добраться до бомбоубежища. Ну, Политбюро тогдашнее в рай не верило, по крайней мере официально.

Подобьем баланс. На первый взгляд, России американский демарш выгоден: во-первых, — это «они» начали, во-вторых, у нас целая линейка ракет уже готова, а у американцев нет ничего, им еще разрабатывать придется и на это уйдет минимум несколько лет, то есть, на этот период Россия обеспечивает себе перевес на потенциальном европейском театре военных действий. В краткосрочной перспективе это похоже на истину. Но затем неизбежно наступает среднесрочная, а за ней — долгосрочная.

В среднесрочной перспективе мы можем увидеть новые американские ракеты с очень коротким подлетным временем до Москвы (те, 30 лет назад, летели менее 6 минут с круговым вероятным отклонением менее 30 метров), с учетом развития технологий за эти 30 лет можно представить себе новые виды. Плюс бешеный рост военных расходов всеми сторонами, за которым наша хиреющая экономика (как это было в СССР) не угонится. А в долгосрочной перспективе — вряд ли кто будет далее всерьез воспринимать подписанные нами договоры. И даже если оставить мрак войн, то в банальном повседневном бизнесе не соблюдающий договоры партнер мало кого интересует. Репутацию испортить легко, поправить вот — трудно и долго.

В России денег – что грязи, но как их делить?

Если верить депутату Госдумы Андрею Макарову, то в России денег – что грязи. Так что поговорим о деньгах наших.
Китайская оптимизация
Китай сокращает армию более чем в 2 раза – с нынешних 2,3 млн. личного состава до менее чем одного миллиона. Это не первое сокращение в Китае – в 2015 году армию уже урезали на 300 тыс. В основном под сокращение идут сухопутные войска, ВМС, напротив, будет наращиваться, ВВС и более экзотические виды и рода
войск – развиваться. Но общая численность сокращается в неожиданных масштабах. Сокращение позволит оптимизировать бюджет на оборону. А крепкие молодые мужчины нужны народному хозяйству народно-капиталистического Китая. Рабочие места для них готовятся на глобальных стройках в Азии, Африке, Латинской Америке, где Китай строит высокоскоростные железные дороги, автобаны, каналы и прочие гигантские инфраструктурные проекты.
Только для женщин
А что мы? А мы в мировых лидерах по соотношению военных и полицейских затрат к ВВП (более 5% на военные нужды и еще почти 3% на безопасность, всего около 8%), да и по числу «человеков с ружьем» на душу населения нас опережают совсем немногие нефтепродающие страны, преимущественно арабские. Разговоры о сокращении численности российских силовых структур нет-нет, да и возникают, но, как мудро заметил один весьма уважаемый в Астрахани человек, любое сокращение в нашей иерархии всегда заканчивается увеличением штатной численности.
А что, российской экономике здоровенные молодые мужики не нужны? Ведь армия и прочие силовые структуры добавленной стоимости не производят – разве что займутся экспроприациями за пределами российских границ. Их содержание – чистые расходы бюджета. Увы, нет, российская экономика стабильно себя чувствует и преимущественно на крепких женских плечах – сей прискорбный факт отмечал еще Сергей Иванов в бытность руководителем администрации президента. Не создает наша экономика рабочие места для крепких молодых мужиков, разве что новое направление появилось – частные военные компании.
Иллюзия благополучия
Нынешнее относительно благополучное положение (как оценивают его россияне – если верить только что вышедшим данным ВЦИОМ) не должно вводить в заблуждение – оно следствие относительно высоких и подрастающих (тут динамика еще важнее) цен на нефть уже более полугода. Но этот период, похоже, закончился, да и цены, очевидно, уперлись в потолок. Поэтому даже упомянутые вначале нефтяные державы, тратящие еще больше нас на своих силовиков, стремятся войти в мировой тренд мобилизации человеческого потенциала, как главной производительной силы постиндустриальной экономики. Саудовская Аравия развивает альтернативную энергетику, Катар и ОАЭ – авикомпании, медиабизнес, инвестиции в мировые «голубые фишки» и пр. Все вкладываются в образование и здравоохранение – два ведущих инструмента наращивания этого самого человеческого потенциала.
Дорогое здоровье
На минувшей неделе портал «Врачи.РФ» выдал текст – скорее, вопль отчаяния – врачи массово увольняются из поликлиник из-за нагрузки и низких зарплат, многие уходят из медицины совсем. «Независимая газета» публикует материалы международного исследования «Индекс здоровья будущего», в которое вошла и Россия. Так вот, состояние здоровья населения 95% медиков и 60% граждан оценивают как плохое (это к вопросу о повышении пенсионного возраста), 70% населения не считают здравоохранение доступным, примерно четверть населения и медиков считает систему здравоохранения соответствующей современным требованиям.
Доля российского ВВП, направляемая на здравоохранение, хотя и значительно ниже, чем в развитых странах, но весьма существенная – около 9,5% (по данным ВОЗ, есть и другие оценки – примерно 7%), хотя утверждают, что едва ли не половина этой суммы – фактически средства населения, а платная медицина доступна немногим.
Высокотехнологическая медицинская помощь реально появилась, но это госпитальный этап, а амбулаторно-поликлиническая практически не изменилась с советских времен. Программа диспансеризации, предлагаемая сейчас поликлиническим звеном, конечно, шаг вперед, но она не предусматривает раннее выявление большинства наиболее распространенных онкозаболеваний (например, ультразвуковое исследование органов брюшной полости не включает почки и органы малого таза и т. д.).
Получателям средней зарплаты и средней пенсии доступны относительно недорогие медикаменты, применяемые в медицине уже 50 и более лет, а более современные препараты для лечения гипертонии, заболеваний желудочно-кишечного тракта, коррекции уровня холестерина, стоимостью порядка тысячи рублей за упаковку, заставляют уже сильно напрягать семейные бюджеты.
Итак, выбор почти гамлетовский, называемый в экономике «оптимум Парето» (это знаменитое «пушки или масло») — что является приоритетом государственной политики?

«Стратегия есть, безопасности нет». Все как у людей

Немного раздраженная, кратковременная, правда, дискуссия прокатилась по научным и практическим кругам в связи с публикацией очередной «Стратегии экономической безопасности Российской Федерации», на этот раз на период до 2030 года. Как назло (а может — и по стратегическому расчету!), очередная Стратегия была опубликована накануне очередного же Петербургского экономического форума, который пройдет в Питере в первых числах июня. Быть может, как раз по принципу «веревки на сцене».

Веревка на сцене

Тут необходимо маленькое лирическое отступление-комментарий. «Веревка на сцене» — это полуанекдот-полубыль из жизни подцензурного советского театра. Поскольку принимаемый спектакль советской «госприемкой» всегда резался, сценаристы и режиссеры включали в постановку заведомо абсурдные сцены, элементы, чтобы цензоры урезали в первую очередь их и отвязывались от основного сюжета. Говорят, однажды на сцене была повешена веревка — исключительно для обмана цензоров. Спектакль режиссер отбил, но веревкой пришлось пожертвовать.

Так вот, про Статегию. Злые языки как только ее не прозвали — и набором лозунгов, и набором ритуальных заклинаний. И правда, слов там правильных под пробку — и все правильные. Раздел 2 — «Вызовы и угрозы экономической безопасности» — так вообще собрал почти все идеи и либерального, и консервативного лагерей: от разрушения однополярного мира и угроз военно-политического характера до изменений климата, недостаточно эффективного госуправления (!) и усиления дифференциации населения по уровню доходов (это надо же, кто бы мог подумать!).

Доходы растут?

Впрочем, победно-уверенный тон документа слегка смазывается контекстом произошедших буквально в те же дни событий. Околоэкономические круги слегка онемели от слов президента о том, что у нас растут реальные располагаемые доходы населения. Так и повис вопрос — какого населения (даже наш честнейший Росстат такой вывод не подтверждает), точнее — совсем по букве Стратегии — какой части населения?

За несколько дней до выхода Стратегии разразился скандал — депутат от КПРФ В. Рашкин потребовал у Минфина огласить список граждан, освобожденных от налогов из-за того, что они попали под международные санкции согласно принятому в марте закону «О внесении изменений в главу 23 Налогового кодекса Российской Федерации». Минфин, разумеется, отказался называть выгодополучателей, но они и так понятны — это крупный бизнес, который выводил активы из России за бугор и теперь потерял эти активы из-за жадности, так как они вышли из российской юрисдикции и попали в забугорную — и под арест. То есть теперь российским налогоплательщикам придется скинуться еще раз, чтобы покрыть дыры, неизбежно образующиеся в доходной части бюджета из-за выпадающих доходов. Ну а пенсионерам надо держаться за грошовые пенсии, недостойные ветеранов страны, считающей себя развитой и цивилизованной…

Погоду — под строгий контроль

И еще о контексте, его здорово подогрел премьер Дмитрий Медведев, выдав на-гора шедевральную мысль о необходимости регулирования блокчейна — новой отрасли информационных технологий, применяемых пока в финансовой сфере (спектр возможных применений блокчейна огромен, его появление сравнивают с появлением Интернета). Кратенький комментарий — технология блокчейна создает полную прозрачность финансовых транзакций и делает невозможными манипуляции, жульничество партнеров, подчистки задним числом и прочие хитрости, причем никакого центра управления блокчейном не может быть — это распределенная система. Бывший зампред ЦБ Сергей Алексашенко предложил, чтобы премьеру объяснили, что «управлять» блокчейном так же легко, как погодой. Может, Медведев это специально сказал? Тоже, чтобы подкинуть «жвачку» для критиков? Или он это всерьез?

Бега денежных мешков

Но самое серьезное осмысление контекста публикует «Коммерсант», приводя данные о динамике притока-оттока капитала на российском рынке. Статья так и называется «Обнуление российского рынка». То есть ко второму кварталу весь радовавший нас и вызывающий гордость приток капитала в Россию сменился оттоком, превышающим размеры предыдущего притока. Опять денежные мешки от нас побежали — страшно им у нас.

В течение осени 2016 года мы в «Астраханских ведомостях» не раз обращали внимание на то, что некоторые признаки — нестабильные, но имевшие место — оживления российской экономики и даже некоторого, как качели, роста производства — это видимое благополучие, которого хватит от силы на полгода. То есть этот период видимого благополучия завершится во втором квартале 2017 года, не позднее — весной, максимум к лету. И тех предпринимателей, которые спрашивали, что будет, автор предупреждал, что ни один фундаментальный фактор перманентного, чисто российского, механизма самоподдерживающегося кризиса не удален, поэтому прогнозы у нас делать легко. Можно стянуть деньги из провинции в Москву и создать эффект внешнего благополучия и даже роста за счет концентрации капитала, но экономика России — это не только Москва и Питер. И в целом стагнация и деградация этим видимым благополучием не отлакируется.

Прекрасно понимая ситуацию, менеджмент в госсекторе совершает поступки, которые в экспертном сообществе оцениваются как верх цинизма: например, выплата дивидендов проводится по бухучету как расход, уменьшающий прибыль! Дивиденды вообще-то из прибыли выплачиваются.

Друзьям — все, закон — остальным

Принятая Стратегия — это, с одной стороны, формальная концепция, написанная потому, что она должна быть у каждого уважающего себя государства — у нас все как у людей! С другой стороны, это документ, объясняющий, почему кризис не прекратится и деградация экономики и социальной сферы будет продолжаться. Салазаровская политэкономическая модель «друзьям — все, остальным — закон» ничем иным закончиться не может, хотя жить она может довольно долго. Не мы первые на этом скользком пути.

Сирийский узел затягивается. При чем здесь Астрахань?

Не договорились. Визит госсекретаря США Тиллерсона в Москву закончился лишь констатацией различия позиций по вопросу сирийского урегулирования. С учетом происшедших в апреле событий мы стоим перед лицом новой реальности на нашем “Первом южном фронте” (есть еще второй, третий и четвертый, но о них как-нибудь при случае).

Последний поплавок

Эксперты ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) и ОЗХО (Организации по запрещению химического оружия) подтвердили факт применения зарина в Хан-Шейхун 4 апреля. Уверения типа “нас там нет, это они” “прокатывают” только для внутреннего употребления публикой в странах проасадовской коалиции. Какие бы намеки не отпускал наш МИД, бросать Асада наше руководство не сможет – это наш единственный и последний хилый поплавок на Ближнем Востоке.

А уйти оттуда мы не можем по двум причинам. Первая – окончательная потеря статуса великой державы. Вторая – смертельная угроза Газпрому, который может потерять европейский рынок газа. Наш уход означает быструю кончину Асада и через некоторое время газопровод из Катара к берегу Средиземного моря. Победы шиитского блока в отсутствие наших военно-космических сил быть не может. Впрочем, и с ними тоже, поскольку асадовская армия терпит поражение, контролируемая ею территория в 2017 году сокращается как шагреневая кожа.

Опасное противостояние

Причину мы обсуждали еще осенью во время штурма Алеппо. Тогда речь шла о том, что, уничтожив суннитскую инсургенцию в Алеппо, Асад и наши войска неизбежно вынуждены будут начать вой­ну с запрещенным в России ИГ, которое до того момента фактически было союзником Асада, так как атаковало преимущественно именно суннитских повстанцев. Это и произошло. Вступив в войну с новым сильным противником, асадовская армия вынуждена еще больше распылить ресурсы по остаткам контролируемой территории. Этим и воспользовалась “умеренная” и “полуумеренная” оппозиция, развивая наступление в центре и столице страны.
Возможное устранение Асада американцами усилит хаос и, поскольку США явно не намерены высаживать свои войска на побережье, вся эта каша свалится на нашу голову. Даже если совсем отменить все пенсии, вряд ли нам хватит денег ее расхлебывать. Но это представляется наиболее вероятным сценарием, если учитывать все более ковбойские действия нынешней американской администрации.

Рейнджер в рядах казаков

Интересно, как себя чувствуют сейчас наши депутаты, праздновавшие победу Трампа, или питерские казаки, принявшие его в свое сообщество, о чем Трамп уж точно не просил? И как после всего оценивают свою квалификацию наши центральные СМИ и их центральные пропагандисты – им не стыдно, ведь никто не успел забыть ахинею, которую они развешивали на наши уши полгода назад? Но об этом мы тоже говорили осенью, предупреждая, что радоваться нечему и Трамп куда более опасен для нашего политического истеблишмента, чем хорошо знакомая Хиллари, которая может только трепаться, но не готова действовать, в отличие от нынешних крутых техасских рейнджеров, у которых как раз со словами напряженка, а с кольтом – никакой, как и с тем, чем кольт заряжается.

Четыре чумы

Побочным эффектом углубления сирийского хаоса является усиление террористической угрозы за пределами Сирии, с чем астраханцы так драматически столкнулись в начале апреля. Природа так распорядилась, что на территории Астраханской области стыкуются два природных очага чумы – Среднеазиатский и Северокавказский. И два очага терроризма, соответствующие географическим очагам природных резервуаров чумы, тоже встречаются на нашей территории.

Что мы, к сожалению, наглядно видели. То есть получается не одна чума “на оба ваши дома”, а четыре чумы на один. Ближний Восток всегда подпитывал оба этих очага терроризма. Они не есть нечто новое, связанное именно с Сирией – очаги терроризма в Прикаспии существуют со времен империи асассинов Хасана ас-Сабаха или еще раньше. Болезнь периодически обостряется, и сирийская сектантская война – просто один из обостряющих факторов. Поэтому некорректно связывать террористическую угрозу в России и Астраханской области в частности только с Сирией – проблема гораздо древнее и глубже.

Безопасность –работа системная

Нам придется более серьезно учиться длительному сосуществованию с этой угрозой. Не мы, кстати, первые, есть чьим примером воспользоваться – Израиль так живет с момента своего основания в 1948 году, и те астраханцы, которые бывают там в качестве паломников к святым местам, или в гостях у родни, или по бизнес-делам, убеждаются, что живет Земля Обетованная совсем неплохо. Значит, можно.

Конечно, нет простых рецептов. Но есть универсальные средства, часть из которых вполне можно реализовать в астраханских условиях. Среди них – бдительность граждан и готовность сотрудничать с силовыми структурами, массовое внедрение систем видеонаблюдения (любые домовладельцы могут внести посильный вклад) и интеграция этих систем в общую, называемую у нас “Безо­пасный город”, поддержание в исправном состоянии кодовых замков в подъездах, хорошее освещение улиц, дворов и т.д., установление “тревожных кнопок” в учреждениях и на предприятиях и другие общедоступные меры.

