Зелёнка или перекись водорода: в чем преимущества

Йод и зеленка содержат спирт, поэтому их нанесение даже на небольшие ранки может вызвать достаточно сильное жжение. Но в йоде содержание спирта выше, поэтому и действует он более болезненно и может спровоцировать возникновение ожога.

В случае пореза пальца, разбитой коленки у ребенка лучше наносить раствор бриллиантового зеленого. Он действует более щадяще и мягко, в то же время содействуя ускорению процесса заживления тканей и препятствуя нагноению ранки или ссадины. У йода есть свои преимущества, он более активно подсушивает, дает согревающий эффект. Это средство наносят в виде сетки на места ушибов, синяков, неудачных инъекций. Если вы получили глубокую рану, оба препарата не подходят. В этом случае поможет перекись водорода. Перекись не содержит спирт и позволит очистить рану от грязи, остановит кровь, предотвратит вторжение инфекции в поврежденные ткани.

Что будет после зеленки?

 

В августе прошлого года написал статью для «Астраханских ведомостей» о тонтон-макутах семейки гаитянских диктаторов Дювалье. Хотя статья и была написана в связи с тридцатилетием падения гаитянской диктатуры, но на самом деле посвящена она была нашим делам, точнее, полугодию демонстративного нерасследования убийства Бориса Немцова. Сейчас мы видим нескольких наших доморощенных тонтон-макутов на скамье подсудимых, но видим и то, что о заказчиках, точнее, тех, кто отдавал приказ, речи не идёт.

Диктаторы бегут, «гориллы» остаются

Ну ещё статья была намеком на начавшуюся в России уже давно кампанию нападений на «инакомыслящих». Некоторые читатели намёк поняли сразу, некоторые спрашивали, а с чего вдруг Гаити. Ну вот, уточняю. И напоминаю, что тонтон-макуты, эскадроны смерти, MIR Сальвадора Альенде, как и все другие военизированные формирования многих и многих других автократических режимов Латинской Америки, Африки, Азии, а ранее – и Европы, заканчивали плохо. Без исключений. Любая автократия создаёт подобные неформальные силовые структуры для решения политических задач подавления несогласия силовыми методами, которыми как бы не пристало пользоваться официальной полиции и армии.

Автократиям всегда бывают нужны группы крепких мужиков, способные побить кого угодно, ну или, по нынешней российской моде, зеленкой полить кого угодно. Никогда ни в одной из стран тамошние «тонтоны» не останавливались на зеленке, словесных запугивания, побоях. Они всегда переходили к убийствам. И когда автократия рушилась – а все они рано или поздно рушились без исключения – диктаторы, как правило, успешно бежали из страны. Так бежал и младший Дювалье, бежал угандийский «господин доктор президент» Иди Амин Дада, его собрат по каннибализму центрально-африканский президент-император Бокасса, даже куда более благопристойный тунисский Бин Али. И тогда народ по полной оттягивался на «тонтонах», ибо до корня всех зол руки не доставали, а «гориллам» бежать было некуда.

Эффект бумеранга

Подлости, совершенные по отношению к собственным согражданам, никогда не остаются без ответа. Это первое. Второе: как только объекты «праведного народного гнева» осознают, что закон их не защищает и, напротив, неформально санкционирует любое насилие по отношению к ним, они начинают защищать себя сами. И тогда «тонтоны», к своему огромному разочарованию, вдруг осознают, что и их закон не в силах и не в настроении защитить. Так началась гражданская война в Сирии в марте 2011 года: подростки в Дераа на стене школы написали нехорошие слова в адрес Асада. Когда родители пришли в полицию искать пропавших детей, им сказали — мол, забудьте об этих детях, идите домой делать новых, а если не можете – присылайте к нам своих жён, мы все сделаем за вас.

Остальное известно, а через несколько месяцев ада на улицах все асадовские силовые структуры начали раскалываться, потому что всегда найдутся офицеры, сержанты и солдаты, которые считают себя офицерами, сержантами и солдатами, а не гориллами. Новые части вступили в войну друг с другом.

