Выясняются причины отравления моряков под Астраханью

Члены экипажа делятся мнением

12 марта весь экипаж сухогруза «Улус Скай», следовавшего в Иран, почувствовал себя плохо. Последняя стоянка была в порту Оля, и теперь сухогруз находился в море в 171-м километре от Астрахани. Состояние моряков быстро ухудшалось, пятеро из десяти уже находились в тяжелом состоянии. Капитан судна связался с астраханскими спасателями, медики всю ночь консультировали моряков о первых мерах оказания медицинской помощи и рекомендовали зайти в ближайший порт, но ситуация стала столь серьезной, что отравленных решили госпитализировать вертолетами прямо с борта корабля.

Вывезли на вертолете

Моряки жаловались на тошноту, рвоту, жидкий стул, — рассказали КаспийИнфо в региональном министерстве здравоохранения. Старший помощник капитана, 26-летний парень, скончался до приезда спасательной группы. Пятерых пострадавших врачи территориального центра медицины катастроф доставили в лечебное учреждение в пятницу 13 марта, эвакуировав с помощью вертолета. Вечером того же дня, после прибытия судна в морской порт Оля, были госпитализированы остальные четверо. Все время следования сухогруза в Астрахань с остававшимися на борту моряками находилась бригада врачей.

По данному факту было возбуждено уголовное дело по части 2 статьи 143 УК РФ («Нарушения требований охраны труда, повлекшего по неосторожности смерть человека»).

Сухогруз «ULUS SKY» принадлежит ООО «СК «Алброс-Дон», порт приписки корабля — город Таганрог Ростовской области. 6 марта танкер с экипажем в количестве 10 человек вышел из порта города Астрахани в порт Амирабад Республики Иран. Известно, что сухогруз перевозил зерно. По последней информации, корабль находится в порту Астрахани. Как сообщают некоторые СМИ, на его борт уже прибыла замена пострадавшему экипажу.

«Изо рта шла кровь…»

Корреспондент КаспийИнфо побывал в отделении острых отравлений больницы им. Кирова и заглянул в палату к пострадавшим. Моряки в основном оказались молодыми ребятами в возрасте примерно 24-27 лет. Вид у всех был действительно не лучший: моряки лежали под капельницами, выглядели удрученными и уставшими. Расположили «морских пациентов» в двух палатах: в большой — пятеро членов экипажа во главе с капитаном, чуть ближе, в уютной маленькой — еще трое моряков. Молодой моряк признался нашему журналисту: сейчас чувствуется усталость, но самочувствие заметно улучшилось.

6 марта корабль стоял на рейде: тогда и набрали на борт продукты в последний раз. Кормили экипаж как обычно: нарезка из колбасы, кабачки, на обед подавался суп харчо, — делится работница корабельной кухни. По словам женщины, у нее «изо рта шла кровь, а что творилось у мужчин — вообще лучше не говорить». Самочувствие у моряков начало ухудшаться уже после остановки в порту Оля, у подхода к Каспию.

А вот капитан корабля «Улус Скай» от комментариев отказался, объяснив это тем, что наниматель предоставил экипажу адвоката, «который и представляет наши интересы». Все комментарии, пока ведется расследование, только от фирмы-перевозчика и владельцев судна.

Пока наш корреспондент общался с членами экипажа, в отделение пришел представитель правоохранительных органов с официальным заключением о смерти молодого старпома корабля.

Надышались токсинами

В руководстве больницы ГКБ № 3 им. Кирова комментируют: все моряки находятся в состоянии средней степени тяжести, их состояние не ухудшилось. Причину отравления моряков сухогруза в данный момент выясняют следственные органы.

Следствием рассматривается несколько версий отравления экипажа, в том числе отравление пищей, алкоголем, газом фосфин, которым было обработано зерно, — комментируют в Южном следственном управлении на транспорте СК РФ.