Разумеется, необходимы и другие действия информационного, воспитательного и оперативного характера, ибо все хорошо работает только в системе. И нам придется эту систему налаживать. Пока произошедшие события указывают на то, что после второго звонка в 2010 году мы расслабились, а о первом звонке 1999 года вообще забыли.

Про Трампа, кризис и памятные даты

В начале сентября Интерфакс опубликовал сообщение о том, что Россия возглавила список наиболее крупных экономик мира по критерию экономического неравенства – 62% национального благосостояния контролируется нашими долларовыми миллионерами. Утверждают, что если этот показатель превышает 50%, то для образования “среднего класса” в национальной экономике просто не остается места – все поделено.

Кризис кончился?

В начале наступившего года новый министр экономики
М. Орешкин заявил, что усиливающаяся дифференциация доходов представляет собой главную угрозу экономике и это главный тормоз экономического роста. Правда, представители Высшей школы экономики возражают, обращая внимание на низкую производительность труда. Можно не сомневаться, что эта дискуссия будет весьма активной. И так же можно не сомневаться, что она не приведет к реальным действиям по изменению сырьевой структурой российской экономики, о которой, выражаясь ленинским киношным языком, “все время говорили большевики”.

Еще в наступившем году нас ждет усиление налогового (включая неналоговые платежи и сборы) пресса, хотя обещано как бы другое. Усилится нагрузка на региональные бюджеты – доля налога на прибыль организаций, перечисляемая регионами в федеральный бюджет, вырастет в полтора раза. Трудно предположить, что ужесточающийся фискальный режим выдавит теневую экономику или в легальный сектор, или в места не столь отдаленные – в кризисы теневой сегмент всегда и всюду рос, и для его сжатия, скорее, нужна реформа силовых структур. То есть, ничего особо нового и неожиданного в экономике нас не ждет: МВФ нагадал нам даже рост в размере 1,1% ВВП – значит, кризис кончился, но утешение это слабое, из нашей ямы можно начать выползать при темпах минимум 4-5%, но и то неплохо.

Правда, никто не даст гарантии насчет длительности стабилизации – возможно, впереди еще одна ступенька… Самое неприятное в этой истории – в домохозяйствах все меньше денег на внутренние семейные инвестиции – покупку недвижимости, обучение детей, медицинскую помощь, которая все быстрее становится платной и даже очень платной.

На Трампа надейся…

Надежды насчет отмены или ослабления санкций в связи со сменой власти в Америке, долгожданным если не распадом, то ослаблением Евросоюза, питать, конечно, можно. Но, во-первых, отмена санкций никуда не удалит наши внутренние структурные проблемы, а кризис начался в 2013 году еще до введения санкций, а спрогнозирован он был – как раз в силу внутренних причин – еще в 2011 году, а то и ранее. Во-вторых, ну отменил Трамп санкции. Ура! Но тот же Трамп пообещал прижать Китай финансовыми инструментами и вернуть производство из Китая и Мексики в США, поскольку затеял “новую индустриализацию”, построенную на последних достижениях очередной технологической революции (которую Россия очередной раз прозевала, как трижды это делала в ХХ веке).

Торможение и так испытывающей большие трудности экономики Китая приведет к падению спроса на нефть, газ, металлы. И какая же при этом наша выгода от снятия санкций с нас? Санкции против Китая нанесут нашей экономике едва ли не больший ущерб, чем прямые против нас. И это только один возможный механизм следующей нашей “ступеньки”.

… а авианосцы строй

Немало подобных механизмов заложено во внешней политике. Конечно, здорово чувствовать себя частью великой державы, которую весь мир боится (см. недавние исследования ФОМ – 86% опрошенных довольны, что нас боятся другие страны, то есть, в обществе полный консенсус).

Но эта державность стоит денег и немалых – силовой блок в наступившем году потребит примерно 3 трлн. руб. на армию, 2 трлн. на другие силовые структуры, примерно 3 трлн. руб. – засекреченные статьи, вся расходная часть бюджета – менее 16 трлн. А ведь надо строить новые авианосцы, подводные ракетоносцы, модернизировать наземные ядерные силы, формировать арктическую группировку и прочее, и прочее.

И не забудем, что после победы Трампа взлетели акции военно-промышленного комплекса США. В Америке тоже социальный запрос на “поднимемся с колен”. Так что второй гонки вооружений не избежать, и она уже идет. И вообще США нам нужны в качестве врага – если нет сильного врага, то как объяснять состояние нашей экономики и чем центральное телевидение будет делать рейтинги? Может, какое-то потепление и будет…

Век “Авроры” не видать

Ожидать окончания военных конфликтов в 2017 году не стоит. Сирийский пока, скорее, разрастается – если на западе имеем очевидные успехи, то на востоке Сирии все с точностью до наоборот. Ожидаемое на днях падение Дейр-аз-Зура – это новость еще хуже падения Пальмиры. Намечающаяся конференция по сирийскому урегулированию в Астане не принесет результатов, хорошо, чтобы она вообще состоялась.
Возможное потепление в отношениях с Молдовой вряд ли принесет существенные изменения в положение на востоке Украины, напротив, можно ожидать обострения обстановки. Это тоже деньги.

Ждут нас и памятные даты. Все по-разному готовятся отметить столетие октябрьской революции 1917 года, коль скоро празднование февральской по понятным причинам не прижилось. Кто-то будет отмечать 100-летие Великого Октября, кто-то годовщину крупнейшей геополитической катастрофы в истории России, приведшей к неисчислимым бедам, в результате которых население России – если верить подсчетам демографов – сейчас в 2-2,5 раза меньше, чем могло бы быть. А 350 миллионов вместо 145 – это освоенная Сибирь, и Дальний Восток, и мощнейшая экономика мира.

Так что на любое событие могут быть минимум две точки зрения, постараемся не забывать об этом, и тогда мы сможем найти путь к росту и процветанию, не в этом году, так в следующие.

Элемент неожиданности в словах президента

Пообещал редакции написать статью с анализом очередного послания президента РФ Федеральному Собранию, начал писать и понял, что анализировать в общем-то нечего.
Элемент ожиданности
Можно, конечно, продолжить в духе “все мировые СМИ продолжают комментировать итоги визита генерального секретаря КПСС и прочая, и прочая, прочая… товарища Леонида Ильича Брежнева в братскую Болгарию (Венгрию, Кубу, Чехословакию и т.д.)”. Можно пойти по стопам любителей контент-анализа и подсчитать, что чаще в посланиях президент употребляет слова “государство” и “закон”, а вот слова “гражданское общество” и “Конституция” – редко. Можно в тысячный раз составить сравнительную таблицу структуры посланий. А можно просто посмотреть и послушать – случился ли анонсированный пресс-секретарем Песковым элемент неожиданности. И убедиться – да, случился.
Мы ожидали увидеть уверенного и бодрого вождя, а увидели совершенно другое. Не знаю, может быть, это труднейшие переговоры на полях ОПЕК по ограничению добычи нефти – всезнайки из Рейтер сообщают, что это лично Владимир Путин сумел посадить за стол переговоров двух смертельных врагов – Иран и Саудовскую Аравию. А может быть, видная невооруженным взглядом борьба за ресурсы в ближнем круге так выматывает?. Мы ожидали, что спичрайтеры придумают если не новые концепции, то хоть новые пассажи. Но и этого не случилось.
Симптом недопустимого разогрева
Единственный, почти оригинальный тезис – о раздробленном обществе. И призыв к уважению даже тех, кто “считает себя более продвинутым, более интеллигентным” с намеком, что громить выставки скульпторов, фотохудожников, вынуждать к снятию из репертуаров театров незаурядных постановок и выживать с работы незаурядных деятелей искусства и культуры – нельзя. Ну, посмотрим, если активисты, спущенные с цепи мегатоннами ксенофобской пропаганды, влитой в общество за последние два года, получат за, например, погром на выставке Сидура такие же сроки, как вздорные девки, имевшие наглость отплясывать в храме, – тогда да. А пока, как там у Станиславского: “Не верю!”.
Понятно, что события второй половины 2016 года, когда между “активистами” и “артистами” дело дошло до рукоприкладства с первой стороны и грандиозных публичных скандалов со второй, не могли не насторожить власть. Дискуссия вокруг выставок и театральных постановок – это симптом недопустимого разогрева общества и ситуацию необходимо охлаждать. Но можно ли охладить страсти, слегка намекнув интеллигенции на возможное урезонивание активистов, не умеющих связать два слова, но уверенных в своем праве наставлять всех на путь истинный? Судя по высказываниям некоторых байкеров, не всех можно урезонить.
Нигерийский синдром
О здравоохранении тоже не раз сказано: в посланиях 2004, 2006, 2012 гг. А про медведевские приоритетные национальные проекты вообще уже все забыли. Может, разведка доложила, что готовится очередной международный медицинский рейтинг и в этом рейтинге мы окажемся на уровне Нигерии и контрпропагандисты решили упредить? Так нигерийские товарищи на глазах у автора еще году в 1988 аж в самом ленинградском НИИ пульмонологии отмечали, что у них “такое тоже бесплатно”.
Погранично-вражеское состояние
Интереснее подумать, а кто теперь у нас окажется в ранге врага, необходимого для поддержания внутреннего порядка. Враги, как известно, бывают внешние и “внутрешние” (лекции на эту тему читали еще околоточные надзиратели нашим далеким предкам в царских гимназиях). С внешними врагами – напряженка. С новой американской администрацией еще не поругались, даже на Трампа рассчитываем. То есть, Америка отпадает. Гейропа, задолбанная мигрантами и издыхающая от наших контрсанкций, на роль врага не тянет. Эксплуатация террористической угрозы в массе уже приелась (а напрасно, это угроза серьезная, поэтому тут как раз обществу не расхолаживаться бы). С “внутрешними врагами” тоже не все благополучно. Интеллигенция чуть ли не взята под защиту. Оппозиция “несистемная” (кто бы мне объяснил, что такое “системная” – назначенная, что ли?) представляет собой довольно жалкое зрелище. Так чем же консолидировать общество?
Политическая патопсихология*
Есть такое предположение: поскольку стагнация и экономический рост “околоноля” нам обеспечен минимум года до 2035, то на какой-то период на заклание пойдут региональные и местные управленческие структуры. Мол – это на местах во всем виноваты. И тут уже объяснять, что местные действуют в рамках дозволенного столицей и в рамках денег, еще не изъятых столицей в бюджет метрополии, бессмысленно. Ничто на местах не сравнится с пропагандистской мощью центрального телевидения. И федеральные политики – выходцы с мест – могут активно включиться в эту кампанию: и безопасно, и очки набрать можно. Гораздо сложнее покончить с политикой “бюджетной продразверстки” и абсурдной структурой расходов федерального бюджета. Так что в ближайшие месяцы мы увидим, как политические действия переносятся с недоступного объекта на доступные, такая вот политическая патопсихология намечается.
*Патопсихология – практическая отрасль клинической психологии, изучающая расстройства психических процессов (например, при психических болезнях) и состояний психологическими методами.

Не так страшен Трамп, как его «малютки»

Эйфория первых часов от победы на президентских выборах в США тамошнего почти олигарха Дональда Трампа быстро сменилась смесью настороженного ожидания и надежд. Тон, кстати, задал наш МИД, прекрасно понимающий, что предвыборная кампания – это еще не «производственная деятельность» во-первых, и что политическая система США управляется институтами в куда большей мере, чем лидерами, во-вторых.

Будут работать противовесы

Именно этим американская политическая система коренным образом отличается от нашей – власть формального лидера велика, но ограничена массой противовесов — от палат Конгресса до организаций «третьего сектора» и СМИ.
Конечно, Трамп постарается заполнить должности в аппарате и правительстве лояльными к нему людьми. Конечно, ближайшие два года до следующих промежуточных выборов в США складывается почти однопартийная система – республиканцы контролируют обе палаты Конгресса. Но институты все равно никуда не денутся – раз. И даже в партии немало оппонентов и балансиров – два. Напомним, что республиканец и президент США Джордж Буш-младший демонстративно проголосовал за Клинтон — вот вам и партийная дисциплина. Любой президент, который попробует пойти против институтов, рискует повторить путь другого республиканца – Никсона, единственного американского президента, подвергнутого импичменту.

Русофилов маловато

Впрочем, не совсем ясно радостное ожидание российских наблюдателей: предвыборная кампания Трампа шла под лозунгом «Я сделаю Америку великой снова!» — то есть 70-летний кандидат прямо заявил, что идет в президенты, как у нас выражаются, «поднимать Америку с колен».
А если посмотреть на список претендентов на должности в Белом доме из числа «скамейки запасных», или «теневого кабинета», то, как бы выразиться поделикатнее, русофилов там маловато. И – едва ли не самое главное о команде, которую уже окрестили «командой ястребов, волков и зубров» — да, сам Трамп новичок в политике, но его окружение – публика весьма тертая. И романтиков среди них не наблюдается – прагматики прожженные, под стать лидеру.

Старые вояки…

Назначения еще не сделаны, поэтому версии в прессе насчет конкретных имен в конкретных креслах меняются довольно быстро. На момент сдачи статьи наиболее свежие и полные версии можно было увидеть в журнале «Politico».
Начинается список «Politico» претендентами на пост госсекретаря – эквивалента нашего МИДа. Лидирует, по мнению журнала, экс-мэр Нью-Йорка Джулиани, но не сбрасываются со счетов посол США при ООН Болтон и председатель комитета Сената по международным делам Крокер. В общем — это сторонники силового давления, впрочем, не исключающие варианта «договориться», хотя «расчехлять ядерный арсенал» не боятся.
Далее – Минфин. И тут от вероятной креатуры Трампа (Стив Мнухин, 17 лет проработавший в Голдман-Сакс) можно ожидать только лоббирования роста военного бюджета. Вспомним еще рейгановскую программу «звездных войн».

…и многодетная мать-снайпер

Фаворитом в борьбе за пост минитсра обороны называют сенатора от Алабамы Дж. Сешнза, вторая кандидатура – советник по нацбезопасности в администрации Буша-младшего Хадли, третий — экс-сенатор Талент, а вот четвертым называют «темную лошадку» Вулси – бывшего шефа ЦРУ при Клинтоне.
Должность генпрокурора может занять Крис Кобач из Канзаса (опять Юг) и уже упомянутый Сешнз. На посту министра внутренних дел может оказаться знакомая нам по предыдущим президентским кампаниям многодетная мама и снайпер с Аляски Сара Пэлин, правда, она в очереди не первая. Весь список «Politico» привести невозможно из-за размеров, интересующиеся сами легко найдут его во всемирной паутине.

Прагматики «с кулаками»

Возможно, что прогнозы прессы и не сбудутся, но принципы кадровой политики будущей администрации они высвечивают наглядно. Вместо не слишком внятной и внешне колеблющейся почти аристократической команды Обамы мы увидим «рабоче-крестьянских» прагматиков, отнюдь не боящихся пускать кулаки в ход – дай Бог, чтобы в переносном смысле. Если Трамп не нарвется на импичмент, то минимум четыре года мы будем иметь дело с весьма прямолинейной и жесткой командой, разделяющей принцип «поднимания Америки с колен», благодаря которому американский избиратель и предпочел ее.
Посмотрим. Не скрою, как и большинство наблюдателей, я с тоской ожидал победы Клинтон и продолжения тухловато-многословной внешней политики, которая, например, на Ближнем Востоке только подзадоривает террористов. Теперь будет веселее, лишь бы «расчехлять ядерные арсеналы» эти южные и ковбоеподобные ребята в прямом смысле слова не начали.

Нужен ли в России памятник Ивану Грозному?

Едва ли не самая обсуждаемая сегодня в СМИ, особенно на онлайновых ресурсах, тема – установка памятника Ивану Грозному в Орле. Идеи установить памятники деспотам, истреблявшим собственный народ с остервенением больше любого ворога, приведшим народ к глубокой смуте после своей неизбежной кончины, нет-нет, да и пробрасывались через общественное мнение. Иногда – успешно. Впрочем, успех в Орле может оказаться похуже пирровой победы.

Бессодержательный абсурд

Вряд ли стоит обсуждать содержательную сторону абсурдного события – в его основе лежит поразительно быстрая деградация образовательного и интеллектуального уровня в современной России. Все больше разводится “ученых”, не способных и не видящих смысла работать с источниками. Но, напротив, уверовавших, что факты сами по себе не играют никакой роли: что объявим действительным, то и будет фактом. А как там на самом деле было – это ж замучаешься по библиотекам-архивам древние рукописи расшифровывать и на раскопках мозг ломать. А народ в стране всеобщего платного высшего образования тем более не заморачивается — прослушать минимум аудиторных часов, получить диплом-справку и пристроиться куда-нибудь в бюджетную сферу. Жить можно, и слава Богу!