Нежелательные организации

В России по одобрению и при поддержке власти ускоренными темпами создаются разные парамилитарные организации, которые занимаются военно-прикладными видами спорта и идеологической подготовкой. Только наивные могут не понимать, для чего эти организации создаются. Создаются и другие, куда менее явные и куда более агрессивные организации, представитель одной из них только что безнаказанно нанёс тяжкий вред здоровью небезызвестного Навального. Сталкивая вот так лбами отдельные социальные группы, чиновники и партийные функционеры подталкивают общество к гражданской войне. Гражданские войны начинаются всегда, казалось бы, на пустом месте. Все следующие поколения исследователей только ломают головы – и как это могло произойти по столь незначительному поводу? Поэтому я и напомнил о начале сирийской войны.

Подальше от чужого пира

Торт или зеленка, брошенные в человека, тем более занимающегося политической деятельностью, – это не мелочь и не допустимая шалость. Это применение физической силы в ответ на слова. И рано или поздно сила всегда начинает применяться в ответ. Не было в истории ещё ни одного исключения. И нашему обществу пора срочно включать механизм даже не самозащиты, а самосохранения. Каждый, кто уже успел или собирается «одобрямснуть», должен подумать – а сам он готов получить тот же торт/зеленку в ответ?

Переход от слов к физическим действиям – это пересечение грани гражданской войны. Лучше остановиться сейчас. Рецепт остановки для граждан – не участвовать в подобных выходках. Если узнаете об их подготовке или станете невольным свидетелем, постарайтесь все зафиксировать и передать одновременно органам внутренних дел и опубликовать в социальных сетях, предать подобные эпизоды как можно более широкой огласке. Любой такой эпизод должен быть публично осуждён и расследован вне зависимости от того, сочувствуете вы жертве нападения или нет, а виновные наказаны по-настоящему, а не фиктивно, как были оштрафованы на 500 рублей ставропольские отморозки, разбившие дорогую фотоаппаратуру фотокору «Эха Москвы». Расследования и наказания также следует добиваться в рамках действующего законодательства. Главное – не ввязываться в разборки на чужом пиру, но однозначно и публично осуждать их. И вот с содержанием этого чужого пира надо разобраться.

Награда за службу

Что и оппозиция, и обыватель называют коррупцией? Как говорится, договоримся о понятиях. Огромные расходы ряда госчиновников, никак не объяснимые размерами их легального дохода, по мнению оппозиции и обывателя, это признак коррупции. Административная элита прекрасно знает такое упрощенное понимание коррупции широкими массами и потому свои расходы особо не афиширует, но и не очень-то сильно их – расходы – скрывает. В этом «не очень-то скрывает» и есть изюминка: традиционнейшей из традиционнейших российских духовных и прочих скреп на протяжении всей многовековой российской истории было вознаграждение «государевых людей за службу». То есть деньгами, имуществом, а в отдельные периоды – и душами, слуги государевы наделялись именно за службу. Зарплата – это у всех, а особое вознаграждение за особые заслуги – какое оно может иметь отношение к зарплате?

Не уподобляйтесь Михелю

То самое, что оппозиция и обыватель считают коррупцией, элита считает совершенно обоснованным вознаграждением, если оно получено в рамках установленного неописанного порядка. То есть спор оппозиции и элиты вокруг коррупции – это спор слепого с глухонемым. И обывателя в этом чужом пиру ждёт в лучшем случае тяжкое похмелье. Поэтому обывателю лучше озаботиться своими обывательскими делами, в том числе не давать втягивать себя и в «зеленкометательные» игрища. А тем, кто на трезвую или не совсем трезвую голову решит, что он все-таки должен кого-то поддержать, кого-то по чьей-то указке или неведомому зову души наказать за неправильные мысли и слова, настоятельно рекомендую перечитать стишок Генриха Гейне «Михель после марта» и посочувствовать Михелю, проснувшемуся «утром с распухшей харей» в качестве верного раба 34-х государей. Надеюсь, в очередь за Михелем никто из читателей «Астраханских ведомостей» вставать не собирается.