Версии алкогольного и пищевого отравления медики уже отмели, диагностировав отравление через дыхательные пути.

Диагноз: острое ингаляционное отравление неустановленным веществом общетоксического действия. То есть отравление произошло через дыхательные пути. Возможно, речь идет о вдыхании ядовитых паров. Отравление происходило предположительно в течение какого-то времени, не мгновенно, — рассказывает КаспийИнфо заведующая отделением острых отравлений Городской клинической больницы № 3 им. Кирова Антонина Арустамян.

Из-за чего отравились?

Если версии с алкоголем и пищей отпадают, в качестве причины отравления моряков остается вдыхание паров фосфина, бесцветного ядовитого газа. У этого вещества имеется характерный запах гнилой рыбы. Фосфин используют в качестве фумигатора — пестицида для обработки зерновых продуктов (их, как сообщалось, и перевозил сухогруз) от вредителей.

Известно, что для людей, контактирующих с этим веществом, есть четкие правила безопасности. Так, по регламенту РосАгроХима для обработки зерна используется норма применения препарата в 2,4 грамма на квадратный метр. При этом досмотр зерна и его разгрузка разрешены лишь при концентрации фосфина над поверхностью зерна на высоте от полуметра до 1 метра, а также в «межзерновом пространстве» не глубже 30 сантиметров. Таким образом, можно предположить два варианта: отравившиеся моряки контактировали с ядовитым веществом слишком близко, нарушив требования безопасности, или же была превышена допустимая концентрация фосфина.

Впрочем, как нам сообщили в Южном следственном управлении на транспорте, окончательная причина отравления станет известна лишь спустя месяц, после проведения судебно-химической и медицинской экпертиз.

Петр Александров, инженер-механик, работает на танкерах дальнего плавания: Каждая авария на воде — это совокупность человеческого фактора и форс-мажора. К сожалению, большая часть сухогрузного и танкерного флота на Каспии редко моложе тридцати лет, что влечёт за собой проблемы с усталостью металла корпуса и механизмов и с обеспечением судов запчастями.

Раз в год каждое судно должно проходить регистровую проверку на соответствие классу. Как проходит проверка на соответствие современным требованиям судна, которое строилось под требования 30-40-летней давности, можно только догадываться. Человеческий фактор чаще всего заключается в неправильном реагировании на форс-мажор. Это может быть следствием недостаточной тренированности экипажа, недостаточного количества учебных тревог, отсутствия коммуникации.

Кто следит за сельхозгрузами?

Контроль за обработкой растений ведет отдел карантинного фитосанитарного контроля и надзора на границе РФ и надзора в области внутреннего карантина растений, семеноводства и качества зерна регионального Россельхознадзора. Кстати, фитосанитарные контрольные посты имеются в пунктах рейда сухогруза (порты «Астрахань» и «Оля»), то есть должны были проконтролировать обработку его груза — зерна. Однако в отделе нам сообщили, что пестицидами вплотную не занимаются: выезжают на проверки, но дать конкретную информацию по их использованию не могут.

Зато нам посоветовали обратиться в подведомственный Россельхознадзору «Республиканский фумигационный отряд», занимающийся обеззараживанием. Но никаких контактов филиала предприятия в Астрахани нам найти не удалось.

Как нам сообщили в управлении федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному контролю по Астраханской области, сейчас контроль за пестицидами, в том числе ядовитым фосфитом, никем не ведется. Раньше это входило в обязанности ведомства, но затем их «отобрали» и никому так и не вменили.

Антонина Арустамян, заведующая отделом острых отравлений ГКБ № 3 им. Кирова: Будем надеяться, что никаких тяжелых последствий данное отравление за собой не повлечет: в нашем отделении моряки пролежат еще два-три дня. За последние несколько лет подобный случай — отравление моряков неизвестным токсическим веществом — в нашем отделении первый. В основном к нам попадают люди после отравлений скорее лекарственными препаратами, химикатами все же очень редко.