Мучеников и душегубов следует отделять

Эмоциональную сторону четко сформировали ныне живущий советский и российский режиссер и сценарист, автор фильма “Царь” об Иване Грозном-душегубе Павел Лунгин и почивший до установки памятника Патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Последний, обращаясь к участникам Епархиального собрания 15 декабря 2001 года, сказал: “Какая-то группа псевдоревнителей православия и самодержавия пытается самочинно, “с черного хода” канонизировать тиранов и авантюристов, приучить маловерующих людей к их почитанию.
Неизвестно, действуют ли эти люди осмысленно или несознательно. Если осмысленно, то это провокаторы и враги Церкви, которые пытаются скомпрометировать Церковь, подорвать ее моральный авторитет. Если признать святыми Ивана Грозного и Григория Распутина и быть последовательными и логичными, то надо деканонизировать митрополита Московского Филиппа, прп. Корнилия, игумена Псковско-Печерского и многих других умученных Иваном Грозным. Нельзя же вместе поклоняться убийцам и их жертвам. Это безумие. Кто из нормальных верующих захочет оставаться в Церкви, которая одинаково почитает убийц и мучеников, развратников и святых?” — конец цитаты.

“Не играйте с огнем”

Павел Лунгин, хорошо изучивший историю царства Грозного во время работы над фильмом, отреагировал почти словами Алексия II: “Встает вопрос, что, Россия обезумела? Почему через пять веков хочет возвеличивать злодея? Хочется предостеречь: “Не вызывайте дух злодея. Не играйте с огнем, это опасная игра, жертвами которой вы сами можете стать”. Чур меня, пожелаем жителям Орла, чтобы пророчество режиссера не сбылось.

В порядке бреда?

Но достаточно цитат, попробуем разобраться. Рискну предположить, что две социальные группы заинтересованы в обсуждении и реализации подобных абсурдных проектов. Первая группа находится в среде активистов-полуобразованцев, которые слышали, что Иван Грозный присоединил к России Казань и Астрахань, и другого не знают. А раз присоединил – значит, все оправдано. Что иваново царствие сделало неизбежным последующую смуту, отбросившую Россию на века назад – это постижение для полуобразованцев невозможно, а потому и отвергается напрочь. Активисты все еще надеются, что им дадут реальную власть и пулемет, чтобы расстрелять всех более успешных в жизни. При этом почему-то упускается из виду весьма вероятный факт: “пулемет” может попасть в руки к их “визави”.
Вторая группа – это представители политико-административной элиты, которой необходимо, чтобы народ обсуждал всякий бред, а не задавался неудобными вопросами: “почему нет денег на индексацию пенсий?”, “почему цены растут как на дрожжах?” и т.п. Это называется “формировать повестку дня”. То есть, “повестка”, которая доводится до народа через зомбоящик, должна содержать что угодно, кроме того, что народа действительно касается. И пусть он спорит с пеной у рта. Попутно можно прокачать идею – всякая начальническая власть – от Бога и чем начальник грознее, тем лучше для народа. Но тут у упомянутой элиты возникает риск, поскольку она не чувствует грани, за которой ее управляющие возможности исчерпываются, и активисты нечаянно дорываются до вожделенного маузера.

Извлекать уроки из истории

Такой просчет элите не раз в российской истории обходился дорого – ее пожирал ею же взращенный монстр полуобразованцев, “реконструкторов” и прочих маргиналов, нечаянно, по недосмотру элиты дорвавшихся до реальных властных рычагов.
В российской и не только истории все автократии рушились из-за того, что усопший очередной “грозный” влезал в военные авантюры, разорял и частенько истреблял для профилактики (чтоб на власть никто не покусился) собственный народ. И за каждым царствием особо грозного вождя следовала более или менее жестокая форма смуты. А этого так не хочется. Прав Лунгин: не вызывайте дух злодеев, не факт, что “спириты” не станут его же первой жертвой. Не к добру это.

Наши старики никогда не увидят Лувра

Первый раз я попал в Ленинград, будучи студентом. И больше всего меня поразили не Эрмитаж или Петродворец, а автобус – очень красивый автобус, остановившийся на набережной около кассы Эрмитажа. Точнее, не автобус, а его пассажиры. Из невиданной огромной машины высыпало несколько десятков древних стариков и старушек – лет так под 80 самым молодым на глазок было.

Большая разница

И вся эта ватага, бойко лопоча по-немецки, поразительно резво для своих преклонных лет ринулась в обход нас, мерзнущих в очереди под невским ветерком. В итоге мы с приятелем-однокурсником, блуждая по лабиринтам главного музея страны, больше рассматривали не экспозиции, а толпы импортных стариков, бодро с блокнотами сновавших по упомянутым лабиринтам. Оба студенты-медики, мы пытались понять, а как в этом возрасте можно сохранить суставы, позволяющие так свободно передвигаться, ибо мы отлично знали, как выглядят наши пенсионеры 60-летнего возраста.
Когда в начале 2000-х у нас появилась накопительная пенсионная система, многие, автор в том числе, надеялись – ну теперь и наши пенсионеры, пусть через поколение, но будут выглядеть и жить ну почти как немецкие, или там датские. Недолго прожили эти иллюзии. Когда правительство первый раз в 2014 году заморозило пенсионные накопления, стало ясно, что начавшийся из-за управленческих ошибок кризис оплачивать будет население, в первую очередь те его категории, у кого проще взять деньги – пенсионеры, бюджетники, легально ведущие бизнес мелкие предприниматели – все, кому некуда деваться и кто не умеет скрывать доходы. Кстати, по иронии судьбы, эти категории населения всегда наиболее активно поддерживают действующую власть – все равно какую, лишь бы она в данный момент правила.

Закрома могут разорить

Хотя наша действующая власть по итогам выборов получила карт-бланш на любые самые непопулярные меры, все-таки пенсионная система остается чрезвычайно болезненным для общества пунктом неписанного “общественного договора”. Даже самый лояльный избиратель не примет повышения пенсионного возраста и резкого урезания пенсий. А урезать придется, тем более народ за это проголосовал, выбирая силы, которым пушки куда важнее, чем индексация пенсий. И замену индексации пенсий единовременной – чисто символической – выплатой народ уже принял спокойно.
Но на подходе куда более крупные перемены, инициированные правительством. Острота реакции на анонсированную пенсионную реформу в прессе вынудила главу ЦБ выступить в качестве “успокоителя качки”.
Только что Э. Набиуллина попыталась как громоотвод отвести от правительства волну обвинений чуть ли не в намерении полностью отменить госпенсии. Поводом для таких предположений стало заявление Минфина о том, что копить деньги “на дожитие” граждане теперь будут сами. В обмен работодателей освободят от выплаты 6% от начисленной зарплаты в Пенсионный фонд. На первый взгляд это здравая идея: нагрузка на хозяйствующие субъекты снижается, у работодателя появляются средства на повышение зарплат, а граждане приучаются сами отвечать за свою судьбу: хочешь пенсию побольше – плати, пока работаешь. Не платишь – останешься на крошечной госпенсии.
Но публика, знакомая с арифметикой, а тем более с распределением приоритетов правящей элиты, эта ничтожно малая часть общества понимает, что за минимум 30 лет активной производственно-накопительной деятельности любые накопления будут съедены инфляцией, а неизбежно свойственные госмонополистической экономике кризисы побудят правительство на протяжении указанных 30 лет не раз залезть в закрома граждан. Способов и возможностей изъять “жирок” у населения хоть отбавляй. А мы уже не раз говорили, что основным источником финансирования кризиса в нашей модели в первую очередь будут средства населения.

Парадокс “ограниченной собственности”

Ключевой фрейдовской оговоркой в проекте очередной, энной по счету пенсионной реформы является “ограниченная собственность на эти сбережения”. Да, государство, мол, гарантирует пенсионные накопления граждан, и на собственные пенсионные взносы граждан обещан налоговый вычет. Но тезис об “ограниченной собственности” раскрывает очевидные намерения – и новые пенсионные накопления при госнужде (например, в очередной Афганистан сходить) могут быть конфискованы так же, как это проделывается у нас с 2014 года.
Так что полноценная пенсия, которая позволяет пенсионерам, часто глубоким старикам, ездить по всему миру и толпиться в музеях, торговых центрах, театрах – это продукт мощных и стабильных экономик. Пора честно сказать, что такие стабильные экономики можно пересчитать по пальцам: это “старая”, или, как мы привыкли говорить, Западная Европа, это США и Канада, это Австралия и Новая Зеландия, это Япония и Южная Корея. Пожалуй, все. Кажется, никого не забыл. Восточная Европа только движется к названным стандартам: Чехия, Словакия, Польша – более успешно, Румыния, Венгрия – менее. Но до Германии или Дании “новым” европейцам ох как далеко. Поэтому толпы немецких, датских, скандинавских пенсионеров будут и дальше осаждать кассы российского Эрмитажа и Пушкинского музея, а наши старики никогда не увидят Кельнский собор или шедевры Лувра.

Выбор сделан. Впереди – светлое будущее

Итоги избирательной кампании в Госдуму РФ чрезвычайно иллюстративны и как “Прожектор перестройки” освещают нам столбовую дорогу, избранную нашим руководством – ту самую, на которую народ российский вступил еще в 2005 году и продвижение по которой он решительно поддержал и на этот раз.

Молчание – знак смирения

Можно говорить, что на распределении кресел в Госдуме РФ сказалась невероятная явка, когда в последние пару часов перед закрытием участков пришла чуть ли не четверть всех проголосовавших избирателей. Можно сказать, что 11 тысяч астраханцев, проголосовавших по открепительным талонам, решили дело, но сути эти события и цифры не меняют. Народ поддерживает столбовой курс внутренней и внешней политики, а насчет экономической – хоть в некоторой неуверенной надежде застенчиво и пытается заглянуть в глаза начальству, мол, когда же деньги будут – все равно поддерживает (держимся, держимся мы).

Можно мазохистски подсчитывать, что из 111 миллионов избирателей за ЕР проголосовали 25, что на 7 миллионов меньше, чем в 2011 году, а другие парламентские партии потеряли по столько же избирателей, а то и больше. И опять ничего не изменится – российское общество реставрацию лозунга “Народ и партия едины” поддержало. То, что 64 миллиона избирателей остались дома, вовсе не делегитимизирует новую Думу – молчание, как известно, знак если не согласия, то смирения – ну и пусть будет так. Бездействие, если угодно не-действие – это тоже осознанный выбор и действие.

Политическая пустыня

Некоторая интрига до подсчета голосов еще сохранялась. Была слабая надежда, что в условиях углубляющегося кризиса партия власти расширит представительство других сил, чтобы распределить ответственность. Но произошло прямо противоположное – власть резко усилила консолидацию своих рядов, вычистив из них всех “ненадежных”. Вопрос в том, зачем нужно было отказываться от имитации мнимо-демократической структуры парламента и выдавливать из него партии, называющие себя (правда – обычно неуверенно и с оглядкой) оппозиционными. Помилуйте, когда это в нашей Госдуме была оппозиция после слияния “Отечества” с “Единством”? Да и она была чисто аппаратного, а не политического свойства. Наивные, пытающиеся классифицировать оппозицию на “внесистемную” и “системную” должны просто посмотреть протоколы голосования и убедиться, что конституционное большинство у партии власти де-факто было всегда.

Полсотни одних спецназов

Так зачем понадобилось разгонять такие удобные имитационные институты? Что подвигло власть на откровенную ликвидацию даже намеков на демократическое устройство законодательного органа страны? Да понимание своей неспособности вывести экономику из глубокой стагнации с периодическими “авариями”, еще больше ухудшающими финансовое положение домохозяйств. Понимание рискованности значительного дробления собственных силовых структур, все более тяготеющих к подковерной межведомственной войне за усыхающие финансовые источники. Ныне чуть ли не каждое уважающее себя ведомство стремится завести собственный спецназ. Это попытка собрать всех верных под единое руководство, и это “собирание” означает только одно – ставка делается не на развитие, а на сохранение статус-кво любой ценой.

Но это сбрасывание масок означает и другое. Все меньше представителей “ближнего круга” облекаются доверием. Все больше появляется исключенных из этого самого “ближнего круга”, следовательно, чрезвычайно обиженных. Ввод в “ближний круг” новых лиц неизбежно будет наращивать агрессивность отодвинутых старых, не сточивших еще зубы. Неизбежная дальнейшая деградация политической системы будет вести к еще большему обострению подковерной войны за влияние и казенные деньги.

Вперед, к засохшей “Коровке”

Прогноз отсюда следует не особо радостный: кризис будет продолжаться и углубляться. Редкие периоды компенсационного роста не изменят общего тренда. Основным методом борьбы с кризисом выбрано отрицание проблем и усиление пресса во внутренней политике на случай, если зомбоящик перестанет справляться со своей институциональной функцией поддержания подчинения народа. Изоляционизм будет нарастать, хотя он и так уже зашкаливает – 85% населения (это Левада-центр, оппозиционный вроде бы) против улучшения отношений с Западом. Пугало большой войны внезапно может стать повседневной реальностью – война все спишет.

Российский народ сделал свой выбор. Впереди – светлое будущее в виде шаржированной реинкарнации СССР (только шарж может оказаться очень злым) со всеми его уже забытыми атрибутами: если кто забыл, что в те времена к паре апельсинов в подарочных наборах полагалось еще полкило окаменевшей “Коровки”, то напоминаю.

"Это полномасштабное вторжение"

На пятом году сирийской гражданской войны и на пятом же году с момента первой турецкой угрозы навести порядок в своей бывшей провинции Турция ввела войска на территорию Сирии. Если у кого есть какие иллюзии на этот счет – им не место. Это полномасштабное вторжение с участием почти всех видов вооруженных сил и родов войск.

Главное – надежный тыл

Менее чем за сутки наступления войск ССА (антиасадовская Сирийская свободная армия), взаимодействующих с турецкой армией, занят Джараблус, захваченный террористами еще в 2013 году. И чего это турок именно сейчас так прорвало?
Во-первых, не сейчас. Теперь понятно срочное замирение Эрдогана с Путиным. Воевать с Сирией халифу янычар пришлось бы все равно, а делать это, имея за спиной обозленного “большого брата”, Эрдогану явно было не с руки. А коалиция под предводительством США на Турцию давит уже года три, но Эрдоган ограничивался выводом танков на границу, артобстрелами, подготовкой ССА и прочих повстанческих бригад и их логистической поддержкой.

Курды и путч как катализаторы

Вторая причина кончины турецкого терпения заключена в курдах. Курдские отряды, поддерживаемые США, расширяют плацдарм на западном берегу Евфрата, ими захвачен ключевой опорный пункт Манбидж, и отряды приближаются к другому ключевому пункту – городу Аль-Баб. Название красноречивое: Аль-Баб по арабски “ворота”, причем вполне конкретные, в данном случае – в Турцию, если на карту внимательно посмотреть.
Третья причина эрдогановой внезапной решимости – попытка военного путча в Турции. Турецкие военные давно обозлены зрелищем “через дорогу” – все воюют на исконно турецком ТВД (театре военных действий), а турецкой армии нельзя – такая несправедливость! Нерешительность в “сирийском вопросе” – одна из важнейших причин путча, мы об этом уже говорили. Кроме того, Эрдогану срочно надо занять армию привычным делом и оправить ее подальше от столицы – буквально по рецепту из гайдаевского шедевра “Иван Васильевич меняет профессию”.

Злобный неуловимый Джо

А что же запрещенный в России ИГИЛ, оно же ИГ, спросите вы, ведь формальная причина ввода войск – именно борьба с этой террористической группировкой? Ну куда ж мы без ИГИЛа. Да, за ряд недавних крупных и жестоких терактов на турецкой территории ответственность на себя взяло именно ИГ, но это повод. Запрещенный ИГИЛ – это как “Неуловимый Джо” – все с ним как бы воюют, но больше воюют за свои интересы, и не с ним, а с другими субъектами той войны. Поэтому мы слышим раз за разом одну и ту же чушь, например, о разбомбленных игиловских бензовозах, при том что боевики нефть продают из скважин, зачем им бензовозы? Скважины надо бомбить, но это делать особо никто не хочет.

