Убийца астраханской оперной примы дважды уходил от ответственности

30 января 1900 года около 19.00 в одной из квартир дома на ул. Полицейской в Астрахани, и сейчас располагающемся напротив кофейни Шарлау, произошла страшная трагедия. Было совершено бандитское нападение на выдающуюся оперную приму Надежду Папаян и её престарелого отца.

Страшная трагедия
В их гостеприимном доме всегда были открыты двери для гостей. Но на этот раз под видом студентов и поклонников таланта певицы в доме оказались три головореза. Соблазнённые рассказами о деньгах и бриллиантах певицы, они решились на убийство мирно сидящих за чаем отца и дочери, которые только недавно пережили семейную трагедию — похоронили долго болевшую маму Надежды Папаян. Амвросия Никитича три раза ударили по голове свинцовым кистенём, Надежду — тоже по голове – молотком. Её крик переполошил многих и бандиты бежали. Полицией был пойман один из них — некто Матусов. При допросе он сказал, что убивал Тагиев. У доставленной в больницу пострадавшей был раздроблен череп. После операции Надежде Папаян стало легче. Она даже пыталась исполнять врачам арию из «Травиатты». Но на 5 день пошло ухудшение. Папаян ослепла, и, потеряв сознание, умерла. Ей было всего 37 лет.

Счастливое детство, романтичная юность
В табачную лавочку отца Надин всегда забегала со стайкой подружек-гимназисток. Не за табаком, конечно. Здесь было много всяких вкусностей: халва, рахат-лукум, царские маслины, марципанные фигурки… Её отец отличался необыкновенной добротой и очень любил свою голосистую, в мать, Надю. Надежда пела романсы на ученических вечерах и, как многие девочки, мечтала стать великой актрисой.

Деньги в их семье были, и отец тратил их на музыкальное образование дочери — оплатил проживание в Петербурге, учёбу в Петербургской консерватории, где экзамены у неё принимал композитор Антон Рубинштейн. Её лирическое сопрано с широким диапозоном и красивым тембром покоряло многих поклонников. И вот она уже в Милане берёт уроки вокала у профессора Вилли Фориото. Все деньги отдавая за занятия, Надин ведёт аскетический образ жизни, осваивая итальянскую школу пения. Вскоре она выступает в оперных театрах Италии, гастролирует в Тифлисе, Баку, Одессе, других городах. Тифлисский дебют певицы состоялся в дуэте с совсем ещё молодым Федором Шаляпиным в опере «Фауст» и имел огромный успех. Шаляпина заметили, а Папаян пресса назвала «армянским соловьем». Ей рукоплещут, а она пытается покончить счёты с жизнью из-за первой несчастной любви к князю Борису Агутину, чья семья противится браку с «артисточкой».

Артистическая жизнь примы складывалась ярко. В репертуаре Надежды Папаян было уже 40 партий. За ней ухаживали, из-за неё устраивали дуэли. Поклонниками таланта Надежды Папаян был Собинов, Римский-Корсаков, Ершов… Второй любовью Надежды Папаян стал молодой офицер Андрей Тон, которого она в письмах ласково называла Зякой. Из больницы, где ей должны были обрить волосы, чтобы обработать страшную рану, она шлёт ему в Петербург телеграмму: «Твои любимые волосы хотят отрезать, разрешишь ли»? И конечно, получает согласие.

Мафия бессмертна
Пойманный убийца на допросе представился персидским подданным 41 года и потомком Магомета. Он, как бы сейчас сказали, крышевал артели амбалов-гузчиков на волжских пристанях, прокручивая в месяц тысячи рублей. Жадность и жестокость его не знала границ. На суде говорил с усмешкой; «Я жил хорошо, не голодал, хвала Аллаху». Убийства он совершал, когда надо было покрывать крупные карточные долги. Он был приговорён судом к вечным каторжным работам, но перед самой отправкой совершил побег — видно, хорошо приплатил кому-то.

Тагиев вновь появляется в Астрахани уже в 1917 году, занимаясь тем же самым. И ведь не опознали бы его, если бы Тагиев не попытался при разборках застрелить из револьвера одного подрядчика, о чём написала газета «Астраханский вестник». Тагиева, совершившего попытку покушения, взял под свою ответственность из уголовного отделения председатель Совета рабочих и солдатских депутатов Баркадзе, и после разговора с преступником счёл возможным освободить Тагиева, разрешив придти на следующий день. Хорошо, что вечером его успел арестовать прокурорский надзор. Но он опять выходит сухим из воды и на этот раз.

В 1918 году Тагиев вновь объявляется в Астрахани во главе жестокой неуловимой банды. Когда его поймали снова, председатель особого отдела XI Армии Атарбеков попросил привести его к себе в кабинет, где расстрелял в упор без суда и следствия.