Удар по нашим позициям

Что будет дальше и насколько новый круг насилия на Ближнем Востоке отразится на российских делах?
Не надо драматизировать, турецкие войска могут свернуть операцию так же быстро, как и начали, и на Дамаск они не пойдут. Асада и на этот раз они могут не дожать, но давно обещанную зону безопасности для сирийцев, бегущих от Асада, турки, похоже, на этот раз создадут (она же – антикурдовский буфер). В этой зоне будет коваться уже сирийская армия, которая и добьет Асада, свою эффективность в Алеппо эта армия только что показала. Курдов на левый берег Евфрата турецкая армия выдавит (операция красноречиво названа “Щит Евфрата”) – силы слишком неравны, но это может оказаться многоходовым процессом, возможно, коалиция инициирует промежуточную сделку. В любом случае прямое вмешательство Турции ослабляет наши позиции и в краткосрочной, и в долгосрочной перспективах. А эти позиции и так все призрачнее.

Фанаберия с инфантерией

Использование стратегической авиации против “бандгрупп” кого-то может, конечно, вдохновить, но больше это похоже на “операции отчаяния”. Боевики научились уходить от авиации. Но есть и более серьезный фактор: в руках “умеренных” появились средства объектовой ПВО – ПЗРК (противовоздушные зенитные ракетные комплексы) с досягаемостью по высоте 3 км, по дальности до 5-6, производимые, говорят, в Судане по китайской лицензии, старые и не особо эффективные советские комплексы “Оса” с дальностью уже 10 км. Но высоты действия фронтовой авиации эти ЗРК перекрывают, вот и приходится авиации забираться на высоты, недоступные мятежникам. Реальный наш интерес в Сирии – это базы в Латакии, и в районе Пальмиры и Дамаска неплохо бы. Но тогда Турция лишается стратегического тыла, ибо ее территория из Армении и Сирии простреливается на всю глубину без применения стратегических вооружений. Так что вопросик в нашей новой дружбе остается. А чрезвычайно глубокое наше непонимание даже поверхностных ближневосточных течений иллюстрирует недавний конфуз с иранской авиабазой, которая казалась уже совсем нашей, а оказалось – нет. Матчасть учить надо, а с этим у нашего МИДа не очень получается, политическая фанаберия еще никогда и нигде не заменяла дипломатическую инфантерию. А напряженка с айкью указанной инфантерии – это наша традиционная ценность.

Что показала встреча Путина с Эрдоганом?

Говорят, от любви до ненависти один шаг. Как оказалось, на обратный путь тоже не требуется много времени. Впрочем, российско-турецкие отношения никогда похожими на любовь не были, а, скорее, на прагматичный расчет стратегических конкурентов – и это еще мягкая формулировка.

Ложки нашлись, но…

Встреча двух президентов в Питере оставила двойственное впечатление: вроде бы турки пошли на попятную и извинились, но извинения как-то выглядели смикшированными и не слишком определенными, во всяком случае о сбитом Су-24 говорили как об “известной трагедии” и “известном событии”. И это после громогласных даже не жестких, а оскорбительных заявлений с обеих сторон всего полгода назад. Инцидент был списан на заговорщиков – так удобнее обеим сторонам. Далее. Кажется, договорились о восстановлении чартеров, разморозке “Турецкого потока”, строительстве АЭС и постепенной отмене эмбарго на турецкие овощи и фрукты. Для первой встречи после такой эмоциональной вспышки вроде бы отличный результат.
Но что-то настораживает. Например, уверенность Эрдогана. Это раз. И многочисленные оговорки по поводу восстановления совместных проектов и торговли. Это два. И многочисленные сливы о посредничестве президента Казахстана Назарбаева, руководителя Дагестана Абдулатипова, турецкого бизнесмена и прочих лиц.

Сирийский фактор

Попробуем разобраться в контексте событий. Эрдоган только что продемонстрировал всему миру свою всенародную любовь – за пару дней до встречи “в верхах” в Стамбуле прошел пятимиллионный (а то и больше) митинг в его поддержку. Причем народ пришел искренне, на автобусах по разнарядке никого с предприятий и из учреждений не свозили и гонорары за участие на раздавали. Это раз. Эрдоган победителем прошел через чистилище, в котором он мог потерять не только кресло, но и голову. Это вторая вероятная причина его уверенности. Есть и третья, о которой не очень любят говорить наши СМИ.
Как раз накануне встречи повстанцы разгромили в сирийском Алеппо группировку асадовских сил, неделю назад замкнувшую кольцо окружения вокруг мятежного города и уже праздновавшую окончательную победу в этом стратегическом театре военных действий. И вдруг такой облом. Активная деятельность российских ВКС не смогла удержать наступающих, костяк которых составила теперь уже бывшая Ан-Нусра, запрещенная в России террористическая организация. Чудес не бывает: мятежники получали интенсивную подпитку обученными боевиками и тяжелой техникой с турецкой территории. Самое скверное в этой истории, что теперь для оставшихся примерно 300 тысяч жителей от некогда почти трехмиллионного Алеппо боевики – спасители, прорвавшие блокаду и привезшие воду и продукты бедствующему населению. “Лечить” эту проблему в специфических ближневосточных условиях почти невозможно.

Турецкий поток на Запад

Далее. За сутки до встречи Путин – Эрдоган в Баку прошла встреча президентов России, Ирана и Азербайджана, на которой, в частности, обсуждалась и будущая повестка российско-турецкого саммита на высшем уровне. Наивно предполагать, что совместные российско-иранские усилия подтолкнут Турцию к смене вектора с Запада на Восток, от суннитского мира к шиитской “оси сопротивления” и пересмотру позиций в отношении Сирии, даже несмотря на очевидную заинтересованность Турции в развитии экономических отношений с Ираном. Можно предположить, что посредничество Азербайджана в урегулировании российско-турецкого конфликта также было существенным, учитывая теснейшие этнические, экономические и даже родственные связи между двумя странами.
Напомним, что активизация газового проекта “Турецкий поток” была предпринята Россией в конце 2014 года после окончательного разрыва с европейским проектом “Южный поток”. Несмотря на некоторую даже нашу экзальтацию по поводу перспектив новой трубы, турецкая сторона инициативу восприняла чрезвычайно прохладно и потребовала учета своих далеко не скромных интересов. Турция, безусловно, понесла потери от российских санкций, но эти потери ни в туристическом секторе, ни в аграрном не были критическими. С другой стороны, мы не могли разорвать отношения, например, по поставкам турецких комплектующих для наших автозаводов. Так что с санкционной войной тоже не все однозначно. Мы не заинтересованы в углублении разрыва.

Войти в коридор

Дополнительным фактором риска для России является транспортный коридор, который выстраивается от китайского Урумчи через Казахстан, Каспий, Азербайджан, Грузию до Стамбула и далее в Европу. Побывав несколько дней назад в Азербайджане, автор убедился, в каком темпе здесь строится транспортная инфраструктура. Если еще лет 10 назад поездка от Баку до Гянджи была пыткой, то теперь Азербайджан покрыт сетью европейского качества автобанов, которые являются составной частью “Экономического пояса Шелкового пути”.
Интенсивная стройка дорог идет и в Казахстане. Углубление разрыва с Турцией неизбежно приведет к “отключению” России от этого транспортного коридора, а это плохо. Лучше попытаться в проекте поучаствовать. А для участия ссоры не нужны. Тем более, что уже одна война за коридор (тогда исключительно трубопроводный) уже была в 2008 году.
Турция также заинтересована в публичной демонстрации своей готовности повернуться обратной частью тела к надменному Евросоюзу и даже к США, не выдающим главного раздражителя Эрдогана – Гюлена, обвиненного в организации попытки путча, участии в крупнейшей масонской ложе. Курдский вопрос, на который Россия традиционно может влиять уже не первый десяток лет, тоже со счетов сбрасывать не стоит.
Так что худой мир лучше доброй ссоры для нас всех. И это понимание заставляет искать точки соприкосновения там, где это возможно. Но это не “дружба и любовь”, а трезвый расчет, и противоположность взглядов и интересов никуда не делась и не денется в обозримом будущем.

Массовые кадровые перестановки: что это было? Укрепление силовиков, углубления кризиса и другие версии

Две темы минувшей недели затмили собой все другие события: массовая смена руководства в субъектах федерации с заменой части выбывших губернаторов на силовиков и посадки высокопоставленных деятелей силового же блока. Наблюдатели утверждают: развивается тенденция замены гражданских губернаторов на выходцев из силовых ведомств, а сами силовые ведомства все агрессивнее конкурируют друг с другом за влияние “в верхах”. Так ли это?

На тебя, батюшка, уповаем

Относительно прироста удельного веса силовиков в губернаторских креслах ничего особо нового мы не видим. Это не первый приступ подобных замен и наверняка не последний. Да, тренд очевиден, он вполне объясним и дальнейшее его развитие предсказуемо. Усиливающейся “вертикали” в условиях продолжающегося спада нужны добросовестные и предсказуемые исполнители, легко контролируемые и управляемые, способные подчинять себе других, привыкшие к формальной и неформальной дисциплине, а вовсе не творцы, инноваторы, маршалы новой индустриализации. И в принципе народ этот тренд поддерживает, ибо мечта о “строгом, но справедливом” начальнике – это едва ли не главный базовый архетип российского массового сознания.
Издержки “строгости-справедливости” народ, как обычно, готов взять на свои плечи. Не случайно в обществе растет популярность Сталина и этот рост усиленно инспирируется и подпитывается нашей бюрократией. Тут вообще-то бюрократия допускает фатальную ошибку. Ибо народ любит Сталина именно как палача бюрократов, забывая о “побочных эффектах”. Так что реанимация и превращение в хоругвь политической фигуры палача – это явный признак радикализации общества, куда более надежный, чем любые “ученые” замеры социальной напряженности в регионах. И это на фоне быстро деградирующего местного самоуправления, которому остается 7-8% собираемых на его территории налогов. Субъектам федерации, в том числе Астраханской области, остается немногим больше – около 25%.

Экономика команд не понимает

Чтобы завершить разговор о пересадке силовиков в губернаторские кресла, отметим, что позитивные для региональной экономики образцы такой рокировки нам неизвестны, а противоположных – хоть отбавляй, имена “генерал-губернаторов”-неудачников еще у всех на слуху. Итоги полутора десятилетий “совершенствования системы государственного управления” неутешительны: вопреки заявлениям и прогнозам к концу полугодия появилось все больше публикаций на тему, что наша экономика все-таки провалилась “ниже дна”. Данные Росстата, вышедшие недавно по итогам первого полугодия, этот вывод подкрепляют. Силовики хорошо справляются с задачами подчинения кого угодно своей воле. А экономика команд не понимает, это только Василий Иванович Чапаев в анекдоте мог командовать: “Именем революции – встать”! Замещение гражданских губернаторов “генерал-губернаторами” – это признак того, что власть понимает неизбежность углубления кризиса и экономического спада. Но об этом далее.

Борьба брони и снаряда

Что касается посадок в силовых ведомствах, то доказать принадлежность конкретной фигуры к тому или иному клану крайне затруднительно, неизбежны ошибки. Но усиление конкуренции силовиков за место у источника также является неизбежным долгосрочным трендом построенной нами государственной модели: постоянно разрастающиеся структуры, переваривающие уже около половины федерального бюджета, неизбежно сталкиваются с ограничением притока ресурсов и делить пирог становится все труднее. Тут в ход могут идти все доступные средства, а самое доступное для силовиков средство – собственные полномочия, тем более, что основания применить эти полномочия найти несложно. Народ в этой ситуации может только следовать рецепту из трагедии Пушкина – безмолствовать, что он, народ, собственно и делает, пытаясь выкручиваться самостоятельно, то есть – развивать теневую экономику, которая, по-видимому, становится едва ли не основным фактором поддержки остаточной покупательной способности населения. Теневая экономика – это плохо, государство будет ее давить всеми средствами, но она же – основной инструмент выживания любого народа в любом кризисе. Так что получится соревнование брони и снаряда.

Вперед, в 1992 год!

А теперь обещанное о реакции экономических властей на факт “пробития дна” кризиса – самого затяжного со времен 1992 года. Свежайший писк интеллектуальной моды околокремлевских (или старающихся казаться таковыми) теоретиков: выводить нашу экономику на траекторию роста надо методами как в 1992-м! Вызываем дух Егора Тимуровича Гайдара! Полгода назад, под новогодние праздники автор в печати и социальных сетях поздравил читателей и друзей с наступающим Новым, 1992 годом. Что же, в каждой шутке есть доля шутки. Кажется, кому-то изменило уже не чувство меры, а чувство юмора и понимание, что некоторые слова в обществе лучше не употреблять. Но обстоятельства подталкивают – резервы заканчиваются, до 2018-го их вряд ли хватит, а описанные выше проблемы не только останутся, а будут нарастать. Ибо это и есть те самые структурные проблемы, о которых любят говорить, но не любят называть их по именам. Вот в предвкушении неизбежного и растет спрос “верхов” на “генерал-губернаторов”.

Чем грозит астраханцам “антитеррористический пакет”?

 
Так заявил спикер Госдумы VI созыва Сергей Нарышкин, подводя итоги пятилетней работы ГД на благо избирателей. Обидное прозвище – “взбесившийся принтер”,  мол, появилось раньше и является “провокацией” и “отработкой денег”. А критикам посоветовал поближе познакомиться с работой Думы и начать “с внимательного чтения Конституции России, где все подробно и четко прописано”.

Ждём практики правоприменения

Последуем совету Нарышкина и обратимся к главному документу страны, чтобы понять, какой пакет был внесен под занавес работы созыва – так называемый “антитеррористический пакет”. Сразу следует сказать, что наиболее вопиющие нормы из проектов были исключены перед третьим чтением в Госдуме. Но многое осталось. Причем осталось такое, что председатель президентского Совета по правам человека Михаил Федотов попросил Совфед отклонить пакет. Однако сенаторы пакет поддержали. Теперь ждем правоприменительной практики и увидим, ударит закон по террористам или по наивным обитателям социальных сетей и абонентам мобильной и прочей электронной связи.

Опомнились вовремя

Вернемся к изъятым нормам, которые настолько вопиющи, что вообще неясно, как они могли дойти до чтений, ибо сам факт внесения подобного документа можно толковать как посягательство на Конституцию. Самая скандальная изъятая норма – о лишении гражданства. Она предусматривала, что гражданство прекращается на основании “добровольного волеизъявления лица, выраженного в форме совершения действий, предусмотренных настоящим федеральным законом”. Хитренькая такая “добавка” к действующей норме – как дополнительный туз из рукава. То есть не в форме письменного заявления гражданина, написанного в здравом уме и твердой памяти, а на основании “действий”, под которые вполне можно подвести и поставленный “лайк” в социальных сетях или неосторожный перепост. А теперь придется процитировать – рекомендовал же Нарышкин – Конституцию России.

Обратимся к Конституции

Итак, статья 6 гласит: “1. Гражданство Российской Федерации приобретается и прекращается в соответствии с федеральным законом, является единым и равным независимо от оснований приобретения. 2. Каждый гражданин Российской Федерации обладает на ее территории всеми правами и свободами и несет равные обязанности, предусмотренные Конституцией Российской Федерации. 3. Гражданин Российской Федерации не может быть лишен своего гражданства или права изменить его”.
Обратимся теперь к ФЗ N 62-ФЗ “О гражданстве Российской Федерации”, пункт 4 статьи 4 которого дословно воспроизводит норму Конституции. Этот же закон определяет исчерпывающий перечень оснований для прекращения гражданства РФ – ст. 18 закона. Статья 19 устанавливает процедуры выхода на основании добровольного волеизъявления в общем порядке, статья 21 в случае изменения госграницы РФ предоставляет гражданам право сохранить российское гражданство или отказаться от него. Причем статья 20 в качестве основания для отказа в прекращении гражданства называет отсутствие у гражданина другого гражданства либо гарантий получения его, и это весьма гуманная по замыслу норма, ибо лица без гражданства – это большая головная боль ООН.
Напомним, что главы 1, 2 и 9 Конституции РФ не могут быть пересмотрены Федеральным Собранием, для их изменения требуется созыв Конституционного Собрания, возможно и проведение всенародного голосования.
Игрища с такими фундаментальными нормами Конституции, как гражданство, – это подталкивание народа к катастрофическому расколу, какие в нашей истории – увы! – были не раз. К счастью, кто-то понял, что с “тестированием” депутаты зашли слишком далеко. Идентичная ситуация и с нормой о выезде за пределы России.

Личных тайн больше нет?

Но и осталось в пакте немало. На тайне переписки по электронной почте, передаче файлов и смс-сообщений и прочая, и прочая, и прочая можно ставить крест. Но тут опять придется процитировать Конституцию. Статья 23: “1. Каждый имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. 2. Каждый имеет право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений. Ограничение этого права допускается только на основании судебного решения”. Так вот, теперь будет достаточно запроса, хотя неясно, с каких это пор у силовых структур вдруг могут быть проблемы с получением судебного решения. Даже беглый Сноуден выступил против принятия “пакета”.

Кому выгодно?

Операторы мобильной связи предупреждают, что в результате ввода принятых законодателем норм цены на услуги мобильной связи вырастут минимум вдвое. Как всегда, платить за все будет население. Кому пока оказываются выгодны принятые Госдумой VI созыва законы? Например, недавно один авторитетный бизнесмен потребовал на основании “закона о забвении”, чтобы поисковики удалили ссылки на его связи с солнцевской ОПГ.

Астраханцам – персональный “подарок”

Итоги работы Госдумы автор подвел еще в… декабре 2011 года, спрогнозировав, что при нынешнем составе парламента страну ждет неизбежный глубокий и затяжной экономический кризис. Тогда почти все знакомые обрушились на меня – кто с критикой, кто с доброжелательным скепсисом – экономика-то росла. И что теперь, по прошествии пяти лет? Между тем экономический кризис просматривался довольно легко и без падения цен на нефть – он носит институциональный характер и было очевидно, что законотворцы доведут институты нашей экономики до абсурда.
Астраханцы получили и “персональный подарок” от VI созыва – изменения в Налоговом кодексе, из-за которых областной бюджет, ранее получавший более 60% собираемых на территории области налогов, в 2016 году получил 26%.
А то знакомые бюджетники удивляются сокращениям и урезаниям – чего удивляться-то, сами проголосовали.
Что дальше и что ждать от VII созыва? Могу только процитировать Гоголя: “Русь, куда ж несешься ты? Дай ответ. Не дает ответа”.

О рейтинге “мягкой силы”: уважают – не значит боятся.

Пару дней назад мы испытали прилив законной гордости, а наша пресса захлебнулась от восторга – Россия вошла в рейтинг 30 ведущих государств с самым мощным потенциалом “мягкой силы” (The Soft Power 30), составляемый ежегодно пиар-агентством “Портленд”. Агентство известно, а вот рейтинг всего второй по счету –
в предыдущий мы не попали.

Не толкать, а тянуть

То, что мы в топ-30 лишь двадцать седьмые, полагаю, мало кого смутило – вошли же в элиту! Хоть и между Венгрией и Китаем. И спорность рейтинга, полагаю, тоже мало кого смутила – давно у нас не было повода так собой гордиться.
За что такая честь? Сначала, как говорят ученые и авторитетные мужи, договоримся о понятиях.
Под “мягкой силой” составители рейтинга понимают примерно то же, что и автор термина “мягкая сила” профессор Гарварда Джозеф Най, который ввел этот термин в оборот в 1990 году. И это понимание – не совсем то, что прижилось у нас в бытовом обиходе и прессе. “Боятся – значит уважают” – нет, это не то. И даже знаменитая английская формула: “Демократия – это то, о чем договорились два хорошо вооруженных джентльмена” – это тоже не то.
Понятие “мягкая сила” исключает любое давление – и экономическое, и проведение военных учений (объявление которых, кстати, совпало с публикацией рейтинга), и любое другое. Сам Най говорил, что “жесткая сила” – это толкать, а “мягкая сила” – это тянуть. “Мягкая сила” – это потенциал продвижения страной своих интересов на международной арене, в том числе и в конкретных регионах мира, за счет симпатии, которую к нему испытывают другие, а вовсе не опасения-уважения, потому что у него восемь тысяч ядерных боеголовок.

Потенциал напряженности

Теперь о методике. Она опубликована, но не полностью. Понять можно только то, что рейтинг высчитывается на основании нескольких десятков объективных и субъективных факторов, используются и статистические данные, и социологические исследования.
Отдадим должное мужеству исследователей под руководством упрямого шотландца – при таком уровне субъективизма ожидать, что все примут новый рейтинг и он не подвергнется жесткой критике научного сообщества, не стоило. Это с одной стороны. С другой – а чем занимаются многочисленные институты ООН, составляющие подобные же шкалы сравнительной оценки стран, например, по уровню развития человеческого потенциала? Тем более что методика измерения “мягкой силы” для международной практики и дальнейшего развития общественных наук необходима.
Пока исследователей смущает не только новизна и не апробированность рейтинга, но и появление в рейтинге, например, даже не России, а Венгрии, проводящей откровенно задиристую внешнюю политику. Если относиться к рейтингу всерьез, то результаты можно расценивать как симптом роста протестных настроений в мире и нарастание некоего глобального потенциала раздраженности ближним или даже ксенофобии – опасная тенденция.

Не будем торопиться

Одни системы оценок прижились, другие скомпрометировали себя и ушли в небытие. Не будем торопиться, вся история рейтингов “мягкой силы” насчитывает менее десятка лет.
Во всяком случае, появился повод вспомнить, что есть у нас и литература, и поэзия, и балет, и наука, и живопись. Впрочем, нельзя дать гарантии, что многих из нас лавина публикаций об очередной нашей победе не вернула в привычное русло: “Боятся – значит, уважают”! А это уже про “жесткую силу”.

В России построят лучшую пенсионную систему в мире

Минфин России в последние дни стал едва ли не самым заметным источником пропагандистских идей. Самая свежая – намерение построить в России пенсионную систему, аналогичную новозеландской. А парой дней ранее министр Силуанов заявил, что надо начинать новую пенсионную реформу, де-факто объявив о провале предыдущей и посоветовав россиянам самим позаботиться о своей старости.

Лучшая в мире система

Насчет Новой Зеландии, говоря новоязом, “заява мощная”. Новозеландская пенсионная система считается лучшей в мире, она существует аж с XIX века – тогда в Европе и США ничего подобного в помине не было.
Что в ней такого хорошего? На первый взгляд она напоминает нашу смешанную государственно-накопительную с государственным софинансированием накопительной части. Пенсионный возраст – 65 лет. Есть обязательная гарантируемая государством часть – она может колебаться примерно от 300 до 400 тамошних баксов в неделю (но может быть и меньше, курс новозеландского доллара чуть ниже американского). Эта часть хоть и гарантируется государством, но источником ее финансирования являются обязательные платежи с зарплаты – примерно как у нас. При новозеландских ценах на продукты и особенно одежду и обувь, жить можно, и еще как – средняя пенсия составляет примерно 35% от средней зарплаты.
Любопытно, что размер обязательной части не зависит от зарплаты и стажа. А вот от состава семьи зависит – одинокие получают больше. Вторая часть – накопительная. Ее граждане формируют через систему КивиСэйвер, внося от 3 до 8% от своего заработка, исчисленного до уплаты НДФЛ. От накопительной программы граждане могут и отказаться. Но лучше не отказываться, так как накопительную часть софинансируют и государство, и работодатель.

Их достижения

А теперь о том, почему Россия – не Новая Зеландия. Население России старше, и у нас пенсионеров – треть населения, в Новой Зеландии вдвое меньше. Если заглянуть на сайты департаментов новозеландского правительства и посмотреть разделы вакансий, то название почти любой самой начальной должности клерка – типа нашего “ведущего специалиста” — начинается со слова “аналитик” — “аналитик по зерновым кльтурам”, “аналитик по овцеводству”, что подразумевает концептуально иной, чем в России, подход к формированию административного аппарата. Не просто так же Новая Зеландия экспортирует более 80% производимой сельхозпродукции. А еще основой новозеландской экономики является, помимо туризма, производство компьютерных программ и прочий хайтек. Уровень образования в вузах конкурирует с США и Старым Светом.
Средняя продолжительность жизни в Новой Зеландии – более 80 лет, и если поставить рядом 70-летнего новозеландского пенсионера и нашего 60-летнего, то вы наверняка ошибетесь, кто из них старше. Оглянитесь на своих родственников и знакомых – у нас большинство женщин старше 50 и мужчин старше 40 имеет большие проблемы с опорно-двигательным аппаратом, причем уровень медицинской помощи при этих самых распространенных заболеваниях ужасающе низок. Многие россияне с трудом дотягивают – именно дотягивают – до пенсии, какое тут повышение пенсионного возраста. Ну и далее по списку.

Наши заморочки

Наконец, самое важное отличие, если вернуться к пенсионной системе: никому в “киви”-правительстве никогда не придет в голову идея конфискации пенсионных накоплений, как это проделано у нас.
Поэтому “удочка”, закинутая нашим Минфином, это скорее зондаж общественного мнения – вспомнят ли граждане про предыдущую, де-факто похороненную пенсионную реформу? Можно не сомневаться, что не вспомнят – уровень финансовой грамотности (точнее – безграмотности) российского обывателя вызывает оторопь даже в извилистых коридорах власти, хотя многих тамошних жителей эта ситуация более чем устраивает.
Во всяком случае, никаких попыток массового финансового ликбеза через центральные телеканалы наше правительство не предпринимает, хладнокровно наблюдая, как граждане массово становятся жертвами сомнительных финансистов. “Заява” Минфина – это тестирование очередного механизма мобилизации средств населения для штопки бюджетных дыр, образовавшихся из-за накопленных за многие годы управленческих ошибок в планировании и формировании структуры российской экономики.

Платим за все

Мы об этом уже говорили – за управленческие ошибки платить будет тот, у кого легче взять деньги. А легче всего их взять у населения. И в условиях резкого падения углеводородной ренты подобных механизмов мобилизации средств населения уже задействовано немало. Назовем наиболее очевидные. “Отпуск” рубля в свободное плавание. Инфляция, особенно продуктовая, и рост цен на бензин при падении цен на нефть. Увеличение косвенного налогообложения через введение разных сборов с бизнеса (например, пресловутый “Платон”). Снижение ставок по депозитам. Повышение ставок по кредитам. Сокращение зарплат – уже Сбербанк заметил, что средняя зарплата в России стала меньше, чем в Китае. Сокращение социальных программ. Все это меры, неизбежные в условиях дефицита бюджета. Заметим – меры формальные. А есть еще и неформальные – теневой рынок городского транспорта, коммунальных услуг и пр.

Приоритеты менять нельзя

Но может, стоит посмотреть, из-за чего дефицит возникает, и разобраться с расходными статьями бюджета, коль скоро не умеем наращивать доходные? И вообще с приоритетами и структурой бюджета? Но тут мы придем к пересмотру системы державных ценностей – тех самых, о значимости которых для экономки недавно вспомнил экс-минфин Кудрин – о его нелепом заявлении мы говорили в предыдущей статье. А официально объявленная система ценностей является залогом нынешней стабильности (по крайней мере, так утверждают наши “верхи”) – кто ж осмелится ее пересматривать? Так что мы – не Новая Зеландия, и тьфу на нее.
 

Нефтегазовая независимость свалилась на астраханцев неожиданно

Штопаем “тришкин кафтан”

Дефицит в четверть бюджета

Сначала процитируем: “Доходы федерального бюджета за три месяца 2016 г. составили 2,908 трлн руб., расходы – 3,619 трлн руб. В сравнении с соответствующим периодом предыдущего года доходы сократились на 15,37%, расходы – на 14,83%. Наибольшие расходы бюджета наблюдались по статьям “Социальная политика” (1,184 трлн руб.), “Национальная оборона” (944,67 млрд руб.) и “Национальная безопасность и правоохранительная деятельность” (387,24 млрд руб.)”.

А теперь берем калькулятор и считаем. Из суммы доходов вычитаем расходы и получаем размер дефицита (со знаком “минус”, разумеется). Полученную сумму 711 млрд. соотносим с размером дохода, получаем дефицит 24,4% – то есть, доходы надо увеличить минимум на четверть. Запоминаем цифру – к ней мы вернемся ниже. Далее. Суммируем две крайние статьи и делим на расходы и доходы. Получаем 36,8% от расходов и 45,8% от доходов – силовой блок потребляет почти каждый второй рубль, поступивший в бюджет в 1 квартале. Теперь соотносим эту долю с нашими субъективными ощущениями – вы лично чувствуете себя в безопасности? Получаем оценку по критерию “затраты/эффект”.

Скрытые расходы

Особо въедливые читатели могут упомянутые два раздела посчитать по отдельности, пойти на сайт МВД-информ и произвести дополнительные расчеты на основании статистики зарегистрированных преступлений. Надо понимать, что это не все расходы на силовой блок, кое-что наверняка найдется в других статьях бюджета. А заодно напомним еще о существовании огромного числа охранных фирм, затраты на которые мы косвенно оплачиваем через цену любого товара и любой услуги – здоровых мужиков у входа в любой магазин или офис видели? Сколько молодых крепких мужчин отвлечено от создания добавленной стоимости в разные силовые государственные и негосударственные структуры? Экономика-то наша явно с женским лицом.

Кто больше?

На фоне наших финансовых достижений разгорелась полемика между двумя министрами финансов – нынешним Силуановым и бывшим – Кудриным. Дефицит бюджета может быть не более 4% ВВП, утверждает первый, нет – 5% ВВП – отвечает оптимист Кудрин. Еще более забавное соревнование затеяли Всемирный банк и Международный валютный фонд. Если в конце прошлого года на текущий делались прогнозы чуть ли не о незначительном экономическом росте в России, то в апреле ВБ сулит нам спад в 1,8% ВВП, а МВФ – 1,9% ВВП, – хотя и вдвое меньше, чем в прошлом году, но все равно много. Народ-то роста все ждет. А бюджеты продолжают усыхать.

Конец нефтяного века

Где взять деньги? Насчет нефти прямо высказался саудовский министр Али ан-Нуайми: “Забудьте разговоры о сокращении добычи”. Нефть перестает быть спекулятивной ценной бумагой и вновь становится обычным конкурентным товаром. Как высказался предшественник ан-Нуайми, Заки Ямани: “Каменный век закончился не потому, что закончились камни. И нефтяной век закончится не потому, что у нас закончится нефть”.

Пару дней назад Элон Маск презентовал электромобиль за 9 тысяч долларов, машина – обычный седан размером с “Мицубиси-Лансер”, способный без перезарядки “долететь” от Астрахани до Ипатово, а перезарядка займет времени не больше, чем заливка топливного бака. И что же с нашими бюджетами? Помните – выше мы насчитали, что необходимо увеличить доходы бюджета
минимум на четверть?

Все на наши деньги

Основным источником поддержки бюджета постепенно будут становиться средства населения – прямо и косвенно. Прямо – это повышение налоговой нагрузки – прямой и косвенной. К данному разделу бюджетных и внебюджетных доходов можно отнести не только прямое повышение отдельных налогов (например, акцизы на горючее, которые отыгрываются в конечном итоге на продуктовой инфляции), расчет старых налогов по новым правилам (например, налог на имущество физических лиц) и введение новых (например, намерение обложить акцизами вредные продукты типа газировки и чипсов или ввести налог на мусор). По части изобретательности в придумывании новых налогов региональные власти и муниципалитеты перещеголяют федеральное правительство.

Косвенные методы мобилизации средств населения – поддержка Внешэкономбанка за счет пенсионных накоплений и бесчисленное множество подобных мелких ходов, смысл которых даже специалисту может быть понятен не сразу. Суть от этого не меняется – кризис и управленческие ошибки всегда оплачивает тот, у кого государству проще взять деньги.

Никакого профицита

Поэтому в субъектах федерации дела обстоят намного хуже, чем в федеральном центре. Показателен бюджет Краснодарского края – всероссийской житницы, одного из крупнейших промышленных регионов, всероссийского курорта и прочая, и прочая, и прочая – уж этот бюджет от нефтяных доходов особо никогда не зависел. Так вот, если в начале года краевые парламентарии с правительством ожидали профицита более 800 млн. руб., то после 1 квартала заговорили уже о грядущем дефиците в 2,2 млрд. И это один из последних профицитных региональных бюджетов.

О состоянии бюджета Астраханской области не писал только ленивый, рассуждения на эту тему уже считаются дурным тоном, поэтому только отметим, что нефтегазовая независимость свалилась на наши головы неожиданно, одним росчерком пера наших законодателей и теперь наши бюджетники расхлебывают чью-то партийную дисциплину и так своеобразно понимаемые государственные интересы.

И что делать, чтобы не заниматься бесконечной штопкой бюджетных дыр? Для начала – учиться, то есть повышать финансовую грамотность населения в целом. То есть калькулятором следует пользоваться почаще, а телевизором пореже.

Панама стала крышей мира, но нам плевать

Скандал с офшорами сильных мира сего, найденными в Панаме, только набирает обороты. Но сначала – маленький экскурс в историю. С 1888 года, после краха французской компании Панамского канала, слово “Панама” стало синонимом слова “афера” и широко употреблялось более полувека именно в данном смысле, а не для обозначения Панамского канала и – тем паче – страны Панама.

Афера позапрошлого века

В 1879 году в Париже для строительства Панамского канала между Атлантическим и Тихим океанами была создана Всеобщая компания Панамского межокеанского канала. Компания, по-нынешнему – открытое акционерное общество, продавала акции… И давала взятки французским министрам. Полагаю, остальное понятно, ибо далее дела развивались совсем как в цикле рассказов “Благородный жулик” бессмертного О. Генри: кому-то бублик, кому-то – дырка от бублика.
И вот, спустя более века, слово “Панама” опять обозначает то же самое.

Какой там Путин…

Правда, теперь речь идет об офшорах, предположительно принадлежащих или контролирующихся высшими должностными лицами многих государств. Более года почти 400 журналистов из 78 стран (такие цифры называет “Дойче Велле” из Международного консорциума журналистских расследований и немецкой “Зюддойче цайтунг” перелопачивали почти 3-терабайтный архив панамской адвокатской конторы “Моссак Фонсека”, ухитрившейся учредить в общей сложности почти четверть миллиона фирм, через которые отмывались гигантские суммы “черного нала”, прокачивались фиктивные сделки и т.д. и т.п.

За пару недель до публикации все российские СМИ предупреждали граждан, что против президента Владимира Путина готовится информационный вброс. Когда вскоре почти незамеченной прошла публикация Рейтер о том, что некий бизнесмен обеспечивал недвижимостью неких дам, якобы имеющих отношение к президенту, все решили, что вот оно.

Оказалось, нет. “Панамские бумаги” оказались куда масштабнее. В них фигурируют президент Украины Порошенко, пакистанский премьер Шариф, король Саудовской Аравии и президент Аргентины, премьер Исландии и президент ОАЭ, британский премьер Кэмерон и актер Джеки Чан… Даже агентство ТАСС вынуждено было заявить, что публикация не направлена персонально против России.

Нас не колышет

И что? Вывод из “Панамы-2” следует довольно забавный. Если бы не навязчивое анонсирование грядущего “информационного вброса” против нашего президента, то вообще мало кто обратил бы внимание на публикацию. Это для западного менталитета публикации подобного рода – дикость и космических масштабов скандал. Это у них исландский премьер спешит в отставку. Для нашего человека все наоборот. Наш человек знает, что все так и должно быть: чем выше человек сидит, тем больше у него денег, и мало кого у нас подобные “сливы” могут задеть. Нашего человека финансовым компроматом на руководство на улицы не подвигнешь, если ему сей факт неравенства и не нравится, то это “не нравится” он канализирует более привычным путем и на более доступных объектах – семье, сослуживцах.

Забугорное зазеркалье

Если нашего человека что на улицу и подтолкнет, то точно не публикации о коррупции и офшорных делах правящей элиты. Как говорит опыт М.С. Горбачева, более всего наш народ выплескивает на улицы сухой закон – вот уж что нам не угрожает точно. Так что если кто и рассчитывал “пораскачивать лодку”, ничего не вышло. И не выйдет. Есть нечто общее в наших и забугорных политиках, и это вовсе не офшоры, “панамы” и пр. Мы часто говорим о том, что рассуждения наших политиков в нашей прессе об “их” – буржуйских – нравах основаны на нашем понимании, как если бы “они” были нами, что не имеет никакого отношения к действительности. Оказывается, забугорные политики и общественные деятели поражены той же болезнью: они строят свой анализ так, как будто мы – это они, и их ценности – это наши ценности. Как бы не так!

А потому никакая “Панама” нам не страшна. Так и останемся каждый при своем, совсем по Киплингу: “Восток есть Восток, а Запад есть Запад. И они никогда не встретятся”.

Жизнь, как в осажденной крепости, не способствует экономическому росту

Между желаемым и действительным

Снятие экономических санкций в 2016 году стало идеей фикс российской внешней и внутренней политики. В противном случае нам грозит скачок инфляции и нарастание дефицита денежной массы.

То дают, то не дают

Идеи для внутреннего потребления за минувший год с небольшим шарахались от “видали мы ваши санкции, сами вам кузькину мать покажем” до “ай-яй-яй, как вам не стыдно так нас обижать, причем совершенно необоснованно”. Идеи для внешнего потребления загнали нас в сирийский котел сначала в совершенно неадекватных формах, и лишь пару недель назад фактическое российское участие в сектантской войне начало совпадать с декларированными целями (в Пальмире действительно разгромлена группировка запрещенной в России террористической организации ИГИЛ, к сожалению, не без потерь).

Нервозность вокруг санкций дошла до того, что такое почтенное и высокопрофессиональное издание, как Росбизнесконсалтинг, которое в низкой квалификации экспертов никак и никогда нельзя обвинить, вдруг с интервалом в неделю сначала публикует статью о том, что американские и европейские банки уже встали в очередь на приобретение российских гособлигаций, а через неделю – другой материал, о том, что те же банки категорически от наших ценных бумаг отказались. То есть попытались мы взять кэш (живые деньги) взаймы под уверенность в нашем железобетонном политическом курсе, который и на самом деле является железобетонным, – и в этом никто не сомневается, – а нам не дали.

Кэша все меньше

Говорит сей конфуз о том, что, несмотря на некоторый рост нефтяных цен, кэша в державе все меньше, и авторитетные финансовые институты предрекают нам скатывание в гиперинфляцию уже в ближайшие месяцы – как в начале 90-х, поскольку уверены, что для покрытия дефицита денег придется нам запускать печатный станок на повышенных оборотах. И эта нехватка особенно чувствуется на местах, откуда федеральный бюджет выкачивает все большую долю прямых и косвенных налоговых и неналоговых сборов. Не спасает ситуацию и некоторый подъем в регионах с развитым военно-промышленным комплексом, куда деньги закачиваются из федерального бюджета немалые. Эх, нам бы завод

“Прогресс” сейчас хотя бы!

Санкции, в частности ограничение нашего доступа на международные рынки капитала, на первый взгляд малозаметные, начинают все больше сказываться на состоянии нашей экономики, особенно в условиях падения доходов от экспорта.
Китаю не до нас

Международные финансовые институты разработали хитрые формулы расчета необходимого минимума золотовалютных резервов (ЗВР) государства. Не будем их приводить, каждый интересующийся без труда найдет информацию в Интернете. Есть и более простой способ: ЗВР должны обеспечивать девяти-, минимум шестимесячный импорт продовольствия и жизненно необходимых редких материалов для промышленности (типа индия там, циркония и прочей экзотики). Для России этот минимум находится где-то между 220 и 250 миллиардами долларов, говорят. Официальные наши резервы – где-то $380 млрд с копейками. Наш ЦБ, правда, пообещал снизить зависимость наших ЗВР от американских государственных ценных бумаг, но это не сразу и не скоро.

Впрочем, проблема дефицита кэша не только у России. Китай, на который мы так рассчитывали как на будущего кредитора, потратил в прошлом году космические суммы на поддержание курса юаня, и злые языки говорят, что китайские гигантские ЗВР тоже в критическом состоянии, потому тамошние кредиты нам особо не обламываются.

Поддержки маловато

Между тем другие межгосударственные институты нам все в более резкой форме говорят, что пока мы не решим проблему наших взаимоотношений с Украиной, ни о каком снятии санкций речь не идет. Слышали мы это и от Северной Америки, и от Евросоюза. Доходит до голосования Генассамблеи ООН, где за нас проголосовали только 11 стран: Армения, Белоруссия, Бразилия, Венесуэла, Зимбабве, Куба, Северная Корея, Никарагуа, Сирия, Судан (тоже Северный). Воздержались: Вьетнам, Египет, Индия, Казахстан, Китай, Узбекистан. Еще несколько не голосовали, остальные (большинство) – против. В общем, предельный объем нашей международной поддержки понятен. Вывод из происходящего следующий: жизнь как в осажденной крепости не способствует экономическому росту.

Запахло большой войной?

Вся округа буквально встала на дыбы

Арабские социальные сети забиты видео с реками бронетехники, перебрасываемой по саудовским автобанам через Иорданию к границе Сирии. Турецкий президент Эрдоган поклялся защитить «братьев в Алеппо».
В войсках Южного округа, в том числе в  Каспийской флотилии, проводится проверка боеготовности – этими заголовками забита уже наша пресса. Что такого случилось на ближневосточных фронтах в последние дни, что вся округа буквально встала на дыбы и большой войной запахло не меньше, чем в октябре 1973-го или июне 1982-го?
Наращивание мощи
Случилось существенное наращивание ударной мощи про-асадовского альянса и достигнут как минимум оперативный, а многие говорят, стратегический успех в наступлении на Алеппо – крупнейший город с почти трехмиллионным населением на севере Сирии. Если Алеппо будет взят союзниками Асада, то это уже без сомнений можно назвать стратегическим успехом. Ну а пока десятки тысяч беженцев рвутся в Турцию, спасаясь от хизбаллоидов, иранских «ополченцев» и асадовских войск, ну и наших бомбежек. Из-за этих бомбежек даже генсек ООН допустил весьма резкие высказывания в наш адрес.
Просто сотрясение воздуха?
Еще недавно казалось, что большего накала страстей на этом пятачке земного шара уже быть не может. Оказывается, может. Саудовская Аравия и Турция в союзе еще с двадцатью арабскими государствам заявили о готовности ввести войска в Сирию. Правда, тут же начались странности. Сначала объявлялось о 150-тысячной группировке, потом анонсируемая численность сократилась до нескольких десятков тысяч, через два дня речь шла уже максимум о нескольких тысячах. То же и Турция: громогласные заявления, потрясание кулаками… и все. Так будет суннитское вторжение в Сирию или нет?
Обоюдоострые мечи войны
Вторжение – это почти гарантированное боестолкновение турецких и арабских войск с российскими – это раз. Конечно, турецкая армия – одна из сильнейших в НАТО, но, как говорится, хорошо, но мало. Саудовская армия имеет очень много оружия. Но армия – это не только оружие, но и методология его применения, а с этим там проблемы – даже с йеменской армией и милициями управиться сауды не могут. Но и терпеть торжество и такое непропорциональное усиление шиитов суннитские государства не смогут – это жизненный вызов для них. То есть, с одной стороны, молот шиитского альянса. С другой – не лучше.
Как бы ни была сильна саддамовская военная машина, унаследованная и доработанная запрещенным в России ИГИШ, против саудовских и – тем более – турецких регулярных войск ей не выстоять. Но! На Востоке говорят, что любая арабская армия – это обоюдоострый меч. Столкнувшись с единоверцами на поле боя, армии могут не исполнять приказы, а то и побрататься с исламистами – и тогда горе владыке, пославшему их. Но и терпеть эту заразу рядом с собой арабские монархи и диктаторы долго не смогут – пропаганда свое дело сделает. Цугцванг, короче говоря – воевать нельзя, бездействовать дальше тоже нельзя.
Будут маневры
То есть что-то будет обязательно, как отмечал Саша Черный, — или парад, или мордобой. Рискнем предположить, что на полномасштабное военное вторжение ни Турция, ни арабские страны не пойдут. Скорее, используют недавний чужой опыт. То есть на границах Сирии начнутся огромные по масштабам военные маневры – турецкие на севере и арабские на юге. Не исключено, что эти маневры захватят и незначительную часть сирийской территории. А вот поток оружия к антиасадовским силам существенно вырастет, как и приток живой силы из лагерей, которые будут развернуты под прикрытием военных маневров. Не исключено, что у противников Асада наконец появятся эффективные средства ПВО, которые им ранее давать в руки отказывались все, ибо «умеренные» регулярно делились оружием с «неумеренными».
Все требует расходов
Нам-то что с того? Кроме роста расходов – ничего. В иной обстановке и не заметили бы. Вступать в полномасштабную войну на Ближнем Востоке не рисковал даже СССР в период максимального могущества, хотя летом 1982 года и особенно осенью 1973-го ситуация была на грани. Сейчас мощь России в этом регионе куда меньше. Максимум, что мы сможем сделать – создать алавитский анклав от Дамаска вдоль ливанской границы и средиземноморского побережья до Латакии и образовать курдское полугосударство на севере – на границе Турции и Ирака, примерно такое же, как Палестинская автономия. Денег на это потребуется еще больше.
Если бы с экономикой было все в порядке, то деньги бы нашлись. Но в прошлом году наш ВВП примерно сравнялся с иранским, россияне тратят больше, чем зарабатывают, и вовсю берут микрокредиты, которые отдавать будет нечем. При этом подавляющее большинство счастливо и считает себя средним классом – типа «живем средне – не лучше, но и не хуже других». Да и федеральный бюджет за 2015 год сведен с профицитом благодаря обесцениванию рубля. А что из-за этого случилось с регионами – астраханцы уже попробовали в декабре-январе.
Надежды на повышение нефтяных цен из-за большой ближневосточной войны наивны. Обычно все бывает наоборот. Даже перекрытие Суэцкого канала сейчас мало что изменит – конъюнктура не та, что в 70-е и 80-е. Тем более, перекрывать Суэц не позволит Китай, который ускоренным темпом строит ВМБ в Джибути.

Гадание на рублевой гуще

В грустный юбилей павловской реформы
Жил был премьер- министр СССР Валентин Павлов. Что, не помните такого? А напрасно! В эти дни исполняется ровнехонько четверть века подзабытой «павловской» денежной реформе.
Изъять не удалось
Серебряная свадьба граждан с новыми денежными купюрами 50- и 100-рублевого достоинства прошла под аккомпанемент заявлений российского Минфина об урезании антикризисной программы правительства, околоцентробанковских кругов – о возможной «стрижке» слишком крупных вкладов, от 100 миллионов рублей и выше, и повальных задержек зарплат, в том числе и в Астрахани. А «камерный оркестр» Давосского форума фанфарами предупредил о нашем возможном и скором свале в гиперинфляцию, как в начале 90-х. Может, потому о юбилее никто особо и не вспомнил.
Так напомним: 22 января 1991 года был дан старт обмену 50- и 100-рублевых купюр образца 1961 года на новые. Сроки обмена были ограничены, и принесенную в обменник сумму более 1000 руб. надо было объяснять. Со счета в сберкассе снять можно было только 500 рублей, остальная сумма замораживалась на год, истекающий в 1992-м… Как и следовало ожидать, реформа не дала результата – изъято у населения было 14 миллиардов, а планировалось более 50. Казну спасти не удалось. А с ней – и великую мировую сверхдержаву.
Эрзац-парламент
С чего это мы павловскую денежную реформу вспомнили? А с того, что попытка не то что нерыночными, а волюнтаристскими псевдоэкономическими мерами (реально же в духе батьки Махно) восстановить «социальную справедливость» и кого-то общипать с целью поправки дел в госказне никогда добром не кончалась. Конфискация государством у населения им же – государством – напечатанной налички без проведения структурных реформ в экономике не имела никакого смысла и не отсрочила неизбежный крах экономики, а за ним и советского государства. Кстати, Павлов называл себя сторонником государственного капитализма — запомним это.
В начале недели наше правительство так и не смогло в очередной раз договориться по пунктам антикризисного плана. Злые языки называют споры в правительстве «эрзац-парламентом», который спорит в год, когда заканчиваются деньги, рискуя проспорить все – приватизацию, бюджет и далее. Очевидно же, что ситуация сама собой не «рассосется», структура госмонополистической экономики с гипертрофированной бюджетной сферой в нормальную не превратится, санкции при дальнейшем бездействии отменены не будут.
И надежды на подскок нефтяных цен не имеют никакого основания: если повезет – хорошо, но ждать – глупо. Это все равно что сказки про Илью Муромца: если мужик пролежал на печи 30 лет и три года, то никакой богатырь из него никаким чудом не получится, а превратится он к этому христовому возрасту в мешок жира, неспособный самостоятельно передвигаться.
Шагреневая нефтяная кожа
Про нефтяные цены мы говорили не раз – после того как фьючерсы потеснили спотовый рынок, нефть стала обычной ценной бумагой, а не товаром. Как вы думаете, при колебаниях цены в коридоре 200-210 баксов за бочку маржа спекулянтов будет больше, чем при колебаниях в коридоре 25-35 баксов? Ответ – она будет ровно такой же. То есть биржевым игрокам совершенно по барабану значение цены, они куют маржу на колебаниях цены. Нет ни одной силы в мире, кроме Венесуэлы и России, кому нужна была бы дорогая нефть. Эмираты уже один за другим объявляют о скором учреждении национальных праздников типа «Дня продажи последнего барреля нефти». Триллионы заработанных на нефти долларов шейхи вложили в туризм, гигантские люксовые авиакомпании, альтернативную энергетику, спортивные клубы, хай-тек и пр.
Так что выход у нас один – строить такую же экономику, как все остальные, а не болтать о нашем особенном пути – любой «особенный путь» приведет нас к новой «павловской» денежной реформе и всему, что за ней последовало. Тогда уже придется срочно «Шагреневую кожу» перечитывать.

Широкая распродажа баррелей

Праздники все-таки кончились
Под Новый год пришлось выслушать немало упреков за предновогодний прогноз ( “Год потерь уходит” — ред.): “Ну что ты настроение портишь перед праздником”? Но, увы, послепраздничные дни подтверждают точность прогноза.
Вместо преамбулы
МИД РФ официально опровергает слухи о переговорах с ЕС по снятию с России санкций. Президент Путин на заседании правительства призывает готовиться к любой ситуации в экономике. Ну и далее по списку. Особенно забавляют поручения правительства и ЦБ провести стресс-тесты на цену бочки мазута, т.е. барреля нефти, в 35, ну крайнем случае 25 баксов, когда “Брент” уже пробил пол в 30 долларов, значит, наш родной “Юралз” уже максимум 26-25. Экономические власти, увы, как всегда опаздывают примерно на полгода. Вот об этом и поговорим.
О пользе наблюдений
Прогнозы, которые автор публикует в астраханских СМИ уже более двух десятков лет, базируются вообще-то на солидной научной базе. Ну и что, что газета, а не научный журнал? Народ, не имеющий специального образования, – это такие же люди и они тоже имеют право на понимание процессов, а для этого надо отходить от научного сленга и объяснять происходящее человеческим русским языком.
Кстати, многое можно понять, и не применяя специальных аналитических моделей, а просто наблюдая за событиями. Например, заявил год назад наследный принц Мухаммед Ас-Сауд, что для них (Саудовской Аравии — ред.) 20 баксов за бочку не страшно – надо было бы нашему правительству прислушаться и провести стресс-тесты на 20 баксов год назад – почему не провели? Плевать хотели на слова тезки Пророка? А через три месяца он же и другие члены королевской семьи саудов заявили, что и 10 долларов за баррель не разорят королевство. А потом министр нефти заявил, что Россия с ее отсталыми технологиями вообще недостойна присутствовать на нефтяном рынке. И это на фоне экспансии ближневосточной нефти и газа на традиционно наши европейские рынки.
Боржоми пить поздновато
А наше правительство в это время продолжало заниматься то ли планированием бюджета-2016 из расчета среднегодовой цены в 50 долларов за бочку, то ли заклинаниями этой самой бочки. Только правительство – не факир, а бочка – не дрессированная кобра. Уж во всяком случае необходимой дудочки у правительства нет, хоть первый вице-премьер Игорь Шувалов и заявил, что правительство в прошлом году не допустило ни одной крупной ошибки в экономике.
Впрочем, возможно, Шувалов и прав. Ошибки были допущены гораздо раньше, когда в общественное мнение закачивался бренд “великой энергетической державы”. А еще, если кто забыл, напоминаю, была попытка прокачать бренд великой водной державы. Мол, если нефть и газ утратят позиции, то воду будем продавать – весьма популярная лет 10 назад была идея.
Поэтому события в России так легко прогнозировать и строить сценарии будущего из ограниченного числа вариантов – ошибки слишком банальны и очевидны.
Проблема не в ценах
Нынешний кризис был описан многими еще в 2011 году (а то и ранее). Его причины – наложение циклических и нециклических факторов.
Циклические – колебания мировых цен на сырье (не только на нефть). Грядущая “посадка” экономики Китая также ни для кого не была секретом, вопрос был только в степени ее “мягкости/жесткости”. А экономика Китая – это более 10% мировой (для справки: размер российской по итогам 2015 г. вряд ли достигнет даже 1,5%). “Посадка” китайской экономики серьезно просадит все мировые рынки и не поздоровится даже крупным экономикам. Расчеты на возможные отскоки цен на углеводороды, которые якобы могут спасти нашу экономику, бессмысленны. Не в ценах на нефть проблема. При таком стремительном падении нефтяных цен ее начнут распродавать все, кто сможет и почем сможет, пытаясь урвать последний бакс. Жизнь заставляет нас лечить нашу “голландскую болезнь” – так в мировой практике принято называть болезненную зависимость экономики от цен на сырье.
Нециклические факторы – это санкции, ссоры с соседями (в том числе и теми, с кем еще год-полгода назад обнимались и строили планы назло “врагам”) и войны сразу на пяти и более фронтах. Но и эти факторы легко вытекали из риторики и практики внешней и внутренней политики крайних 7-10 лет.
Вернуться из Зазеркалья
Так что не надо говорить, мол, кто бы мог подумать, все вражьи козни виноваты и пр. Это будет нечестно. Кризис ковали все – рядовые граждане в том числе, игнорировавшие институт выборов или удовлетворившиеся своей ролью простой кнопки для голосования чужими руками. Не надо сваливать всю ответственность за кризис на правительство. Широчайшие общественные массы одобряли и приветствовали действия, которые привели нас в ту точку исторического развития, в которой мы все сейчас находимся. Поэтому если хотите увидеть того, кто выведет нас на путь “светлого будущего” – подойдите к зеркалу, посмотрите в него и спросите у того, кого там увидите: “Ну что сам-то будешь делать”?

Сеанс коллективной психотерапии

Текст и контекст президентского послания

Спокойствие, только спокойствие
За исключением крайне агрессивного пассажа в адрес «турецких партнеров», послание было на редкость успокоительным. К удивлению многих, слова «Украина», «Новороссия», «русский мир» вообще отсутствуют. И на этом его особенности, пожалуй, заканчиваются.
Действительно, темы борьбы с терроризмом, повышения российской военной и экономической мощи, развития социально ориентированной экономики и социальных гарантий, повышения качества здравоохранения, судебной реформы и административной реформы, защиты малого и среднего бизнеса, поддержки определенной категории организаций «третьего сектора» в той или иной мере озвучивались в посланиях неоднократно. Немало любителей и специалистов потратили немало времени на составление сравнительных таблиц, которые каждый интересующийся без особого труда найдет в Рунете.

Без резких движений
К особенностям послания-2015 можно отнести пассаж насчет коррупции – эта тема затрагивалась в посланиях далеко не каждый год. Возможно, многие отметят и более конкретный разговор о масштабах административного пресса на малый бизнес – впервые президент привел статистику уголовных дел против предпринимателей и сделал вывод о недопустимых масштабах и практике силового воздействия на бизнес. В отличие от высказываний на пресс-конференции в декабре прошлого года, президент не утверждал, что низкие цены на нефть продержатся не более двух лет, и на этот раз настраивал сограждан на затяжные трудности. Чудесным образом ничего не изменится. И пояса затягивать придется. Редкий случай, когда Владимир Путин заговорил о конкуренции – слово в послании встречается три раза, но лишь в контексте международной экономики (четвертый раз – это про выборы).
Административная реформа упоминается лишь вскользь и по принципу: появляется задача – создаем административную структуру для ее решения. То есть еще раз было сказано ясно и внятно – никаких резких движений не предвидится, будем постепенно («точечно») вносить изменения в нормативные документы и практики.

Ни слова о «Платоне»
Послание прозвучало в контексте двух громких событий. Первое – это публикация материалов, затрагивающих лично российского генпрокурора. Второе – вспышка массового недовольства водителей-«дальнобойщиков» системой оплаты проезда по федеральным трассам. Если первый скандал власти твердо решили игнорировать, то второй локализуется всем набором формальных и неформальных мер. И тем не менее выступление дальнобойщиков, несмотря на очевидное его «увязание», будет иметь последствия. Переговоры водителей по открытым каналам связи представляют интерес не только для политиков и журналистов, но и для социологов. Но о дальнобойщиках президент в своем послании не сказал ни слова.

Путь «дальнобоев»
Какие же последствия повлекут за собой «антиплатоновские» протесты? Во-первых, здесь просвечивает не только желание собрать деньги на восстановление разрушаемых большегрузами дорог, но и намерение выдавить малый бизнес из сектора междугородных грузоперевозок, где на его долю приходится почти половина объемов. Во-вторых, «дальнобойщики» – это не просто лояльные и не склонные бунтовать люди – это опора власти, в том числе и «Антимайдан», как и «Ночные волки». И сейчас эти люди почувствовали себя обманутыми. В-третьих, поняв, что никто, кроме них самих, не будет защищать их интересы и разуверившись в формальных лидерах, «дальнобойщики» запустили процесс самоорганизации, отметая политику и провокаторов. И у нас на глазах начинает формироваться профессиональный союз «снизу-вверх», а не «сверху-вниз». Для власти, крайне заинтересованной в разрушении горизонтальных социальных связей, – а это необходимое условие поддержания нынешней «управляемости», – такая самоорганизация не самый приятный сюрприз.

Первая ступень
Точку в этой истории ставить еще рано. Даже если движение угаснет в ближайшие недели, отдаленные последствия оно иметь будет. Хотя бы в движении к неизбежной замене «подковерных» сдержек и противовесов системой публичных сдержек и противовесов – открытой и понятной людям.
Кстати, по данным Левада-центра, более 70% москвичей поддерживают протест дальнобойщиков, хотя он может создать пробки в столице и затруднить жизнь москвичам. А производители продуктов питания, в частности молока, сообщают о значительном росте цен из-за системы «Платон».
Возвращаясь к посланию, необходимо заметить, что успокоительный тон свое дело сделал. Но психотерапевтический эффект никак не ликвидирует разрыв между текстом послания и контекстом событий окружающей жизни, внутри которых оно прозвучало. Похоже, что мы вступили на первую ступень большого и небыстрого пути.

Самый серьезный вызов Кремлю с начала 2000-х годов

Дальнобойщики умеют самоорганизовываться

Профессия водителя-«дальнобойщика» в советские времена считалась и считается сейчас едва ли не эталоном рабочей профессии – наряду со сталеварами, токарями и фрезеровщиками.

Тройная оплата
Работа водителя большегрузного автомобиля, доставляющего десятки тонн груза на тысячи километров – это тяжелый физический труд, требующий и колоссального эмоционального напряжения, и серьезных профессиональных навыков. Кроме того, это труд, требующий приличного технического образования. В соответствии с веяниями времени среди дальнобойщиков велика прослойка мелких собственников, многие из них являются владельцами фуры или нескольких фур, поэтому, даже пополнив ряды «мелкой буржуазии», дальнобойщик остается все той же «рабочей костью».
И вот эта рабочая кость полезла в горло бюрократическому классу России и приближенным к нему лицам. Конфликт вокруг системы взимания платы за проезд большегрузов по федеральным дорогам разгорается, и потушить его не могут ни информационная блокада на центральных телеканалах, ни массовый троллинг в Интернете, ни «административный ресурс», ни невнятные переговоры с властью. И этот конфликт – самый серьезный вызов Кремлю с начала 2000-х годов. Причем спровоцировала его сама власть: мало кто готов понять, почему нужно третий раз платить за одно и то же – дорожный сбор заложен в акциз на горючее и налог на владельцев транспортных средств. Тем более – за дороги в таком состоянии, как из Астрахани до Москвы. А ведь многие федеральные трассы в еще худшем состоянии.

Прагматики с большой дороги
Конфликт с дальнобойщиками принципиально отличается от прежних конфликтов, которые наша власть научилась легко рассеивать и давить по частям. Дальнобойщики – это не хипстеры с Болотной. Применять к ним физическую силу куда рискованней, чем метелить офисный планктон. С полицией и «братками» дальнобойщики по роду занятий частенько имеют дело. Мотивация у дальнобойщиков куда более выражена, чем у «планктона», и эта мотивация суперпрагматична, никаких романтических требований демократии – дальнобойщикам надо кормить семьи. Это люди, которым есть что терять, и если они выступают, то очень хорошо взвесили последствия и к ним готовы.

Дальнобойщики умеют самоорганизовываться, и если сейчас они стараются сохранять радиомолчание на привычных частотах – то это тоже признак самоорганизации. Так легче просочиться через полицейские кордоны к цели – МКАДу. Судя по переписке в социальных сетях, дальнобойщики усвоили печальный опыт предшественников и поняли, что нельзя выставлять харизматических лидеров – последних власть «заметет» и «нейтрализует» быстро. И здесь власть сама создала себе большую проблему на случай переговоров (о ней в другой раз, после 4 декабря).

Своих обижать не надо
Самое неприятное для власти – дальнобойщики в массе же «свои», совершенно лояльные – они презирают «гейропу» и ненавидят «пиндостан» и янычара турецкого монтировками готовы разделать без помощи военно-космических сил. А центральная пресса и интернет-тролли уже вешают на них ярлык «агентов госдепа» – мужики и обидеться могут.
Итак, ждем 4 декабря и третьего раунда матча, ринг которого – вся Россия: от Питера до Владика, от солнечного Дагестана до холодных «северов». И отовсюду дальнобои пробираются к Москве, надеясь быть услышанными. Далеко не всем удается проехать, и сама акция уже перенесена с 30 ноября на 4 декабря, и, судя по информации из социальных сетей, она не санкционирована, а дальнобойщики все еще народ лояльный и законопослушный, то есть съезжаться-то съезжаются, а как и что будут делать дальше – пока неясно даже им самим. Но интересы их семей задеты настолько, что просто проглотить пилюлю люди не готовы.

Власть не привыкла отступать
В другом углу ринга власть, которая не признает ни за кем право выступать с собственным мнением, тем более – требованиями. Власть, которая никогда не отступает и, не раздумывая особо, использует силу в широчайшем спектре вариантов. Власть, которая допускает только беспрекословное подчинение и почти никогда не дает задний ход. А если и дает – то лишь в целях маневра, чтобы потом втихую свести счеты и продавить все то же свое – как, например, в истории с пенсиями, пенсионными накоплениями и пенсионным возрастом. Или с ценами на продукты и коммунальные услуги. Деньги-то нашей политико-административно-хозяйственной элите нужны и на геополитические игры, и на поддержание внутреннего (внутриэлитного) уровня потребления при падении нефтегазовых доходов.
Так что ждем выходных. Может, что и прояснится. Силы в «красном» и «синем» углах ринга пока явно неравны, да и рефери на ринге доверия не вызывает.

Объективные и субъективные факторы нынешних реалий

Интересные заявления в последние дни можно слышать то от Минэконоразвития, то от Минфина, то от ЦБ. Мин­экономразвития не исключает нового обвала экономики. Минфин предупреждает о сезонном снижении курса рубля и даже о том, что в следующем году Резервный фонд уйдет в прошлое. Центробанк не исключает, что нефть скоро будет стоить «намного ниже» 40 долларов за бочку.

Неожиданный разворот
Что-то происходит, чего не было еще несколько недель назад: изменился вектор «вербальных интервенций». Если еще недавно наши «верхи» загружали наши уши обильной «позитивной информацией», которая – увы! – частенько расходилась с окружающей реальностью, то теперь мы все чаще слышим куда более реалистичные вещи. Возможно, «верхи» поняли свою ответственность перед населением, что бесконечно пудрить мозги населению невозможно и пора говорить о том, что происходит в реальной жизни.
Мы имеем дело с сочетанием нескольких объективных и субъективных факторов, которые будут удерживать нашу экономику и общество в «воронке» кризиса. Причем в каждом случае объективный фактор является продолжением субъективного.

Сырьевые заблуждения
К числу объективных следует отнести если не падение, то стагнацию спроса на сырье и избыточное предложение сырья на рынках. Это объективно. Но кто строил в России более 10 лет сырьевую модель с паранойяльным упорством, когда те, кто понимает, буквально вопили – не надо этого делать? Это субъективная подложка объективного фактора.
К объективным факторам следует отнести сланцевую революцию, над которой наши бонзы высокомерно посмеивались (субъективная сторона фактора). Оказалось, что падение цен на нефть куда сильнее влияет на традиционные континентальные и особенно дорогостоящие шельфовые проекты с большими сроками окупаемости, чем на гибкую сланцевую добычу. И где наши сверхмощные и всезнающие аналитические структуры, которые сей прискорбный факт прозевали?

Монополистические тупики
Пока еще замалчиваемый объективный фактор – государственно-монополистическая модель нынешней российской экономики с чудовищным по удельному весу бюджетным сектором и госсектором в целом. Если бы, например, в Астраханской области сейчас существовала «подушка безопасности» из 60-70 тысяч легально и реально действующих предпринимателей и малых предприятий, то лихорадка с налогами от крупного бизнеса не отражалась бы так катастрофически на областном бюджете. Но у нас малый бизнес с 2010 года хирел ежегодно примерно на 10% – это следует из данных Росстата, и победные реляции местных чиновников вряд ли уместны. А малый бизнес, очевидно, не укладывается в модель внутренней политики, поэтому о нем больше говорят, но желающих создавать его все меньше – это субъективный источник объективного факта.

Фискальные ужатия
Следующий объективный фактор: зарплаты бюджетников в следующем году будут падать, соответственно поступление НДФЛ в областной и местные бюджеты сократится. Из-за стагнации на рынках коммерческие структуры тоже вряд ли нарастят налоговые платежи, скорее наоборот, сжатие объемов приведет к сокращению рабочих мест и дальнейшему падению НДФЛ и других налогов и сборов. То есть, источник, из которого должна выплачиваться зарплата бюджетникам, тоже будет сокращаться. Приведенный пример описывает механизм «самораскручивания» кризиса.

Структурная хирургия
Подобных объективных факторов можно назвать еще много, и каждый из них будет иметь субъективную оборотную сторону. Понятно, что если и дальше лишь наблюдать за событиями, то кризис может углубляться бесконечно. Значит, что-то надо делать. Что именно?
Оказывается, рецепт давно и многократно описан и в научной литературе, и в периодической печати. Необходимы, как мягко выражаются некоторые наши представители «верхов», структурные реформы. А если отбросить бюрократическое «смягчение» выражений, то нужен возврат к той свободе предпринимательства, которая была в 80-90-е годы, разумеется, с учетом допущенных тогда ошибок и беспощадным подавлением коррупции и криминала. Необходимо «верхам» на деле, а не словах поверить в необходимость конкуренции, ибо пока монополизм, в том числе в астраханской экономике, усугубляется, в том числе и руками чиновников-адептов «ручного управления».

Пора читать Зиновьева
Пока же мы под «ручным управлением» под победные марши демагогов и вралей скачем по «зияющим высотам» – то есть, из одной ямы в следующую, еще более глубокую. Пора Зиновьева перечитывать, чтобы взглянуть на себя со стороны и поразиться, как можно, бегая по кругу российской истории, непременно наступать на одни и те же грабли.

Зарплаты элиты остаются неприкасаемыми

Про пенсии  и шулерство.

По большому счету у нормального государства есть всего две функции. Первая – обеспечение безопасности населения – безопасности в широком смысле.  Не только от преступных посягательств на личность и имущество. Безопасность – это и нормальная медицина, и социальное страхование на случай болезни или травмы, и пенсионное обеспечение по достижении социально приемлемого возраста, и безопасность личности.

Есть задачи и поважнее
Вторая функция – создание условий для успешной хозяйственной деятельности граждан. Чтобы каждый из нас в трудоспособном возрасте без препятствий и, можно сказать, с удовольствием производил добавочный продукт и часть его отдавал государству в виде налогов, чтобы у государства были деньги на выполнение первой функции.
А что, если государство заботит что-то другое, а насчет первых двух функций – ну, оно как бы помнит, что про них что-то там в каком-то документе записано, кажется, этот документ Конституцией зовут… Оно так, но сейчас важнее ручное управление экономикой, да и обеспечить подчинение граждан начальству – куда как более важная задача. Например, не первую сотню лет известно: чтобы массы слушались, у них денег должно быть в обрез. А чтобы была надежная опора для управления гражданами, ей, наоборот, денег надо давать много. Поэтому необходимо большое расслоение по уровню доходов. А коллеги поражаются – почему такая разница между, например, врачом и главным врачом и т. д. Но вот денежный водопад скудеет, и обеспеченному меньшинству денег начинает не хватать.

Непродолжительная продолжительность
И тогда на свет божий всплывают разные инициативы. Например, увеличить пенсионный возраст до 63 лет, причем для женщин аж сразу на 8 лет – эту идею уже не первый раз выдает министр экономики Улюкаев, и не он один – тут редчайший случай трогательного взаимопонимания Минэка с Минфином. Не будем вдаваться в высокомудрые экономические расчеты – вспомните своих друзей, родственников, знакомых: часто вы видите на улице дедушек? А бабушек, если им более 60 лет – как они выглядят, как они ходят? Не изыскивая редких счастливых исключений, когда пожилые люди сохраняют функциональные возможности и после 70 и даже 80 лет?
В международной практике для оценки здоровья населения приняты два параметра. Первый – привычная нам средняя продолжительность жизни. Второй – совсем непривычная даже для нашей санитарной статистики средняя продолжительность жизни без болезней и травм, ограничивающих работоспособность.

Между Ираком и Гондурасом
Так вот, в августе российская пресса была шокирована публикацией в старейшем медицинском журнале мира «Ланцет» данных мониторинга Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) «Глобальное бремя болезней». Шокирована настолько, что даже про привычный троллинг забыла: мол, все буржуазное про нас – вранье. Ну или источника информации постеснялись ВОЗ – как-никак с троллингом и нарваться можно.
И что же так шокировало коллег? Исследование охватывало 188 стран и 306 заболеваний. В России средняя продолжительность жизни без серьезных болезней составила 66,6 года для женщин и 58,9 года для мужчин. В мировой шкале мы оказались на 107 месте, как раз за любимым в нашем фольклоре Гондурасом. А по привычному нам показателю средней продолжительности жизни – на 108 месте, перед нами Ирак, за нами Северная Корея.
Не собираюсь спорить с ВОЗ – им виднее. Но из многолетней практики работы в первичном звене здравоохранения автор вынес уверенность, что после 55 лет у большинства женщин серьезные проблемы с суставами, нередко с венами на ногах. То есть, пусть это мое субъективное мнение, требование повышать пенсионный возраст – глубоко аморальное требование.

Бедные платят за богатых
Тем более, что вокруг одного существеннейшего компонента нашей пенсионной системы сложился настоящий заговор молчания. Я имею в виду федеральный закон № 212- ФЗ, устанавливающий потолок зарплаты, с которого могут уплачиваться взносы в Пенсионный фонд. Мы об этом уже говорили, но до тех пор, пока вопрос не вышел на публичное обсуждение (а есть ощущение, что это вопрос кто-то упорно и агрессивно не желает выпускать в публичное поле) к нему необходимо возвращаться как можно чаще.
Установление потолка означает, что все зарплаты, превышающие среднюю зарплату квалифицированного специалиста (в 2015 г. это 711 тысяч за весь год), свыше указанной суммы взносами не облагаются вообще! Соответственно, получающая наиболее высокие зарплаты немалая часть российского общества, в первую очередь это чиновники высокого ранга, менеджмент госкорпораций, фактически освобождена от бремени содержания пенсионеров. А та сумма, которая могла бы пойти на взносы в ПФР, идет на повышение зарплат, различные бонусы и выплаты.


 

Получается система, в которой не богатые платят за бедных, как в любом социальном государстве (из одного такого сбежал Депардье), а наоборот – когда бедные платят за богатых (в такое Депардье и сбежал, но долго не выдержал).


 

 

 

Скинуться на пенсионеров
Единственный контраргумент, который тут же выдвигается – мол, то же зарплата, а то взносы – это разные статьи расхода и в бухучете они отражаются по разным разделам. Но! Не надо передергивать, точнее – намеренно обманывать людей! Оба вида затрат – это по сути затраты учреждения, предприятия на персонал. Кошелек-то один. Это как в быту, когда вы из своего кошелька оплачиваете макароны и крупу – продукты разные, но кошелек-то один.
Так как данные о количестве таких «льготников» закрыты, мы не можем сказать точно, приведет ли отмена 212-го закона к желаемому сокращению дефицита бюджета ПФР или нет. Но давайте, перед тем как повышать пенсионный возраст, сначала года на 2-3 заставим самую обеспеченную часть нашего общества тоже скидываться на пенсионеров и посмотрим, что получится. Вот если окажется мало, то можно вернуться к повышению пенсионного возраста. Единственная категория россиян, которая будет стоять насмерть, защищая 212-ФЗ – это те самые наиболее оплачиваемые функционеры, зарплата которых при отказе от пресловутого «потолка» существенно снизится – миллионов так с 10 и более в год до 5-7. И не надо переводить стрелки на отказ от плоской шкалы подоходного налога – эта мера ударит как раз не по богатым, а по квалифицированным специалистам, на которых экономика пока еще держится.
Завяжем с «мелкими хитростями», посмотрим, принародно посчитаем, тогда и обсудим.

Избирательный развод

Развод – именно так хочется охарактеризовать рекордно низкую явку в Астрахани на выборах депутатов Гордумы Астрахани (17,5%). Развод – это как супруги разводятся, а не как вы, возможно, подумали: мол, собрались «правильные пацаны» и договорились, как «развести лоха».

Единодушный игнорямс
Конечно, низкая явка свидетельствует и об отсутствии массовых подтасовок – и это безусловное достижение. Хотя нарушения были, и серьезные, существенно на итоги они не повлияли. Уже большой шаг вперед для Астраханской области и областного центра.
А теперь все-таки о главном – о результатах. Итоги говорят о проблемах и создают проблемы.
Говорят они о том, что астраханское сообщество предложило астраханской власти некий вариант общественного договора: «Власть и выборы в том числе – это ваше, мы в ваш огород не лезем, но и вы в наш не лезьте». То есть итоги прошедшего голосования нельзя рассматривать отдельно от теневой занятости и теневого сектора экономики области в целом.
Говорят они и о том, что ни партия власти, ни партии так называемой «системной» оппозиции не смогли предложить астраханцам никаких идей, которые стимулировали бы граждан к политическому участию. То есть астраханцы не видят никакой разницы между «внутрисистемной» оппозицией и властью. Кто б мне объяснил, как это вообще может быть: «внутрисистемная» и «внесистемная» оппозиция – это как в «Ералаше» чемпион школы по боксу, избранный голосованием совета пионерской дружины?
Кроме того, мы увидели, что никакого диалога между властью и обществом нет. На монотонный агитмонолог власти о нарастающих победах население отвечает единодушным нет, не «одобрямс», а «игнорямс». Но и «внесистемной» обольщаться не стоит: будь она в Астрахани и представлена, набрала бы столько, что и считать было бы нечего.

Порог легитимности
Говорят итоги и о полном провале областного (я не оговорился, главным был именно областной) выборного «штаба» — сама кампания была вялой, неинтересной. Хотя итогами можно бодро рапортовать, но с явкой ничего уже не сделаешь, теперь придется держать ответ «на ковре». Высекут ведь бедолаг…
Теперь о том, какие проблемы создают итоги голосования. Самая очевидная – так называемый порог легитимности. Сам термин вызывает споры, критерии определения – что считать таким порогом, явку в 50%, или и 30% достаточно, или минимум 75% — как говорится, о вкусах и цветах… Но! Менее 20% — это значит, что любой астраханец с полным основанием может заявить, что новый состав думы нелегитимен. Скорее всего, пока эта проблема никого не заботит – ни власть, ни самих избирателей, но это – пока! Ситуация может измениться, и вопрос неизбежно будет задан.
И диалог с населением все-таки придется выстраивать, поскольку ситуация в экономике области в ближайшие годы будет ухудшаться. Поэтому говорить с людьми и выслушивать их мнения без апломба и припадков агрессии придется. Лучше не откладывать, и так опоздали. Адресаты этого посыла меня, уверен, поняли.

Почему гаснет активность электората

Уже несколько месяцев в Астрахани проходит предвыборная кампания. Вроде бы событие важное – выбираем депутатов городской Думы, которые в свою очередь изберут главу города. То есть, пользуясь расхожим штампом, выборы можно назвать судьбоносными – на них определится, как будет развиваться экономика города, каково будет качество нашей жизни в ближайшее пятилетие. И тут начинаются всякие «но». 

Процесс течет вяловато
Первое и главное «но». Ощущение, что горожан выборы вообще не интересуют. Кампания идет настолько вяло, что мало кто в состоянии назвать даже дату голосования, не то что кандидатов в депутаты. На устах горожан – цены, тарифы, даже курсы валют и цена нефти – что угодно, но не выборы.
Впрочем, избирательные штабы иногда изумляют горожан лозунгами за гранью здравого смысла – Ай-Кью тут и не ночевал. Я имею в виду, например, призыв навести порядок. А что, у нас сейчас беспорядок? Если так, то кто его создавал? С администрацией президента-то согласовали такой лозунг, а то за такие намеки по нынешним временам… Но на эти ляпы не обращает внимания никто, кроме тех, кто следит за кампанией по долгу службы. Остальной же народ безмолвствует.
И ощущение, что такое положение устраивает всех участников избирательного процесса: правящую одряхлевшую и изрядно деградировавшую элиту, потенциальных избирателей, давно решивших, что результаты голосования ничего не решают и от людей не зависят, сами избиркомы – меньше страстей, меньше народу на участках – спокойнее жизнь. А с отдельными шумными претендентами на престол уже давно научились справляться – судиться могут хоть до посинения. Условия, как говорят, располагают.

Формально и фактически
Единый день голосования специально перенесен на середину сентября: вся агитационная кампания приходится на период отпусков и дач с огородами – то есть правящая элита постаралась отвадить народ от советской привычки ходить на избирательные участки и сделала это успешно. Формально выборы есть – все атрибуты налицо. А фактически – профанация, и только совсем наивные граждане всерьез думают, что выборы – это народный инструмент обновления элит. Считающие себя более продвинутыми уверены, что состав гордумы уже давно определен, как и тихо называемое имя будущего главы.
Не удивительно, что, насмотревшись на весь этот процесс в течение уже нескольких циклов, остальные граждане тихо и спокойно на выборы – как бы политкорректнее выразиться – ну, в общем, не обращают внимания. И совершенно напрасно.

Не стоит сидеть в стороне
Возможности любых манипуляций власти с институтом выборов ограничены, как ни странно кому-то это может показаться. Ограничены волей народа. Высокая явка плюс высокое политическое участие – то есть готовность в строгом соответствии с законом противостоять манипуляциям – сужают возможности этих самых манипуляций. Готовность противостоять ни в коем случае не подразумевает каких-либо противоправных, а тем более насильственных действий. Это готовность к совместным действиям, например работе наблюдателями на выборах без вознаграждения. Это готовность – если вы не включены в списки наблюдателей – находиться поблизости от участков, чтобы выявлять «карусели» и прочие милые шалости типа массового подвоза избирателей. Все это следует документировать с помощью камер на мобильных телефонах и немедленно писать заявления в органы внутренних дел, вышестоящие избиркомы и пр.
Если вас руководство организации понуждает голосовать за кого-либо, это также следует документировать и писать заявления. Если вам «повезло» и вы член участковой избирательной комиссии, но вас вовлекают в подтасовки или вы становитесь свидетелем подтасовок – не поганьте душу, не участвуйте в этом, а пишите заявления. И настойчиво требуйте их рассмотрения по существу, не отступайте. Используйте внутрисистемные возможности, они есть. И не забывайте всю эту информацию немедленно передавать в оставшиеся еще в Астрахани независимые СМИ – они есть и вы их знаете.

Все началось не сейчас
А теперь – зачем это надо. У всех другие проблемы – цены, коммунальные тарифы, денег не хватает, с работой неопределенно, уверенности в завтрашнем дне поубавилось – ну какие тут выборы, да еще и личное время тратить! Именно этой позиции и ждет правящий класс, на совести которого тяжелейший экономический кризис, в который мы все погружаемся все глубже. Неизбежность этого кризиса была описана минимум в десятках (или сотнях!) публикаций – специальных, популярных, – описана как неизбежное следствие накапливающихся в системе институциональных дефектов, в том числе и избирательной кампании 2011 года. Довольно точно назывались и сроки начала кризиса – лето-осень 2014 года. Реально он начался во 2-м полугодии 2013 года – еще до Украины.

Экономика и выборы: кто кого?
Те, кто профессионально занимается политикой и экономикой, предупредили общество своевременно. Но в 2011-2012 гг. экономика росла, и предупреждения никто не воспринимал всерьез. Да и связь между выборами и экономикой понять нелегко. Но придется. По крайней мере тем, кому надоело каждый день считать оставшиеся до зарплаты гроши и думать: зарплату-то не задержат? Кроме того, кризис нас убивает – не в переносном смысле, а в прямом. По всей России (даже по данным нашего лояльного Росстата) идет лавинообразный рост смертности, прежде всего от сердечно-сосудистых заболеваний, и по этому поводу премьер 10 июня провел разгромное совещание (кого громить-то?). По всей России и Астраханской области в том числе лавинообразно растут грабежи и убийства. Такими темпами еще два года – и по улице ходить будет нельзя.

Стучать и не бояться
Правящая элита оставила обществу два легальных и легитимных механизма коррекции своего поведения – подсматривать за ней и стучать на нее. Главное – делать все коллективно. Разобщение людей – это главный механизм манипулирования. Выборы – это тоже способ подсматривать за действиями правящего класса и стучать, стучать. Пусть даже стучать правящему классу на него самого – увидите, эффект будет.